Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Почему социализм с выборами из одного был обречен Михаил Шевелев. Когда на сердце тяжесть... Эль Мюрид. Ослабление террора в РФ – временное Вера Афанасьева. Шахтеры и должны гибнуть: сегодня это расходный материал! Алексей Живов. Наш поезд едет в Самарканд Александр Росляков. Кукла: о древнем трюке, на который граждан ловят по сей день
Загрузка...

Ева Меркачёва. Бесстрашный поп

  • Священник Владимир не боялся ни Бога, ни черта. В первого он не верил, а со вторым давно дружил. Молодой, краснощекий, он выглядел как типичный поп из советских кинофильмов. Он гордился тем, что был не просто настоятелем храма, но и главным правозащитником региона. В его общественные обязанности входило проверять условия содержания заключенных.

    Арестанты сперва радовались, видя на пороге камеры человека в рясе и с крестом, но потом стали показательно отворачиваться, едва заметив его в дверном проеме.

    «Я же вам доверился, все рассказал, просил помощи! А вы… Вы мне такую помощь оказали!» – возбужденно говорил заключенный. Поп тупил взгляд и делал запись в своей тетрадке для отчетов: «Жалоб на содержание не поступило».

    «Мне нужны мои таблетки! Я уже неделю испытываю сильные боли, помогите», – просили в очередной камере.

    «А у меня таблетки есть, но их не выдают со склада. Мне срочно они нужны, я после операции. И у меня зуб болит, а его предлагают только вырвать, лечить отказываются».

    «Знаете, как медик мне температуру померила? Она даже в камеру не заходила. Просто попросила вытянуть руку через кормовое окно. Пощупала и сказал, что температуры нет. А мы всей камерой болели».

    «Медицинская помощь оказывается в полном объёме», – старательно выводил в отчете поп.

    В отдаленной колонии, куда он добрался, осужденные рассказывали страшные вещи.

    «Меня пытали, смазывали мне гениталии фастум-гелем и поливали их кипятком. Окунали головой в испражнения, связывали руки и ноги скотчем и топили в 200-литворвой бочке с водой».

    Лицо попа, казалось, исказилось гримасой сочувствия. Он даже вслух высказал его. Кивал головой в знак возмущения. И в это же время ровным округлым почерком выводил: «Нарушений прав человека не выявлено». Пыточное учреждение он покидал в хорошем настроение. Подал руку начальнику-садисту, автоматически перекрестился.

    Совесть его не мучила. В Бога он не верил. А черта не боялся, он с ним дружил.

12

Комментарии

3 комментария
  • Наталия Мещерская
    Наталия МещерскаяВт в 12:57+1
    Плохо Вы знаете наших попов. "Подал руку начальнику-садисту... и благословил его на ратный подвиг".
  • Сергей Жуков
    Сергей ЖуковВт в 14:01+3
    Со всеосеняющим патриархом у нас возможно все
  • Андрей Брыков
    Андрей БрыковВт в 15:39-1
    Интересно девки пляшут. В предыдущей статье автор рассказывала о том,что Кадыров предложил не упоминать национальность преступников,но постеснялась упомянуть даже,что он говорил еще и о запрете на упоминание религии к которой относятся правонарушители.А теперь фантазии на тему православия.Хотя конечно можно было бы сказатьдобавить,что священники бывают разные,как и журналисты,артисты и велосипедисты.