Новости партнеров

Самое свежее

Сергей Лесков. Есть у революции начало: что для нас декабристы и их «революция вручную»? Война и мир нашей элиты с Западом: она и рада б сдаться, но ведь там сожрут! Александр Майсурян. Без французской армии русские в 1812-м не победили б! Политические анекдоты Дмитрий Ольшанский. Почему толковому Грудинину не одолеть вовек бестолочь Ксению Навальную Прокурор Чайка: судить преступников не по закону, а по статусу! Борис Григорьев. Иллюзия будущего. Мы, нищие и олигархи, рождены, чтоб сказку сделать пылью?
Loading...
Loading...
Загрузка...

Михаил Делягин: Швыдкой – хозяин русской культуры и германский крестоносец


  • Швыдкой – милейший, обаятельный человек и эрудит, располагающий к себе практически любого собеседника. Он завораживает студентов недостижимым для них цинизмом, интеллектуалов – знаниями, а солдафонов – виртуозным матом. Каждый собеседник (если, конечно, это надо Швыдкому) чувствует себя в его присутствии желанным и важным человеком и навсегда запоминает вызываемые этим гордость и умиротворение.

    Важнейшая сфера нашей жизни – культура – несет на себе его неизгладимую печать. Причем далеко не все сознают, что его влияние на наше общество превышает влияние большинства премьеров и сопоставимо с влиянием президентов.

     

    Культурный рост

     

    Швыдкой родился в 1948 году в Киргизии, в райцентре Кант. Отец Ефим Абрамович с 12 лет работал на шахте в Донбассе, в 30-е был председателем колхоза, затем работал в райкоме партии, воевал еще на финской, в Сталинграде был тяжело ранен, долго лечился, но остался в армии и служил в Канте. Мать, Марина Юлиановна, одесситка, окончила мединститут в Уфе и по распределению поехала в Кант работать хирургом в больнице.

    Родители Швыдкого развелись, и воспитывала его в основном бабушка, которой он обязан любовью к учебе и прекрасным английским. Уже с 10-и лет Швыдкой жил коммуналке в Москве и до сих пор помнит тогдашнюю цену детских ботинок.

    В специализированной математической школе он, несмотря на скорее хулиганское поведение (курил то ли с 6-го, то ли с 7-го класса), не имел равных в физике и математике за счет отличной памяти. При этом славился прекрасными сочинениями, занимался в театрально-поэтическом клубе, записался в киностудию при Дворце пионеров. Играл на пианино, был душой почти любой компании, в 9-м классе организовал джаз-банд – и в итоге шокировал учителей, поступив в ГИТИС.

    Однако избрал для себя сравнительно непопулярный театроведческий факультет. Возможно, туда было проще поступить – но нельзя исключить, что он уже тогда понимал: у критика больше власти, чем у творца, ибо именно он дает оценку творцу. И потому, если нужна власть, а не «зияющие высоты» творчества – нужно быть не режиссером или актером, а именно критиком.

    После учебы его распределили в Улан-Удэ преподавать зарубежную литературу. Но вместо Бурятии он попал в армию: играл в массовке театра Советской армии в Москве. Нельзя исключить, что призыв на такую службу был просто способом остаться в столице. Недаром одноклассник вспоминал, что Швыдкой, несмотря на любовь к розыгрышам и шуткам, всегда казался старше своих сверстников и был не по годам самостоятелен.

    После армии Швыдкой женился на дочери известного успешного кинодраматурга; возможно, это помогло ему в 1973 году устроиться во всесоюзный журнал «Театр». Там он сделал карьеру, поднявшись к 1990 году с должности корреспондента до секретаря парторганизации журнала (члена райкома КПСС!) и заместителя главного редактора.

    Оправдывая свою фамилию (по-украински она значит «шустрый»), Швыдкой хватался за любую возможность подработать: писал рецензии, преподавал в вузах, ездил с лекциями по стране – причем благодаря потрясающему обаянию завоевывал почти любую аудиторию. Писал книги и добивался их выхода, ездил в загранкомандировки и даже читал лекции в США (в частности, курс по русской культуре в знаменитом Массачусетском технологическом институте). В 1975 году стал театральным обозревателем Всесоюзного радио и телевидения, в 1977 году защитил кандидатскую и заработал авторитет признанного критика.

     

    Ключ к демократической власти: реституция

     

    С началом перестройки Швыдкой зорко изучал открывавшиеся перед ним шансы, но, будучи предельно осторожным, начал действовать лишь в 1990 году.

    Бизнес как таковой Швыдкому был чужд: он (вероятно, в силу трудного детства) остро нуждался в публичном успехе, во всеобщем внимании и любви. А для всего этого надо было прорваться в истеблишмент, стать частью власти.

    Ключом было сотрудничество с Западом и набиравшими силу демократами – и в 1990 году Швыдкой добился публикации в журнале «Театр» революционной для того времени английской пьесы «Московское золото», посвященной травле ретроградами из Политбюро во главе с Горбачевым народного лидера Ельцина (тогда как раз вырвавшегося из опалы). Даже переводить пьесу было еще страшно – но Швыдкой, учуяв будущее, организовал гастроли английской театральной труппы в Москве и даже привез авторов пьесы.

    Так он стал любимцем Ельцина и в 1991 году возглавил редакционно-издательский комплекс «Культура», выбив на него у Министерства культуры огромные деньги. Идея была красива: союзные республики заплатят за пропаганду своих литературных достижений, а издательство, помимо литературы братских народов, будет издавать разнообразную качественную литературу для элиты. Однако развитие рынка уничтожило книжный дефицит, что привело к гибели проекта в 1993 году, но Швыдкой успел превратить его в аэродром для нового старта.

    Крах СССР превратил страну в добычу для хищников всех сортов, и культура не была исключением. Германия при поддержке других стран Запада потребовала «реституции» – возврата художественных ценностей, вывезенных в нашу страну в ходе войны в порядке частичной компенсации за наше культурное наследие, уничтоженное гитлеровцами.

    Возврат ценностей, на котором настаивал Швыдкой, по сути означал отрицание законности итогов Великой Отечественной войны и признание советских солдат и офицеров, спасавших культурные ценности от гибели, обычными мародерами.

    Швыдкой воспользовался ситуацией и занялся рассекречиванием фондов спецхранов, в которых с войны осталось значительное число «перемещенных ценностей». Стал режиссером телефильма о трофейной Бременской коллекции, показанной по Первому каналу в декабре 1992 года; спонсором фильма, обошедшегося в 17 тыс. долл., стал «Инкомбанк». Он же проспонсировал другой политический проект Швыдкого – каталог «Западноевропейский рисунок XVI-XX веков», преподнесенный Министром культуры Сидоровым Ельцину и Черномырдину в марте 1993 года.

    Подарок был ко времени: Сидоров, познакомившийся со Швыдким в комиссии по реституции, взял его к себе в заместители. Деятельность Швыдкого была кипучей: он занимался даже проблемами инвалидов – не забывая, разумеется, и себя. В 1994 году стал доктором искусствоведения.

    Когда в 1997 год вывоз культурных ценностей из страны был запрещен законом, сторонник реституции министр Сидоров отправился в почетную ссылку представителем России при ЮНЕСКО. А Швыдкой, пользуясь давней симпатией Ельцина, добился создания телеканала «Культура» и возглавил его, став зампредом ВГТРК.

    «Культура», на фоне бесконечных экспериментов созданного Березовским ОРТ и его войн с НТВ Гусинского, выделялась интеллигентностью и профессионализмом – и в мае 1998 года, в премьерство Кириенко, Швыдкой возглавил ВГТРК. При этом он так искренне изображал из себя культурного «свадебного генерала», что недовольство премьера Примакова политикой государственного медиахолдинга обрушилось на головы зама Швыдкого Лесина и обозревателя Сванидзе.

    Энергия Швыдкого приносила весомые плоды: перед дефолтом 1998 года он попал в список тысячи наиболее богатых и известных людей России, который в воспитательных целях составлял тогдашний глава Госналогслужбы Федоров.

     

    Сладкие дивиденды политической порнографии

     

    «Моментом истины» стал для Швыдкого конфликт «семьи» Ельцина, либералов и олигархов с патриотами: чтобы одержать победу и психологически сломать Скуратова, тогдашнюю ключевую фигуру, надо было показать компрометирующую его видеозапись народу.

    Даже ОРТ Березовского не осмелилось, несмотря на отчаянную политическую нужду (Березовский был одной из мишеней Скуратова), показать голого «человека, похожего на генерального прокурора» в компании двух проституток. Эту миссию взял на себя Швыдкой – и вспоминает об этом с гордостью: мол, именно в этом заключается профессионализм, так как общество должно знать правду о своих руководителях. Хотя ни до, ни после подобной тяги к «правде» за ним замечено не было.

    Причина была явно в ином: как сказал позже сам Швыдкой, «если бы этого сюжета не было, мы жили бы в другой стране» – управляемой, по всей видимости, патриотами, а не обслуживающими интересы Запада либералами и олигархами.

    Но так или иначе, выпустив в эфир без какой бы то ни было проверки 50-минутную порнографическую видеозапись, Швыдкой решил исход политического противостояния и определил историю России. Победители были благодарны ему безгранично – и в правительстве Касьянова он стал министром культуры.

    И тут оказалось, что у бонвивана и милейшего во всех отношениях «свадебного генерала» есть железная воля и твердое представление о том, что правильно, а что нет.

    Сразу после назначения Швыдкой принял участие в конфликте между коллективом Государственного симфонического оркестра и великим дирижером Светлановым, уволенным «за грубое нарушение должностных обязанностей». Министр официально заявил, что оркестр «нуждался в смене менеджмента».

    Осенью 2000 года Минкультуры уволило руководство Большого театра, директором которого был назначен бывший коллега Швыдкого по телеканалу «Культура» Исканов.

    В качестве Министра культуры Швыдкой проявил себя как убежденный, активный и последовательный сторонник реституции. В частности, он приложил огромные усилия для передачи Германии исключительно ценной (стоимостью в 1,5 млрд. долл.) Бременской коллекции рисунков и почти добился этого; предательская сделка была сорвана буквально в последний момент.

    Важным достижением Швыдкого стало возвращение в Германию уникальных витражей Мариенкирхе XIV века. Ценность их такова, что немцы приняли закон, гарантирующий любому обеспечившему их возвращение лицу не только огромную денежную премию, но и право проживания в Германии. Оформленный в качестве «жеста доброй воли» возврат витражей стал возможен, так как запрет на реституцию не распространялся на собственность религиозных общин. Их реставрация обошлась Эрмитажу в 400 тыс. долл., но немцы оплатили лишь 300 тыс. долл. Зато в 2010 году Швыдкой получил орден «За заслуги перед Германией».

    Разумеется, работа не отвлекала его от шоу-бизнеса. Беспрецедентный случай: в 2001 году действующий министр стал вести авторское ток-шоу «Культурная революция», был участником и соведущим массы разнообразных программ. Насколько можно судить, это приносило ему хороший официальный доход.

    После отставки Касьянова Швыдкой возглавил Агентство по культуре. Дело в том, что в результате административной реформы министерствам оставили лишь разработку политики, а деньги передали агентствам. Огромный авторитет и связи Швыдкого привели к тому, что возглавляемое им агентство стало едва ли не более влиятельным, чем формально руководящее им Министерство культуры.

    Напряжение нарастало, и уже летом 2005 года Министр культуры публично обвинил подведомственное ему Агентство Швыдкого в коррупции «на всех этажах». Швыдкой через суд потребовал от Соколова публичных извинений, но вскоре отозвал свой иск, объяснив отступление тем, что министр «не обвинял конкретных должностных лиц… и не предъявлял им конкретных претензий, а высказал общее оценочное суждение».

    В течение 2005 года Швыдкой был посредником между правительством и руководством Большого театра, энергично и изобретательно отстаивая проект его капитального ремонта – и в итоге победил. «Скажите Путину, что на эти деньги я построю в Москве три таких театра!» – воскликнул потрясенный аппетитами Агентства Швыдкого крупнейший в мире специалист по театральным технологиям Татео Накашима. И действительно: первоначально на реконструкцию Большого театра требовали 1 млрд. долл., затем довольствовались 600 млн. (потом сумма, насколько можно понять, выросла) – в то время как реконструкция миланского «Ла Скала» стоила 72 млн. долл., лондонского «Ковент Гарден» – 350 млн. долл., а уникальная реконструкция Московского Кремля – 312 млн.долл.

    Реконструкция Большого театра вошла в историю России в силу феноменальной скандальности и подозрений в чудовищной коррупции. Инвесторы менялись, руководители реконструкции ходили на допросы как на работу, результат вызвал сильнейшие нарекания артистов. Но Швыдкой вовремя умыл руки и остался ни при чем.

    А летом 2006 года, когда Эрмитаж признал исчезновение из его хранилищ более 200 ценных экспонатов, Швыдкой изо всех сил старался смягчить скандал и защищал директора музея М.Пиотровского.

    Когда в 2008 году правительство РФ возглавил Путин, функции Агентства по делам культуры были возвращены министерству и Швыдкой покинул правительство. Он стал спецпредставителем президента России по международному культурному сотрудничеству в ранге посла по особым поручениям и президентом Академии российского телевидения (последнюю должность ему любезно уступил Познер).

    Уход с административного Олимпа если и уменьшил влияние Швыдкого на российскую культуру, то лишь самую малость. Его авторитет, подкрепленный многочисленными единомышленниками и лично обязанными ему деятелями, расставленными на самые разнообразные места, позволяет Швыдкому и сегодня уверенно направлять развитие отечественной культуры вне зависимости от сменяющих друг друга политиков и администраторов.

    Это делает Швыдкого одной из ключевых фигур не только либерального клана, но и участников современной политики как таковой.

     

    «Задача и содержание искусства – десакрализация»

     

    Это, насколько можно судить по словам и делам Швыдкого, его фундаментальное убеждение.

    Именно поэтому в 2005 году он как глава Роскультуры, в отличие от своего начальника министра Соколова, защищал от обвинений в порнографии постановку в Большом театре омерзительной оперы Десятникова по либретто Сорокина «Дети Розенталя».

    Именно поэтому он проводил ток-шоу на такие темы, как «Беспризорность – это плата за свободу» (в которой он страстно убеждал телезрителей не возмущаться детской беспризорностью, а считать ее нормой свободной, демократической жизни), «Без мата нет русского языка», «Для нас важнейшим является американское кино» (что особенно цинично в устах человека, отвечающего за развитие российского кинематографа).

    Именно поэтому в конце мая 2015 года на «Эхе Москвы» он говорил об уместности повтора его передачи 2002 года с названием «Русский фашизм страшнее немецкого».

    Во время руководства Швыдкого на ВГТРК из эфира исчезли все общественно значимые программы, например, «Соотечественники» (об участи русских в государствах постсоветского пространства). Автор программы Т.Фурман была уволена задним числом и на прощание тяжко оскорблена; в ее адрес на пресс-конференции было сказано: «А вот эта – вообще никто!»

    Возглавив культуру, Швыдкой прославился финансированием за государственный счет откровенно антироссийских фильмов, направленных на грубое искажение истории и унижение нашей страны.

    Наибольшую известность получил фильм «Сволочи» – агитка, в которой чекистские изверги забрасывали в немецкий тыл малолетников беспризорников, обрекая их на верную смерть. Это выдавалось за исторический факт – при том, что руководители снявшей ее студии заранее получили официальное письмо из ФСБ о том, что содержание фильма является полной ложью. Более того: после премьеры выяснилось, что подобным занимались как раз фашисты – но для очернения и дискредитации нашей Родины Минкультуры Швыдкого с легкостью (и, вероятно, с удовольствием) пренебрегло историческими фактами.

    За деньги России был профинансирован омерзительный и лживый фильм «Мазепа», в которой Петр Великий был представлен маньяком и гомосексуалистом. «После того как Лужков даже направил Швыдкому пушкинскую «Полтаву», Михаил Ефимович, давно имеющий в кругу друзей шутливое прозвище «Чего изволите?», краснел, бледнел и даже не выпустил «Мазепу» в российский прокат», – писал критик Щербаков в феврале 2006 года. Но свой вклад в воспитание русофобии на Украине, чудовищные плоды чего мы видим сейчас, Швыдкой внес – аккурат из российского бюджета.

    Профинансировал он и фильм «Полумгла», в котором русские варвары чудовищно издеваются над несчастными немецкими военнопленными. Поразительно, что сценарий, по которому был снят фильм, носил принципиально иной характер и воспевал любовь представителей разных народов, так что сценаристы даже отозвали свои имена из титров этого фильма-поклепа.

    Фильм «Четыре» показывал деревенских бабушек в качестве участниц дикой оргии с голыми грудями, разрывающими на части жареную свинью…

    И этот список можно еще долго продолжать.

    В книге с весьма спорным названием «Михаил Швыдкой лучше Геббельса» Борис Петров исчерпывающе характеризует его деятельность: «Он занят… трансформацией российской культуры, которая выросла на православной традиции и никогда не сможет преобразиться в рынок, где торгуют любыми ценностями».

    Недаром Швыдкой стал единственным россиянином, включенным английским Art Review в список 100 наиболее влиятельных в мире деятелей искусства. Вероятно, были учтены и его заслуги в деле разграбления России в виде реституции – но, как говорят, более всего понравилось британцам ключевое высказывание Министра культуры: «Мы хотим сделать Россию частью западного мира».

     

    * * *

    Культура народа определяет не только его мировоззрение и идеологию – но и целеполагание. Она является основой его идентичности, и разрушение культурных ценностей российского общества является важнейшим элементом работы по уничтожению России как государства и русских как народа.

    Деятельность Швыдкого, насколько можно судить, идеально вписывается в общую канву либеральных усилий по лишению России исторической памяти и превращению нас даже не в «Иванов», а в «Адольфов, не помнящих родства».

    Это действительно великий по масштабам и результатам своей деятельности человек, влияние которого по-прежнему исключительно глубоко.

7

Комментарии

6 комментариев
  • Александр Майданюк
    Александр Майданюк27 апреля 2015 г.+2
    А почему при таких выдающихся заслугах перед Родиной он до сих пор не в тюрьме или хотя бы под домашним арестом лет на десять?
  • Николай Юренев
    Николай Юренев27 апреля 2015 г.+2
    Самое поразительное заявление Швыдкого, надменного интеллектуала и ценителя всего прекрасного, касается самой ужасной программы российского ТВ – «Дом-2». Швыдкой сказал буквально следующее: «Дом-2 является полезным явлением для России». Возможно, благодаря ему эта программа, разлагающая на корню наивных провинциалов, и существует до сих пор. И это хуже вноса любых шедевров из наших галерей, ибо это вынос мозга из наших людей.
  • Иван Лапин
    Иван Лапин27 апреля 2015 г.+1
    Вопрос и тайна за семью печатями: зачем этот мерзавец нужен Путину, почему он терпит его – и заставляет других терпеть эту уже просто неприличную для государственного телеканала образину?
  • Андрей MastersInc
    Андрей MastersInc27 апреля 2015 г.+1
    Терпит не Путин , терпим мы. Во всём нужно исходить из этого постулата! Просто Путин единственный кто пытается за нас. А нам проще обсирать Путина чем себя!
  • Пахоменко Лилиана
    Пахоменко Лилиана14 мая 2015 г.+1
    С приходом Швыдкого, канал "Культура" сильно изменился в худшую сторону. Раньше он был отдушиной от надоевших новостных каналов, только его смотрела. Теперь из-за засилье религии на канале и исчезновение многих интересных программ, смотрю его редко.Моё мнение - надо гнать таких, как Швыдкой (угодник и лицемер), от нашей культуры куда подальше.
    • Николай Юренев
      Николай Юренев15 мая 2015 г.
      Увы, всю нашу культуру и представляет сейчас Швыдкой!