Самое свежее

Адская иерархия Александр Росляков. Зачем писать, когда страна тяжелой глухотой больна? Алексей Рощин. Так были ли американцы на Луне? И почему не могут повторить? Владимир Поляков. О том, что курица не хищник... Двустишья Аббас Галлямов. Мы побеждаем Украину, а нас – НАТО... Не только кремлеботы

Привычка помалкивать и кланяться

  • Люди привыкают не только к войне, но и к антивоенным выступлениям и словам. Хотя эти выступления могут грозить тем, кто не побоялся выйти на протест, разрушением привычной жизни и потерей свободы. Но и они становятся для окружающих привычным бухтением, рядом с которым можно продолжать свою нормальную жизнь. А поскольку это бухтение еще мешает порой продолжать нормальную жизнь, от него начинают отмахиваться, отделываться с неприязнью.

    Потом начнут искать в нем неправоту, продажность (это уж всегда!) и психологические отклонения: «Но мы же нормальные, тоже все понимаем, но ведем себя иначе, разумно; значит, те – не разумные и не нормальные».

    Так с позиции уважительной молчаливой поддержки: «мы сами по разным обстоятельствам не можем, но уважаем тех, кто смог» будет происходить сдвиг в сторону раздражения против тех, кому «больше всех надо». Из людей, представляющих переживающее за них тихое большинство, эти протестанты могут превратиться в тех, кто представляет только себя. И становиться все более изолированной группой, вызывающей у прочих одно отвращение.

    По мере укрепления новой реальности критики очевидного всем абсурда превращаются в изолированную группу неуравновешенных идеалистов.

    Выживание в долговременной реальности требует свыкания и привыкания, а ему противоречат не только сами военные события, но и слова, напоминающие о их ненормальности. У длительной войны множество недостатков по сравнению с короткой и победоносной, но есть и некоторые преимущества: она дает время приучить людей к тому, что такое вообще возможно, и маргинализировать тех, кто продолжает считать, что невозможно.

    Этому способствует и слово «работа»: работает артиллерия, работает авиация, работают танки, «где папа? – на работе»; не мешайте людям работать, проходите, не задерживайтесь.

    И чтобы не оказаться незаметно для себя «по ту сторону добра и зла» – там, где работает «по площадям» артиллерия, этика молчащих должна состоять хотя бы в том, чтобы продолжать считать говорящих своими.

9

Комментарии

1 комментарий
  • Дмитрий Тим
    Дмитрий Тим28 июня
    Да, большинство россиян старается сделать вид, что жизнь осталась "в пределах нормы", что можно жить как раньше. Кстати, меня тоже передёргивает от слова "работа", и вообще от нормализации войны.