Самое свежее

Сидеть дома – лучше, чем просто сидеть. Политические анекдоты Александр Маленков. Отношения с пожилыми родителями Страшная месть Медведева Эль Мюрид. Основной вопрос: «Когда?» Александр Росляков. Чарующая сила кулака: бьет – значит, полюбят! «Война и идиот». Политические анекдоты

Лев Новожёнов: И ТО НЕ ТАК, И ЭТО НЕ ЭТАК

  • Многие люди, которые здесь жалуются на жизнь, вполне, я знаю, благополучны. Одно наличие у них компьютера заставляет предполагать, что у них есть чем пообедать. Так в чём же дело? 
    Ответ простой. Им самим неплохо, но они, якобы, болеют за простой народ, за страну. Ой-ли!?
    Сразу вспоминается осуждаемый ими всеми В.И. Ленин. Вполне успешный сын из обеспеченной семьи. Образованный. В апреле !917 года из Швейцарии, куда многие сейчас стремятся, но не все могут, возвращается во взбалмошную, перевернутую Россию.
    Но у него была теория. Мировая революция. Мир хижинам, война дворцам. А у этих что?
    У этих ничего, кроме скуки. Некому барину пятки почесать. Идей никаких, кроме как посмотрите на Америку с Европой. А вот хорошо, чтобы как у них! И чтобы одномоментно! У Китая же типа получилось?
    И вот они изливают свои печали на клавиатуре между обедом, ужином, вперя глаза в ненавидимый ими ящик, из которого они получают все свои жизненные впечатления.
    В надежде чего их довольно вялые, не очень осознанные стремления? Как они их формулируют? Да они и сами не отдают себе отчёта. Поднять народ? Снова вызвать гражданскую войну? Мировую революцию? Ради чего? Чтобы снова лежать на диване и хлопотать пальцами по кнопкам? Так ведь от них ничего не останется, и не будет ни дивана, ни кнопок, ничего.

2

Комментарии

1 комментарий
  • андрей дмитриев
    андрей дмитриев11 марта 2016 г.
    Совсем не надо за кого-то болеть. Глядя на окружающий мир, просто становится обидно за свою страну, имеющую практически неограниченные возможности для развития, превращённую, волей действующей власти, опять в фабрику по производству вооружений. Самое неприятное во всём этом, что непонятно куда мы идём, а власти упорно скрывают свои намерения.