Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Выборы – это бои без правил, где без уличного подкрепления не победить Андрей Нальгин. О закручивании гаек в России Алексей Чадаев. Еще несколько заметок об итогах этих выборов Интернет и гражданское самосознание электората Эль Мюрид. Почему «умное голосование» Навального – это впустую Александр Росляков. Бегство Путина: от спятившего на распилах бордюрбая черт сбежит!
Загрузка...

Блокада Ленинграда и постсоветская интеллигенция: увы и ах!

  • Я поучаствовал в примечательном диалоге.

    – Блокады Ленинграда не было. Ведь блокада – это когда со всех сторон, а не с трех.

    – А вот командующий ГА Север был иного мнения: "После взятия Тихвина водный путь через Ладожское озеро для Ленинграда перерезан. Неприятель имеет возможность связи с внешним миром лишь посредством авиации и радио. В любом случае дальнейший подвоз предметов снабжения в большом объеме невозможен, так как единственный район, через который он еще может проходить – местность между Тихвином и Свирью – не имеет крупных шоссе и железной дороги."

    – И что доказывают эти победные немецкие реляции, если они не соответствуют действительности? Достаточно посмотреть на карту, чтобы увидеть, что блокады не было!

    – Но это не "победные реляции", это запись в KTB. Знаете, что такое KTB?

    – Не знаю и знать не хочу. Вы мне скажите: снабжение через Ладогу было?

    – KTB – это секретный отчет. И там написано: "В любом случае дальнейший подвоз предметов снабжения в большом объеме невозможен". Не называть блокаду блокадой на том основании, что к городу вела тоненькая и атакуемая с воздуха ниточка снабжения через воду, а потом через лед – то же самое, что не называть Освенцим лагерем смерти, потому что там давали пищу и малая часть его узников осталась в живых.

    – Это уже вопрос терминологии. Можно рассуждать, что мол почти блокада – это всё равно что блокада. Но и говорить о том, что блокады не было – совершенно корректно.

    – Если это так, почему об этом не говорят современные историки? Они не смотрели на карту?

    – Все это видят, но академические историки боятся писать нечто, настолько противоречащее сложившейся традиции.

    – А английские или немецкие историки? Или они тоже не видели карты?

    – По-английски это называется Siege of Leningrad – т.е. осада, а не блокада. А это слово не требует воздыхательств у карты.

    – Постойте, но даже английская википедия пишет: "The siege of Leningrad was a prolonged military blockade..." Где же английские опровержения, что блокады не было?

    – А почему Вы меня спрашиваете об английских и немецких историках? Я что – метаисторик? И я, и Вы (и, полагаю, все историки) знаем, что осада Ленинграда в строгом смысле слова не была блокадой. Для этого достаточно взглянуть на карту...

    И все по кругу снова...

     

    Поразительна все же та часть постсоветской интеллигенции, к которой относится мой оппонент. Не просто безграмотна, но и не желает ничему учиться ("я что – метаисторик?") – и тем не менее уверена, что от нее скрывают Правду и достаточно лишь "взглянуть на карту", чтобы преодолеть морок академической истории. А преодолев, можно вернуться к "перцепции и рецепции в теории искусства" (название одной из работ моего оппонента).

    Мне же после такого разговора остается лишь развести руками и в очередной раз припомнить, что даже св. Франциск проповедовал птицам вообще, а не дятлам отдельно.

     

    Igor Petrov

13

Комментарии

2 комментария
  • Иннокентий Аврохин
    Иннокентий Аврохин3 апреля+4
    Мне уже надоедает писать о еврейском совете. "Если вы спорите с дураком, то вас уже двое." Этого вашего "интеллигента" - оппонента засунуть бы в блокадную осаду и не давать жрать ему два года. Жаль поумирали блокадники, а то бы ему морду начистили за такую эквилибристику словами.
    • Татьяна Татьяна
      Татьяна Татьяна4 апреля+2
      Да примеров подобных диалогов сколько угодно можно привести! Одна интеллигентная дама промонархических взглядов до посинения спорила, что в РКМП всегда можно было договориться с помещиком, чтоб при продаже крепостных не разлучались члены семьи. Сам факт продажи людей эту голубицу нисколечко не волновал.