Новости партнеров

Самое свежее

Перерастет ли наша экономическая рецессия в экономическую депрессию? Темные механизмы деградации экономики Константин Семин. Два разных отечества. То, что буржуи творят с нами – хуже всех козней США! Придворный рикошет. Чем процесс по Улюкаеву грозит Сечину Спасет ли «Дачный закон» бюджет России? Не сын Пескова Александр Росляков. Христос воскрес – воскреснет и СССР!
Loading...
Loading...
Загрузка...

Что год грядущий готовит нашей экономике?

  • В чем радость нашего бытия в уходящем 2016 году? Экономика вроде бы падала, но все-таки стремилась выровняться и даже приподняться над сумраком. Минусы сжимались, а с середины года начали переходить в робкие плюсы в промышленном производстве.

    Удерживались добыча и экспорт сырья, а рост цен на нефть, пусть и с колебаниями, продолжался весь год, заставляя нас забыть об ужасах января 2016 года, когда нефть "Брент" стоила на мировых рынках 28-29 долларов за баррель. Нынче нам светит солнце – 55 долларов за нее, родимую, дающую нам хлеб, молоко и тепло.

    В глобальных финансах весь 2016 год была свистопляска. Доллар ходил между 1,15 и 1,05 к евро. Золото прыгало вверх на 30 процентов, потом вниз на 20 процентов. У биржевых цен на природный газ годовой максимум от минимума отличался в 2,3 раза. Медь вдруг выросла на 40 процентов, алюминий – на 15 процентов. Зато еще один российский экспортный товар – зерно – провалился на 15 процентов, хотя цены на него ходили туда-сюда в 2016 году внутри 30-процентного коридора.

    Что ж, нам все эти пенные валы были нипочем. Они терялись в драйве российской экономики, который шел от неуклонного роста мировых цен на нефть.

    Будет ли так в 2017 году?

    Многие на рынках ждут, что нефть вот-вот провалится вниз. Шансы на это высоки. Но даже если нефть будет стоить больше, чем 50 долларов за баррель, все равно за бортом спокойно не будет. Из года в год глобальные финансы трясет, и важно, чтобы у нашего корабля были сильны собственные двигатели роста.

    А они сильны? Да не очень. Денежные ручейки из-за рубежа продолжают потихоньку испаряться. В инвестициях – процент заоблачный, кредит мало доступен ("умеренно жесткая денежно-кредитная политика"), рубль опять переоценен, как до кризиса, его курс мешает росту. Кредиты среднему и малому бизнесу в 2014-16 годах упали на 17 процентов. При двузначной инфляции, в "реальных ценах" – примерно на 35-40 процентов.

     

    Из России вымело весь запас портфельных инвестиций, накопленных с начала 2000-х годов, четверть иностранных ссуд, выданных крупным сырьевым компаниям. Накопленные прямые инвестиции – минус 40 процентов в 2015-16 годах.

    Кроме того в этом году номинально, из месяца в месяц сокращались доходы бюджета и, значит, его способности финансировать рост. Никому не хочется стоять на месте. Но как расти регионам, средним и малым бизнесам под этим асфальтом? Как делать это только на собственные средства, когда дома – великое финансовое замораживание?

    Что еще? Внутри экономики, даже когда она пытается приподняться, тлеют два кризиса. Большие и затяжные минусы во всем, что касается населения: реальные доходы, розница, "социалка", инвестиции в инфраструктуру "для нас". Это кризис доходов и потребления домашних хозяйств.

    Еще один кризис, обещающий годы вялости – инвестиционный. В производстве конструкционных материалов, в строительстве, во вложениях в основной капитал в реальных ценах – падение на длинной дистанции. При норме накопления (Инвестиции/ВВП) в 18-20 процентов такие экономики, как наша, не растут, а существуют, тихо жалуясь.

    Так что российское хозяйство напоминает человека, у которого был сильный удар, его лечили как-то не очень, связывали руки, закатывали в холодные мокрые простыни, но тем не менее он выжил и пытается встать, пройти по коридору и дальше как-то жить. Тем более что ему торжественно вручили пару костылей, и он может на них опереться.

    О чем речь? В нашей слабо ходящей экономике все-таки есть устойчивые островки роста. Сырье – с ним пока более-менее в порядке, крупнотоннажная химия, металлы. Внешний спрос не падает, и экспортерам помогла девальвация рубля.

    И еще есть взрывной рост в военно-промышленном комплексе (там больше 10 процентов, как было сказано в Послании президента России Федеральному Собранию) и в аграрном секторе. А это счастье откуда?

    Там созданы "парники" – искусственно нормализованы условия для бизнеса. Много бюджетных денег, доступен кредит, низкий процент (за счет процентных субсидий), сильные налоговые стимулы. И экономика в ответ немедленно начинает подъем. Когда сегодня слышишь, что нет спроса на деньги, что у банков перебор с ликвидностью и можно дальше всё сжимать и никого не пускать к деньгам – ответ простой: посмотрите, пожалуйста, что происходит в бизнесе, когда ему, пусть искусственно, создают нормальные условия в кредите, проценте, налогах, в участиях бюджета. На все это он сразу же начинает набирать обороты.

     

    Но пусть они есть – островки роста, пусть экономика пытается приподняться, но общий пейзаж – сероватый. С такой нормой инвестиций, с такой "социалкой", с такими убогими финансами – не растут, живут около нуля. Может быть, пойдем еще чуть-чуть в плюс, может быть, даже временно хорошо уйдем в плюс, если нефть вдруг подскочит. Но дело это неверное, потому что нет ничего более ходящего ходуном, чем цены и валютные курсы в глобальных финансах. И в любой момент они могут сорвать нас вниз, тем более что в экономику постепенно, день за днем закладывается новая мина.

    Какая? Каждый день мы видим, как готовится четвертая взрывная девальвация рубля, похожая на сценарии 1998, 2009, 2014 годов. Стабилизация рубля при очень высоком проценте в рублях вызывает приток спекулятивных денег, прежде всего из-за рубежа, в операции "кэрри трейд". Валюта вкладывается в рубли под высокий процент, а заякоренный рубль дает возможность их вывести через какое-то время обратно, обратить рубли "назад" в доллары/евро, получив очень высокую по мировым меркам валютную прибыль. Это обычный механизм подготовки будущего финансового кризиса в России (и не только), который сработал уже три раза.

    Эти горячие деньги в любой момент могут повернуть обратно. При любом внятном риске, любом значимом ценовом колебании у доллара, нефти, при малейшем испуге инвесторов может наступить так называемая "внезапная остановка" капитала. Она способна повалить рубль и вызвать все прелести нового финансового кризиса.

     

    Когда-то это должно закончиться. Кто-то когда-то должен сделать решительные шаги по превращению нашей не такой уж великой сырьевой экономики, находящейся на всех ветрах и глубоко зависящей от внешних факторов, в открытую универсальную экономику, основанную на глубоком внутреннем спросе и предложении.

    Кто-то когда-то должен заняться восстановлением "экономики простых вещей". Ведь это стыдно делать, по статистике, одну юбку в год на 25 женщин и один пиджак на 70 мужчин. И даже 5 троллейбусов и 2 трамвая в месяц на всю страну – это тоже стыдно (Росстат, 2015).

    Кто-то должен решительно восстановить "экономику средств производства", а не только пачками закупать их на востоке и на западе. 350 металлорежущих станков в месяц – это стыдно, хотя это большой успех. Еще пару лет назад их было 150 – 200 штук в месяц. И еще кто-то должен вернуть нам инновационную экономику. Это очень стыдно – делать в год по на 4-5 долларов вычислительной техники на каждого российского жителя.

    Но кто эти люди? Кто это должен? Мы сами. 146 миллионов человек заслуживают большой экономики – для всех способностей и талантов – а не только жизни у нефтяного крана. И только наша решимость, только наше общее осознание того, что нам нужна большая побеждающая экономика с очень высоким качеством жизни даст нам возможность найти идеи, политику и действия, которые войдут в историю как такое же чудо, какое было совершено народом в экономике 1941 – 1945 годов.

     

    Яков Миркин

4

Комментарии

3 комментария
  • Pol Polit
    Pol Polit29 декабря 2016 г.-1
    "Когда-то. Кто-то. Кто-то когда-то. Кто-то должен..." ------ Ага, марсиане. Должны. А вы будете всё за ЕдРо голосовать.
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков30 декабря 2016 г.
    Но что же нужно сделать для того, чтобы забредило такое подавленное суровою действительностью существо, как Корела? — Очень немногое: нужно только иметь наготове запас фантастических картин, смысл которых был бы таков: вот радости, которые тебя впереди ожидают! Или, говоря другими словами, надобно постоянно и без устали лгать «Внушать доверие» значит перемещать центр «бредней» из одной среды (уже избредившейся) в другую (ещё неискушенную бредом)… Что нужно сделать, чтобы «внушить доверие»? Очень немногое: нужно только иметь наготове запас фантастических картин, смысл которых был бы таков: вот радости, которые тебя впереди ожидают! Или, говоря другими словами, надобно просто постоянно и без устали лгать. Весь вопрос заключается лишь в том, скоро ли нас уличат? Ежели не скоро — значит, мы устроились до известной степени прочно; ежели скоро — значит, надо лгать и изворачиваться заново. За
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков30 декабря 2016 г.
    Ежели не скоро — значит, мы устроились до известной степени прочно; ежели скоро — значит, надо лгать и изворачиваться заново. Задача довольно трудная, но она будет в значительной мере облегчена, ежели мы дисциплинируем язык таким образом, чтобы он лгал самостоятельно, то есть как бы не во рту находясь, а где-нибудь за пазухой. Мы всегда были охотниками полгать, но не могу скрыть, что между прежним, так сказать, дореформенным лганьём и лганьём нынешним такая же разница, как между лимоном, только что сорванным с дерева, и лимоном выжатым. Прежнее лганьё было сочное, ядрёное, пахучее; нынешнее лганьё — дряблое, безуханное, вымученное.