Новости партнеров

Самое свежее

Алексей Рощин. Вылезет ли Путин из бункера? Александр Росляков. Почему стань нашим президентом Бог, премьером станет черт Российские патриоты мощно против гонений на оппозиционеров на Украине! Борис Григорьв. О ложном страхе гражданской войны Игорь Олин. В России на одну школу 100 силовиков, а защищать её должна тётя Маша Эль Мюрид. Теракт в казанской школе – убийственный провал системы
Загрузка...

Александр Росляков. Почему лечить народ в России нерентабельно, а бомбить Воронеж – выгодно?

  • За последние годы в наш политический лексикон прочно вошло выражение «бомбить Воронеж» – то есть причинять России всякий вред руками ее же власти. Вот свежий и весьма показательный пример.

    В Забайкальском крае разошлась вовсю оптимизация здравоохранения под грифом сокращения бюджетных трат. 2021 год начался с закрытия больницы в селе Харагун, обслуживавшей 4,5 тыс. человек. Село, основанное в 1895 году как разъезд на строившейся тогда Забайкальской железной дороге, 100 с лишним лет помалу прирастало и народом, и удобствами для его жизни. Но где-то с середины путинского марша на превращение нашей страны в бензоколонку, которая все нужное ей купит за границей, Харагун стал загибаться под стать прочим «лишним селам». В итоге стало очевидно, что и лечить его «лишних людей» никакого смысла нет.

    И министр здравоохранения Забайкалья Анна Шангина на встрече с жителями Харагуна, недовольными закрытием их круглосуточного стационара, явила все ее язвительное красноречие:

    «Почему в Харагуне нет гипермаркета «Абсолют»? Потому что гипермаркет «Абсолют» не будет работать здесь, нерентабельно... А теперь про рентабельность медиков поговорим... Медицина теперь сама себя кормит...»

    И еще добавила с эдаким надменным чиновничьим сарказмом:

    «Вам зачем нужна круглосуточная больница – поесть или переночевать?»

    Нет, ответила ей глава села Вера Кондрюк. В селе всего одна «скорая», очень старая, и доставить на ней пациента в райцентр Хилок, до которого 3-4 часа по грунтовой дороге, крайне трудно, а в непогодь и невозможно.

    Но это все для нашего начальства, дружно взявшегося нынче «бомбить Воронеж», не резон. Ибо на кой ляд ему этот недойный, бесполезный ископаемый «Воронеж»? Одни расходы на него! Вот если б он давал что-то полезное – даже не нефть, а хоть какую-то картошку или кровельные гвозди – еще куда ни шло. Противен новым русским барам наш народ, но будь он при каком-то деле, еще можно вытерпеть. А так – картошку мы завозим из Египта, гвозди – из Китая, рабочую силу – со Средней Азии. Вот и пошел, видать, гулять по верхам такой «устный конверт»: «Снарядов по «Воронежскому фронту» не жалеть, больницы чуть что закрывать!»

    Вдобавок в этом же Харагуне только-только выросло хорошее альтернативное место исцеления – уже духовного – церковь Андрея Первозванного. Которая, не в пример гипермаркету «Абсолют» место себе в этой забытой богом глубинке нашла и, стало быть, работает рентабельно. Это лечить людишек в путинской    России для казны невыносимо. А учить поклоняться тем, кто одной рукой ей заправляет, а другой «бомбит Воронеж» – ибо «несть власти аще не от Бога» – очень даже по карману.

    И в этом Забайкальском селе Харагун на нашем Дальнем Востоке, откуда новая заря встает, нарисовался целый «воронежский» замкнутый цикл, экономически жутко эффективный. Больница закрывается – сразу выигрыш тройной: не надо ее содержание оплачивать, от коммуналки до врачей; людишки быстрей дохнут – пенсии платить не надо; меньше народу – меньше египетской картохи завозить... На эту экономию и храм можно забабахать, дабы держать «воронежцев» в узде, а без больницы он еще и прибыль даст за счет роста числа платных молитв за здравие и отпеваний.

    И таким «воронежским» путем, если хорошо натоптать его, мы даже при дешевой нефти выскочим в экономические дамки: меньше народу – лучше сальдо сходится!

    Да, брезжил нам когда-то и другой путь, неворонежский – самим растить эту картоху и свои же гвозди выпускать, дабы родной народ был нужен хоть на что-то кроме как для отпевания... Но мы им не пошли: видать, сам Бог не дал – ну или патриарх, своим карманом в нем не заинтересованный...

24

Комментарии

11 комментариев
  • Павел Артемьев
    Павел Артемьев12 января+10
    Потому что нам - надо быть честными самим с собой. Нас - таки захватили половцы и печенеги. Абсолютно чуждая нам орда. И теперь - она высасывает из нас все соки, одновременно гнобя нас и уничтожая. А на верху - сидит печенежский хан и издевательски смеется..
    • дмитрий жу
      дмитрий жу12 января+3
      Хазарский..., Кремлевский Каганат....
    • Дмитрий Тим
      Дмитрий Тим12 января+9
      К сожалению, не половцы и не печенеги. Все эти змеиные отпрыски постоянно вырастают из собственного народа. Дело в отрицательном отборе: "наверх" вылезают худшие из худших: агрессивные, жадные, лживые, циничные.
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов12 января-1+2
    нет, не скинуть нам уже этих паразитов.
    • Искандер Смеющийся
      Искандер Смеющийся13 января
      А кто их собирается скидывать? У Путина стабильные 70%, у ЕдРоссии почти столько же. Ну вот Хабаровск побузил немного, и что?
  • Зря спешил
    Зря спешил12 января+1
    Но нужно отнестись с пониманием!
  • Иннокентий Аврохин
    Иннокентий Аврохин12 января+2
    Платные молитвы и воронежские бомбы для такого послушного народа = награда за их терпение, который даже на "выборах" Путина голос суёт за Путина и его кобанду.
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов12 января+2
    Раньше на Руси было настоящее православие, люди верили в Христа, в православные духовные ценности и в загробную жизнь, где всем воздастся по заслугам. В СССР религию отставили в сторону как пережиток прошлого. Моральные ценности перенесли в моральный кодекс строителя коммунизма, а вместо загробной жизни предложили хорошую замену: при жизни - уважение окружающих, а после смерти - светлую память потомков. Если помнят и ценят, то это и есть жизнь после смерти. Когда СССР и социализм потерпели поражение, в обществе появился моральный вакуум. Государство оседлали люди, которые не верят ни в Бога, ни в чёрта, жизнь для них - это то, что здесь и сейчас, уважение окружающих - пережиток прошлого, память потомков - тем более. После нас - хоть потоп! Напоказ они делают вид, что религия по-прежнему существует и всячески продвигают её, так как если её не будет для остальных, то их обязательно сметут
    • Сергей Жуков
      Сергей Жуков13 января+3
      Сергею Бахматову, любителю православных сказок. В нашей православной боголюбивой стране как только отменили обязательное посещение церкви 8 солдат--из каждых 10--забыли туда дорогу. В Русской литературе на одно положительное упоминание служителя церкви найдет 9 отрицательных. Когда я прочитал "Очерки бурсы" (Помяловский) я думал сначала, что писалось это о временах Тараса Бульбы, потому что сие было гноище глупости. Ошибся. Описывалась середина 19 века. А если вспомнить все таки конец 17 века, то...." Усиление карательных мер против старообрядцев нельзя ставить целиком насчет правительства царевны Софьи: то было профессиональное занятие церковных властей, в котором государственному управлению приходилось обыкновенно служить лишь карательным орудием. К тому времени церковные гонения вырастили в старообрядческой среде изуверов, по слову которых ТЫСЯЧИ совращенных жгли себя ради спасения
      • Сергей Бахматов
        Сергей Бахматов13 января+1
        Жуков, подучись хотя бы чуть-чуть, а потом уж будешь эпитеты подбирать. Надо уметь различать понятие религии и церкви. Народ в России был религиозным, но в церковь мог не ходить или ходить только по религиозным праздникам, а церковных служителей вообще недолюбливать. Религиозное мировоззрение - это крупный этап в эволюции мировоззрения человечества. Сначала было мифологическое, потом религиозное, а теперь религиозное вытесняется научным мировоззрением. С вытеснением религии моральные ценности её исчезают. Если не обеспечить замену их полноценной идеологией, то общество будет деградировать.
  • Искандер Смеющийся
    Искандер Смеющийся13 января
    Я вот одного не могу понять - а почему именно Воронеж надо бомбить?