Новости партнеров

Самое свежее

Андрей Нальгин. О том, как надо говорить с мигрантами и «толерантами» Лариса Казакевич. Свадебный марш Мендельсона. Анекдоты жизненные Михаил Шевелев. В чем корень ненависти свободных граждан к заключенном Навальному? Андрей Нальгин. Симпатичный вождь из актерской байки Бумажные пакеты спасут планету? Александр Росляков. Пытки для служебного пользования
Загрузка...

Андрей Нальгин. Старинная история невероятного спасения и необъяснимого развода


  • Было это уже давно – в одной очень культурной столице теперь уже сопредельной страны, тоже очень культурной.

    Некий русский писатель однажды ехал из Риги на Взморье на электричке. Против него в вагоне сидел старый, спокойный и мрачный латыш. А писатель, так уж случилось, хорошо говорил по-латышски. Бог весть, с чего зашел их разговор – но в итоге старик рассказал одну берущую за душу историю…

     

    Я живу на окраине Риги, – так начал он свой рассказ. – Перед войной, году в 39-м рядом со мной поселился какой-то человек. Очень плохой. Я бы даже сказал, бесчестный и злой. Он занимался спекуляцией. А у таких людей нет ни сердца, ни чести.

    Некоторые говорят, что спекуляция – это просто обогащение. Но на чём? На человеческом горе, на слезах детей и реже – на нашей жадности. А ещё он спекулировал вместе со своей женой…

    И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в гетто, чтобы часть убить, а часть уморить голодом. Это гетто было оцеплено, и выйти оттуда не могла даже кошка. Кто изнутри приближался хотя бы на пятьдесят шагов к часовым, того убивали. Евреи, особенно дети, умирали каждый день.

    И вот тогда у моего соседа появилась мысль – нагрузить фуру картошкой, дать в руку немецкому часовому, проехать в гетто и там обменять картошку на драгоценности. Их, говорили, много еще осталось на руках у тамошних евреев. Так он и сделал.

    Выезжая со своего двора, он встретил меня на улице и зачем-то сказал мне:

    – Я буду менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети.

    – Почему?

    – Потому что они ради детей готовы на все, и я на этом заработаю втрое больше.

    Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и её, и два своих зуба. Кровь бросилась мне в руки, в кулаки. Они стали такие тяжелые, будто их налили железом. И если бы он тотчас же не ушёл, я убил бы его одним ударом. Он, кажется, догадался об этом, потому что отскочил от меня и оскалился, как хорёк…

    Ночью он приехал в Ригу в гетто. Часовой остановил его. Но дурные люди понимают друг друга с одного взгляда. Он дал часовому взятку, и тот сказал ему: «Ты глупец. Проезжай, но у них ничего не осталось кроме пустых животов. И ты уедешь обратно со своей гнилой картошкой. Могу поспорить».

    В гетто он заехал во двор большого дома. Женщины и дети окружили его фуру. Они молча смотрели, как он развязывает первый мешок. Одна женщина стояла с мёртвым мальчиком на руках и протягивала на ладони разбитые золотые часы.

    – Сумасшедшая! – вдруг закричал этот человек. – Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мёртвый? Отойди!

    Он рассказывал потом, что сам не знает, как это с ним случилось. Он стиснул зубы, начал распускать завязки мешков и высыпать из них картошку на землю. «Скорей! – закричал он женщинам. – Давайте детей. Я вывезу их. Но только пусть не шевелятся и молчат. Скорей! А картошку вы припрячьте». Матери, торопясь, начали запихивать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. У женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей. А они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру мешками с детьми и поехал. Женщины целовали грязные колёса его фуры, а он ехал, не оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боясь, что кто-нибудь из детей заплачет и выдаст всех. Но те молчали.

    Часовой заметил его издали и крикнул:

    – Ну что? Я же тебе говорил, что ты глупец. Выкатывайся со своей вонючей картошкой, пока не пришёл лейтенант!

    Он проехал мимо часового, ругая последними словами этих нищих евреев и их проклятых детей. Он не заезжал домой, а поехал по глухим просёлочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место. Жене сказал, что немцы отобрали у него картошку и продержали под арестом двое суток. А когда окончилась война, он развелся с женой и уехал из Риги...

    А я понял, – впервые за весь рассказ улыбнулся латыш, – что было бы плохо, если бы я не сдержался и убил бы его кулаком...

     

    Но почему все же этот спекулянт после войны развёлся с женой? Из-за того обмана, показавшего цену их союза?

9

Комментарии

9 комментариев
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов10 октября+3
    Как говорил философ Карл Ясперс, иногда появляются пограничные ситуации, которые могут полностью изменить человека. В христианстве это нашло своё отражение в том, что любой грешник способен войти в царство небесное, если вовремя опомнится и исправится.
  • Игорь Шенин
    Игорь Шенин10 октября+3
    Нет только плохих и только хороших. В каждом хорошем человеке есть что-то плохое. В каждом плохом есть что-то хорошее. В нормальных условиях хороший ведёт себя по хорошему, плохой - по плохому. Но в ситуациях не нормальных может произойти всё что угодно...
  • Алекс Джонс
    Алекс Джонс10 октября-1+2
    Красивая сказка. Партизаны в Латвии? Немцы еще в города не зашли, а кишки евреев уже висели на заборах. Местное население сами с ними расправились. Зачем так нагло врать?
    • Сергей Бахматов
      Сергей Бахматов10 октября-1
      Врёшь, как всегда. Из привезённых в Латвию иностранных евреев в Саласпилс отправляли только трудоспособных. Многие из них погибли от голода и непосильного труда. Впоследствии в Саласпилс также помещали латвийских евреев. Летом 1942 года часть еврейских узников были возвращены из лагеря в Рижское гетто. Из-за недоедания они выглядели, как скелеты.
      • Алекс Джонс
        Алекс Джонс10 октября+1
        Откуда в Латвии партизаны? Проспись и не пей больше. Отступающей красной армии эти партизаны стреляли в спину. Неоткуда там было взятся партизанским отрядам, немцы ни одну деревню не сожгли. Вся история высосана из пальца.
        • Сергей Бахматов
          Сергей Бахматов10 октября
          Партизаны были везде, где ступала нога фашистского захватчика. Этим придуркам не хватало разумения, что эта война, независимо от её хода, обязательно закончится их поражением. Им не хватало и вам не хватает.
      • Алекс Джонс
        Алекс Джонс10 октября+1
        Хотя... Могу и ошибаться. Точно, извините, ошибся. Все было. И история может быть настоящая. https://lenta.ru/articles/2017/02/04/partizany/
  • Алекс Джонс
    Алекс Джонс10 октября+2
    Прошу у всех извинения. Я ошибся.
  • Алекс Джонс
    Алекс Джонс10 октября
    Попутал с Литвой наверно.