Новости партнеров

Самое свежее

Александр Русин. Три сценария для Европы – как одолеть сатану, что там сегодня правит бал Сталин – современник Путина: борьба двух этих лиц выходит на первый план Политической цензуры у нас нет. Но возможность сесть за любой чих – есть! У Путина в плену. Почему его уход сейчас станет для нас кошмаром Эту память не задушишь, не убьешь… А жечь не пробовали? У Христа за пазухой. Разговор атеиста с неофитом
Loading...
Loading...
Загрузка...

Максим Соколов: Старикам тут не место. Минфин анонсировал окончательное решение пенсионного вопроса

  • Минфин и ЦБ вдруг исполнились решимости и объявили о радикальных и скорых мерах по упромысливанию пенсионного вопроса.

    То, что вопрос назрел и даже перезрел, стало очевидным давно. С одной стороны, «не китайскою стеною от людей отделены мы», а о приближающемся крахе пенсионной системы говорят по всему миру. Точнее — говорят в той части мира, где пенсии по старости существуют в обиходе и на них худо-бедно можно жить. Где-нибудь в Либерии или Сомали о крахе системы не говорят по причине отсутствия таковой. Там же, где пенсии что-то значат для стариков, будущее системы, впервые внедренной князем Бисмарком, является весьма мрачным.

    При неумолимом росте той доли народонаселения, которая с ложкой, т. е. при общем увеличении продолжительности жизни или, говоря другим языком, доживания, и при столь же неумолимом сокращении тех, кто с сошкой, т. е. тягловых возрастов при низкой рождаемости иначе и быть не может, получаются ножницы. Пенсионные расходы растут, располагаемые доходы падают. Примерно как то, что испытали нефтедобывающие страны, только в глобальном масштабе. Причем если нефтяные доходы волатильны — Бог дал, Бог и взял, а потом, быть может, снова даст, то пенсионные ножницы только разъезжаются дальше, и обратного процесса не видно даже в теории.

    Возможно, начинание князя Бисмарка, просуществовав полтора века, в наступающем прекрасном новом мире вообще прекратится. Наверное, со стариками будут все же обходиться лучше, чем в «Легенде о Нараяме», но конкретные механизмы в тумане

    Но эти мрачные глобальные перспективы, быть может, еще достаточно далеки от полного воплощения. Наши министры скорее были движимы чисто бухгалтерской логикой. Конкретный бюджет РФ стал трещать, после чего «настала эпоха великих свершений: уж больно ты грозен, как я погляжу».

    Ибо пока Бог по грехам терпел и бюджет был профицитен, пенсионная политика напоминала поведение трусливого купальщика. Предлагались различные механизмы, писались письма счастья, разрабатывалась хитроумная система начисления баллов, накопительная часть пенсии куда-то перекидывалась, и в результате граждане вообще перестали понимать даже не то, что будет с ихними пенсиями, возможно, этого не понимает никто, но стало и совершено непонятно, что думает на этот счет правительство. Идеологи в своих выступлениях дошли до того, что стали, как В. А. Мау, объяснять, что в будущем светлом мире все пенсионное дело станет отличаться свободной текучестью фиксированного пенсионного возраста не будет, гарантированной пенсии тоже не будет, а граждане сами станут выбирать себе модель обеспечения на старость. Вроде как сейчас выбирают тариф на телефон или на самолет, где тоже такая вариативность, что черт ногу сломит, а с пенсией вариативности будет еще больше, но никто себе ногу не сломит, а все будут чрезвычайно довольны.

    Благопотребное многоглаголание все продолжалось и продолжалось, нерешительный купальщик все пробовал воду ножкой, как вдруг все изменилось. Испуская неистовый голос природы, пловец внезапно бросился в пучину, ухая и гикая.

    Имеется в виду выступление заместителя министра финансов А. В. Моисеева на экономическом форуме «Швейцарского кредита». Моисеев сообщил: «Новая пенсионная модель разрабатывалась совместно с ЦБ и при активном участии Всемирного банка. Я не знаю, сколько получают пенсионеры в Австралии и Новой Зеландии, но, когда мы с вами будем работать с такой же производительностью труда, у нас, возможно, будут высокие пенсии».

    Пока же пенсии будут невысокими. «Пенсионного обеспечения будут лишены те граждане, чей среднемесячный доход превышает 50–100 тыс. руб., им придется думать о пенсии самостоятельно… Подобный формат пенсионной системы считается наиболее эффективным как с точки зрения вовлечения людей, так и с точки зрения ответственности людей за пенсионные накопления». Поскольку государство не в состоянии выплачивать гражданину 40% его заработка на пенсии, если он всю жизнь получал 100 тыс. в месяц, решено переложить ответственность за пенсии на граждан. «Начиная с 45–50 тыс. вы можете копить на пенсию сами», — заявил представитель Минфина.

    Такой неистовый голос то ли природы, то ли минфина, то ли Всемирного банка (служителям последнего надо же чем-то заниматься, вот они и раздают полезные советы жителям недоразвитых стран) вызывает ряд вопросов.

    Не очень понятно, откуда вообще взялись австралийские и новозеландские антиподы в качестве бесспорного образца для дорогих россиян. Ссылка на опыт дальних (в ланом случае — даже сверхдальних) стран, «за морем житье не худо» производила электрическое действие на публику лет двадцать пять назад. С тех пор сограждане если не поумнели, то во всяком случае исполнились сильного скепсиса насчет заморских чудес.

    Тем более, что сравнение Австралии, а еще более Новой Зеландии с Россией является козырным аргументом разве что для деятелей финансового блока правительства РФ. Прочим людям более или менее ясно, что при таком различии стран во всех отношениях с тем же успехом можно составлять рекомендации по разведению кенгуру и сумчатых медведей в российском АПК. А равно и рекомендации по переименованию председателя правительства РФ в Медведева-Сумчатого. Пользы будет столько же или даже больше.

    Легкость в мыслях необыкновенная присутствует и в цифровой конкретике. За фразу «среднемесячный доход превышает 50–100 тыс. руб» экономиста — тем более финансисты — нужно сразу если не убивать, то во всяком случае увольнять с волчьим билетом. Чтобы впредь понимал разницу между «х» и «2х». О таких тонкостях, как 100 (50) тыс. руб. чистыми или грязными — денежка любит точность — уже умолчим.

    Если оставить словесные украшения, то все сводится к тому, что неперсональные пенсии (персональные — это другое и даже святое) будут по максимуму достигать 16 тыс. руб. и ни в чем себе не отказывай, причем это даяние будет распространяться лишь на граждан с доходом 45 тыс. руб. и ниже. А «начиная с 45–50 тыс. (страшные деньги. — М. С) вы можете копить на пенсию сами».

    Вообще-то проще сказать: «Казна пуста, вертитесь как хотите». Всемирный банк, Новая Зеландия и прочие аргументы в этом роде в такой ситуации не утешают, а, напротив, озлобляют.

    Тем более, что копить на пенсию самим всегда возможно, даже и с самого умеренного дохода. Взять хоть Акакия Акакиевича Башмачкина — «Акакий Акакиевич имел обыкновение со всякого истрачиваемого рубля откладывать по грошу в небольшой ящичек, запертый на ключ, с прорезанною в крышке дырочкой для бросания туда денег. По истечении всякого полугода он ревизовал накопившуюся медную сумму и заменял ее мелким серебром. Так продолжал он с давних пор, и, таким образом, в продолжение нескольких лет оказалось накопившейся суммы более чем на сорок рублей. Итак, половина была в руках; но где же взять другую половину? Где взять другие сорок рублей? Акакий Акакиевич думал, думал и решил, что нужно будет уменьшить обыкновенные издержки: изгнать употребление чаю по вечерам, не зажигать по вечерам свечи, а если что понадобится делать, идти в комнату к хозяйке и работать при ее свечке; ходя по улицам, ступать как можно легче и осторожнее, по камням и плитам, почти на цыпочках, чтобы таким образом не истереть скоровременно подметок; как можно реже отдавать прачке мыть белье, а чтобы не занашивалось, то всякий раз, приходя домой, скидать его и оставаться в одном только демикотоновом халате, очень давнем и щадимом даже самим временем. Сначала ему было несколько трудно привыкнуть к таким ограничениям, но потом как-то привыклось и пошло на лад; даже он совершенно приучился голодать по вечерам; но зато он питался духовно, нося в мыслях своих вечную идею будущей шинели». Можно носить в мыслях и идею новой реальности, в последнее время усиленно пропагандируемой министрами и самим Д. А. Медведевым. Тоже утешает.

    Есть, правда, одна сложность. Акакий Акакиевич жил в эпоху металлических денег, не подверженных инфляции — что накоплено, то накоплено. Но прогресс не стоит на месте, и проблема сохранения сбережений весьма остро стоит перед маленьким человеком в эпоху глобального капитализма. Вспомним хоть судьбу наших Акакиев Акакиевичей в1991 г., хоть судьбу Соломона Абрамовича Трона, выведенного Ильфом и Петровым в «Одноэтажной Америке» под именем мистера Адамса — «Надо было платить колоссальные взносы, но я пошел на это, чтобы к старости стать богатым человеком. Я выбрал два самых почтенных страховых общества в мире – петербургское общество «Россия» и одно честнейшее немецкое общество в Мюнхене. Сэры! Я считал, что если даже весь мир к черту пойдет, то в Германии и России ничего не случится. Да, да, да, мистеры, их устойчивость не вызывала никаких сомнений. Но вот в девятьсот семнадцатом году у вас произошла революция, и страховое общество «Россия» перестало существовать. Тогда я перенес все свои надежды на Германию. В девятьсот двадцать втором году мне исполнилось ровно пятьдесят лет. Я должен был получить четыреста тысяч марок. Сэры! Это очень большие, колоссальные деньги. И в девятьсот двадцать втором году я получил от Мюнхенского страхового общества такое письмо: «Весьма уважаемый герр Адамс, наше общество поздравляет Вас с достижением Вами пятидесятилетнего возраста и прилагает чек на четыреста тысяч марок». Это было честнейшее в мире страховое общество. Но, но, но, сэры! Слушайте! Это очень, очень интересно. На всю эту премию я мог купить только одну коробку спичек, так как в Германии в то время была инфляция и по стране ходили миллиардные купюры. Уверяю вас, мистеры, капитализм – это самая зыбкая вещь на земле».

    Применительно к большей части наших сограждан — понятно, что не к руководящим работникам ЦБ и Минфина — слова «можете копить сами» эквивалентны словам «Бог подаст». Бог-то в своей неизреченной милости подаст, о том и в молитве «Отче наш» сказано, но зачем тогда вообще министры экономического блока?

9

Комментарии

3 комментария
  • Поляр Поляр
    Поляр Поляр24 мая 2016 г.+4
    Статья, еще один комментарий на тему "классового общества". Но классовое общество и его перспективы давно уже глубоко изучены и все изложено в многотомных трудах философов и экономистов. Поэтому самое интересное сегодня это только пытаться угадать примерное время перехода из одной фазы развития в другую. Обывателя ужасает именно переходный период. Именно на этот период обыватель хочет глубоко упасть на дно, зарыться в тину и переждать.
  • Александр Майданюк
    Александр Майданюк24 мая 2016 г.
    На Бога надейся, а сам не плошай - это про пенсии сказано! Вот тогдаи только тогда жить в старости и будет на что.
    • Александр Узлов
      Александр Узлов24 мая 2016 г.
      "...На Бога надейся, а сам не плошай - это про пенсии сказано!" Поправлю: "На государство и Бога надейся, а сам не плошай" Ну и на что пожилым людям такое государство?