Самое свежее

Аббас Галлямов. Операция «Ноев ковчег» Об одной случайной фразе и об одном неслучайном решении Эль Мюрид. Опасные права человека Александр Росляков. Армянский призыв: «Бей Украину, русская дубина!» Ицхак Адизес, израильский экономист: Россия и демократия Андрей Кураев. Добро и зло меняются местами...

Ева Меркачева. Маньяки и убийцы, осужденные пожизненно, попросились на спецоперацию

  • Тюремный замок «Бутырки» за долгие годы своего существования кого только ни принимал в свои стены. А еще – кого только ни отправлял на «последний этап». Ведь именно в подвалах «Бутырки» исполнялись в советские годы смертные приговоры.

    Тут какое-то время находился кабинет генерального комиссара государственной безопасности Лаврентия Берия (сейчас он почти полностью восстановлен, туда водят почетных гостей СИЗО на экскурсию). Так вот, от этого кабинета до пожизненного-продола всего несколько метров.

    Много лет ПЖ-продол считался самым страшным местом во всем СИЗО. И самым изолированным. Это своего рода тюрьма в тюрьме, куда не попадают мобильные телефоны и прочие запрещенные вещи. Камеры невозможно просто открыть ключом снаружи, как в других корпусах. Обязательно требуется разблокировка двери из центрального пункта. А для этого нужно сообщить цель и причину открытия.

     

    Трое сотрудников связываются с пунктом, но дверь камеры все равно не открывается. Кажется, что ее просто заело.

    – А если пожар? – волнуемся мы.

    – Успеем вывести всех, – самоуверенно говорит сотрудник.

    Но вот дверь наконец поддалась, с лязгом открылась. За ней решетка во весь рост. За решеткой – двое мужчин. Я узнаю одного из них, это Андрей Кайль – фигурант по делу националиста Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак (сам он был найден мертвым со следами пыток в Челябинском СИЗО).

    – Что вы тут делаете? У вас же нет пожизненного срока, – спрашиваю.

    – Вообще никакого срока нет, мы только знакомимся с материалами дела. Почему тут – не ко мне вопросы. Может, прячут от кого.

    – Зачем? Чтобы исключить повторение истории с Тесаком и другими подельниками, найденными мертвыми при странных обстоятельствах?

    – Возможно. Я не в претензии. Какая разница, где сидеть. Жалко, что вообще тут. Дома дети 2,5 и 7 лет. Вменили эпизод 2003 года. Почти 20 лет прошло! Уже давность должна была истечь...  Мы тут телевизор смотрим (один кабельный канал у нас, его включают по выбору сотрудников). И там услышали про ЧВК «Вагнер». Заключенных принимают? Готовы пойти.

    В следующей камере сидят бандит Анатолий Мазур и 50-летний «ховринский маньяк» Владимир Белов. Видно, что оба соскучились по общению. Стараются вести себя интеллигентно. Мазур победоносно сообщает, что выиграл суд по «избыточному применению» наручников (из-за них он в суде не может делать записи, и вообще руки после долгого сдавливания становятся синими). Причем наручники надевают и на ноги, как кандалы, а потом еще сцепляют их толстой тяжелой цепью. В итоге Фемида постановила взыскать с МВД 1,5 тысячи рублей и с ФСИН 500 рублей.

    – Мелочь, как говорится, а приятно. А так я тут по беспределу. Дали второй «пожизненный» якобы за двойное убийство, которое раскрыли (речь об убийстве в 2008 году миллионера и его девушки. – Прим. авт.). Я бы не кипешевал, если бы это было моих рук дело. Могли бы договориться со мной, заинтересовать… 

    Белов тоже пожаловался на кандалы, а также на то, что ему не разрешают пользоваться шариковой ручкой в суде, якобы потому что он может использовать ее как оружие.

    – Ну на кого я нападу? Смотрите, я с палкой передвигаюсь по камере. Больной весь.

    И тут же оба переключаются на тему вербовки. Как оказалось, они написали заявление в ФСБ и ФСИН с просьбой отправить их на Украину.

    – Так вы же сами говорили, что больной, плохо ходите, с палочкой, куда вам воевать? – спрашиваю у «ховринского маньяка».

    – Да, я хромаю. Но зато я стреляю отлично. Восемь лет биатлоном профессионально занимался. И вообще у меня длительный опыт владения оружием.

    На столе в камере лежат сладости. Мне вспомнился один из вмененных «ховринскому маньяку» эпизодов – напал с оружием на женщину, убил и забрал торт, который она несла домой…

    Мазур рассказывает, что учился в свое время управлять танком и был снайпером.

    – С удовольствием поеду в зону СВО. Только оружие пусть сразу дают. А то камнями кидаться по врагу несерьезно.

     

    В следующей камере повоевать просятся пожизненно осужденные Дмитрий Завьялов и Игорь Двинянин.

    – Я сам родился на Донбассе, – говорит Двинянин. – Если дадут нам автомат (хотя бы один на двоих), стыдно за нас не будет.

    А я, глядя на него, вспоминала, как на суде говорили о его «подвигах». Он был членом банды похитителей, которая в Московской области охотились на бизнесменов и их семьи. За освобождение требовали от родственников выкуп в несколько миллионов долларов, но даже получив деньги, нередко убивали своих жертв …

    Лидер ореховской ОПГ Сергей Буторин по кличке Ося, пожалуй, самый подготовленный к военным действиям из всех «пожизненников». Сначала служил в армии сапером, потом продолжил военную карьеру и стал командиром мотострелкового взвода. Буторин всегда серьезно занимался спортом, особенно боксом, даже в соревнованиях участвовал.

    – Я написал заявление Гостеву (директор ФСИН России. – Прим. авт.). Все подробно там указал.

    Телевизор из камеры Буторина изъяли (за то, что с соседом смотрели футбол после отбоя), так что главарь самой страшной российской банды 90-х годов не знает последних новостей. Просит телевизор вернуть.

    Буторина привезли из «Полярной совы» по другому делу.

    – Все мои эпизоды. Старенькие, но мои. Только российское следствие по закону должно запрашивать на них разрешения у Испании. Меня же экстрадировали по обвинению в конкретных преступлениях и при условии, что иные вменяться не могут. Так что нужно разрешение испанской стороны. А сейчас такие времена, что быстро такое разрешение не дадут (если вообще дадут).

     

    В разных камерах ПЖ-продола сидят получившие пожизненные сроки лидеры пушкинской ОПГ Дмитрий Лесняков (Лес) и Дмитрий Завьялов (Дима Большой). Эти двое, как кто-то пошутил, стоят целой роты. Высокий статный Дмитрий Лесняков, к слову, не столько за войну, сколько за любовь. Тринадцать с половиной лет у него не было положенных по закону длительных свиданий с женой. Отказывают Леснякову на том основании, что якобы в «Бутырке» нет специальных помещений. Но они есть, и там проходят свидания осужденных из отряда хозобслуги. Супруга Леснякова собирается дойти до Верховного суда.

    Террорист, фигурант дела о взрывах на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры» в 2010 году Магомед Нуров тоже готов воевать. Согласно приговору суда он вступил в запрещенную в России террористическую организацию «Исламское государство», стал так называемым амиром и организовывал атаки на территории РФ «с целью прекращения операции в Сирии». Кстати, арестовали его самого прямо в Сирии, где он жил на протяжении пяти лет.

    Рвутся в бой бандиты Владимир Грачёв и Олег Афиногенов.

    – Я с 1992 года сижу! До ареста был водителем, сейчас бы с радостью водил машины морской пехоты.

    Получивший пожизненный срок предприниматель Ралиф Фаизов (как посчитал суд, входил в преступную группировку «Турбазовские») на днях смотрел по ТВ выступление депутата Госдумы, который с экрана призывал отменить мораторий на смертную казнь. Но прежде, чем это случится, Ралиф, если раньше на СВО не возьмут, хотел бы официально закрыть свое ИП «Фаизов». С тех пор, как его арестовали, прошло 10 лет, предприятия обанкрочено, но он вынужден до сих пор платить за него налоги.

    – Суд не дает генеральную доверенность на закрытие ИП, – вздыхает он.

    Огромный лохматый главарь банды «Желтые хризантемы» Сергей Балихин внушает страх одним своим мрачным видом. Он скорее мычит, чем разговаривает. Что такой мог бы сделать, если бы ему дали в руки оружие?!

    Василий Буханков, которого суд признал виновным в расстреле трех человек в 2007 году и назначил пожизненный срок, на родину обижен и потому не особо рвется в зону СВО.

    – 15 лет назад кто-то кого-то убил, а меня виноватым сделали! Все современные экспертизы доказали, что это не я. А все равно назвали киллером...

    Лидеры крупных ОПГ, террористы и киллеры, возможно, по-своему правы: среди них больше людей, подготовленных для военных действий, чем среди студентов и инженеров. Но что будет, если им, обозленным, ожесточенным и порой даже оскотинившимся, в руки дадут оружие? Очевидно, что отбор добровольцев в зону СВО среди таких персонажей должен быть максимально тщательным. Иначе беды не миновать.

8

Комментарии

2 комментария
  • Юрий Борисов
    Юрий Борисов5 октября-1+2
    Не переживайте ,Ева.На Украине готовится и уже готова смена ,сидящим в Бутырке на пожизненном полулюдям,Мне кажется ,что в Украине" созрели" СВОлочи и нелюди почище тех,о которых вы пишите.
  • Игорь Бочковой
    Игорь Бочковой5 октября-1+1
    Этих маньяков не так много, и даже если их определить в "штрафбат", то это будет скорее "штрафрота", а вот для надзора над ними потребуется уже целый батальон. Не имеет никакого смысла эта идея, тем более, что исправить их все равно не удастся. Тем временем, из числа участников СВО как мне кажется уже есть кандидаты в "штрафбат", и об этом свидетельствует недавнее существенное увеличение числа военных прокуроров.