Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Как лживые авансы Путина поют пленившие народ романсы И ещё раз о ненависти Максим Шевченко. Бей антиваксеров, спасай Россию! Вера Афанасьева. Ненависть, которая убивает QR-code при входе в рай. Политические анекдоты Андрей Нальгин. Лавров на встрече в джинсах, а Захарова – в маразме?
Загрузка...

Петр Иванов. Священный договор с работодателем

  • Вообразите, что вам представляют традиционную кавказскую семью: папу, маму, доченьку – и вы: ай, красавица! Надеюсь, девственница?

    Вот такая же гробовая пауза повисает, когда работодатель предлагает вам, автору, подписать договор, а вы заявляете, что собираетесь его п р о ч и т а т ь  или еще того хуже, что-то в нем  и з м е н и т ь.

    Это очень невежливо.

    Даже просто читая договор, вы уже как бы намекаете окружающим, что вы понимаете, что там написано, т.е. что вы тут самый умный на проекте.

    Желание же изменить договор оскорбляет чувства верующих в договор и заодно демонстрирует вашу полную непристегнутость к местным обычаям.

    Договора в России, конечно, имеют юридическую силу, да вот только юридическая сила в России силы не имеет.

    – Неужели ты думаешь, что я с тобой буду судиться? – заглядывая в глаза, накрывает своей пятерней хрупкую дизайнерскую ручку директор фирмы. И сразу как-то становится понятно, что нет. Не будет.

    Зачем же тогда столько писать?

    Например 99% договоров составляются и подписываются после того, как, например, твой ролик сдан в эфир, но в каждом договоре есть огромный раздел где прописано, когда и как фирма будет передавать исходный материал и какую ответственность она накладывает сама на себя, если это давно совершившееся деяние не будет ей исполнено.

    «...А буде не дадим того материалу и на третьи дни, то батогами нас бити, а коли и на четвертыя дни не дадим, то чтоб вовек нам было пусто, а коли же и на пятыя рабочия дни не дадим...»

    Если событие уже произошло, зачем всё это упоминать?

    В древности тайные молитвы и заклятия от сглаза писали на крохотную бумажку, зашивали в ладанку и носили под рубахой, сегодня мы печатаем их на лазерном принтере и скрепляем подписями директоров, но суть остается прежней.

    Договор – это не свод строгих правил, обязательных к исполнению, и даже не набор рекомендации, как кое-кто думает.

    Договор – это магический оберег.

    Договор священен и сакрален, дышит в нем не логика, но мистика и вера, его текст собирали по скрижалям великих договоров древности, поэтому многие пассажи в нем туманны или абсурдны, начинаются не с начала и заканчиваются посреди фразы. Многие уводят нас в смежные отрасли, вроде вертолетостроения или коневодства, и все это, конечно, очень странно для непосвященного. Но пока оберег работает в том смысле, что пока удача не отвернется от тех, кто клялся на его рыбе отправить ролик по волнам великого эфира (аминь, аминь, аминь, реквизиты сторон), менять тут ничего нельзя.

    А вот если удача отвернется – то можно.

    Даже нужно.

    Но не вам.

     

    Если между «красавчиком», далее именуемым «заказчик», и кабанчиком, далее именуемым «исполнитель» что-то пошло не так, значит договор-оберег размагнитился и его срочно требуется усилить каким-нибудь новым затейливым коленцем.

    Звонят шаману-мистику, волхву, магу, книжнику и фарисею – в фирме это лицо для краткости иногда называется «юрист».

    Сметливый читатель уже сообразил, что если на проекте приключилась беда, скажем, с правами, это не повод менять в договоре раздел с правами, потому что это не так работает.

    Скорей всего юрист пошуршит священными текстами, позвонит знакомым, обсудит урожай белокочанной капусты и обогатит-таки великую рыбу новым заклинанием типа «непримиримые разногласия решаются в суде» (что, вообще говоря, подразумевается по умолчанию, а вот я многократно предлагал заменить суд дуэлью на пистолетах, но мне каждый раз отказывали). Или подробно опишет еще одну египетскую казнь в разделе «Обстоятельства непреодолимой силы» – вот и весь ремонт.

    Характерно, что как и в случае с охранными грамотками, изъятий из текста почти не бывает, а вот дополнения случаются, поэтому чем опытней юрист, тем толще у него рыба.

    Кстати об Обстоятельствах Непреодолимой Силы.

    Воистину это самый любимый в России, обширный и интересный раздел любого договора. Потому что весь хтонический опыт, накопленный поколениями профильных управленцев, собирается в нем.

    «А буде Тамара Петровна вновь забудет ключи от бухгалтерии на даче, дверь захлопнется и сядет телефон, а на вахте уйдут ставить чай до конца отчетного периода, или пожар, или нападет спрут, или случится война...»

    Этот раздел наполняет меня гордостью.

    Вдумайтесь: предполагается, что любые неупомняутые в этом Апокалипсисе обстоятельства мы способны преодолеть.

    Это же объясняет толщину договора.

    А если честно, когда ты работаешь автором, тебе гораздо легче перечислить обстоятельства преодолимой силы.

    Их, собственно, два: профессиональная гордость и здравый смысл, вот и всё, что я могу преодолеть. Все остальные обстоятельства вроде колористических предпочтений тёщи клиента – по масштабу непреодолимости соотносятся для меня с цунами.

    Словом, если вам в руки попал договор с работодателем, читайте его как мистический трактат или литературный памятник, а лучше не читайте совсем.

    Просто подписывайте, и да хранят вас реквизиты сторон от прочих условий и политики конфиденциальности.

9