Новости партнеров

Самое свежее

Андрей Нальгин. О том, как надо говорить с мигрантами и «толерантами» Лариса Казакевич. Свадебный марш Мендельсона. Анекдоты жизненные Михаил Шевелев. В чем корень ненависти свободных граждан к заключенном Навальному? Андрей Нальгин. Симпатичный вождь из актерской байки Бумажные пакеты спасут планету? Александр Росляков. Пытки для служебного пользования
Загрузка...

Андрей Нальгин. О страшной прорухе для преемника Путина

  • Некоторым кажется, будто нынешнему российскому президенту Путину сам чёрт ворожит. Уж сколькие прогнозировали его уход – то ли в добровольную отставку, то ли в мир иной – и развал России по причине коллапса сырьевых цен и обострения межнациональных противоречий, а всё мимо… Даже нефть вопреки всем ожиданиям торгуется уже по 80 с лишним долл. за баррель (самые смелые прогнозы на текущий год были в районе 65 долл.), добавляя казне лишних денег. И некоторые уже верят в 100 долл. за баррель.

    В общем катастрофические сценарии опять отменяются. По крайней мере на ближайший год-два.

    Но штука в том, что чем выше цены углеводородного сырья, тем сильнее мотивация вкладываться в разработку альтернативных источников энергии. Возобновляемых – в первую очередь. Пусть они сейчас ещё далеки от эффективности, пусть пока имеют много слабых и узких мест как по технологиям, так и по экономике. Но джинн выпущен из бутылки.

    И тут самое время вспомнить, как в XIX веке смеялись конезаводчики над первыми автомобилями – шумными, неуклюжими, вонючими и ненадёжными. Менее, чем за полвека всё переменилось. Правда, сказалась ещё и Первая мировая, из-за которой сократились лошадиные табуны. Но и без неё переход к новым технологиям состоялся бы.

    Так что тут – вопрос времени, 2035-й год или 2050-й, когда нефть перестанет быть кормом для стальных коней.

    Но проблема не только в этом. За десять последних лет нефтяные запасы России сократились на треть, газовые — на 27,4%, по данным Минприроды. В правительстве намерены восстановить ресурсы за счет трудно извлекаемых запасов, но точка безубыточности их добычи лежит слишком высоко даже по нынешним меркам. В 2010-м российские запасы чёрного золота превышали 28 млрд. тонн. Сейчас – чуть больше 19 млрд. Шесть лет назад резервы газа оценивались в 70 трлн. кубометров. Теперь – 49,2. За минувшие четверть века разведали в десять раз меньше, чем за предыдущие годы, многие еще советские месторождения истощаются, сообщают в «Росгеологии». По ее оценкам, всех резервов газа хватит на 70 лет, нефти – на 30. Но рентабельных – на меньший вдвое срок.

    Меж тем бюджет РФ остаётся нефтезависимым…

    Видимо, сам Путин полагает, что уж на его век нефтяного богатства хватит. Но что же останется его преемнику? Похоже, тот приняв трон и скипетр, обнаружит себя в полном пролёте.

    Хотя и это ещё хороший вариант. Кто без гугла назовёт правителя, чьим фактически девизом стала фраза «После нас хоть потоп»? А кто вспомнит, что стало с его преемником?

16

Комментарии

11 комментариев
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов9 октября+5
    Буржуазный мир устроен так, что в нём нет вообще здравого смысла. После нас хоть потоп - это всего лишь одно из проявлений этого безумия. "Зелёная" энергетика не получает развития из-за непостоянства её источника, зависящее от множества факторов. Значит, нет стабильной прибыли. Если откроется новый сверх эффективный и экологически чистый источник энергии, то воплощению его в жизнь будут поставлены непреодолимые преграды до тех пор, пока запасы угля, нефти и газа не подойдут к исчерпанию. Никто в буржуазном мире не желает прекращать то, что даёт прибыль именно им, а все другие обойдутся.
    • Павел Артемьев
      Павел Артемьев9 октября+2
      Зелёная энергетика - это попытка деиндустриализации Запада, с выносом всех вредных производств в страны третьего мира. Которые заодно будут обложены так называемым углеродным налогом в целях недопущения их самостоятельного развития.
      • Евгений Гордеев
        Евгений Гордеев9 октября
        углеродный налог, к сведению, будут платить как раз-таки потребители стран запада. это на самом деле пошлины, которыми будут облагаться все товары, произведённые с помощью "углеродных технологий".
    • Валерий Деминский
      Валерий Деминский9 октября+1
      _воплощению его в жизнь будут поставлены непреодолимые преграды_ Так они и ставятся, уже этак лет 50...И кнутом, и пряником)(
  • Павел Артемьев
    Павел Артемьев9 октября+1
    Нет никакой альтернативной энергетики на сегодняшний момент, кроме разве что атомной. Все эти западные понты - голимый развод и фикция. Так называемая зелёная - полный бред, а типа водородная - требует таких инвестиций, на всей планете поди столько нет. Больно уж водород штука опасная и неудобная в использовании..
    • Сергей Бахматов
      Сергей Бахматов9 октября+1
      Атомная энергетика требует урановых руд, запасы которых конечны, утилизации отходов, отчуждения территорий и т.д.. К тому же, последствия аварии, вероятность которую можно снизить, но не исключить вообще, может привести к катастрофическим последствиям. Термоядерный синтез пока - идея фикс, но позволяет осваивать бюджеты. Водородная энергетика - это способ хранения энергии и её транспортировки. В природе в чистом виде водород не встречается, так как сильно летуч. Для получения водорода требуется энергия, большая, чем потом можно извлечь из него.
  • Алекс Джонс
    Алекс Джонс9 октября+1
    ... Похоже, тот приняв трон и скипетр, обнаружит себя в полном пролёте.... Трон и швабра с ручкой в изоленте.
  • владимир кот
    владимир кот9 октября+8
    Хрен с ним, преемником-с чем страна останется(да и останется ли)?
  • ANT  74
    ANT 749 октября+3
    Это да, благодаря усилиям Путина и его команды, Россия стала далеко не той страной, поуправлять которой добровольно захотел бы более-менее умный и порядочный человек..
  • Михаил Свобода
    Михаил Свобода9 октября+4
    «После нас хоть потоп» (фр. Après nous le déluge [a.pʁɛ nu lə de.lyʒ]), вариант — «После меня хоть потоп» (фр. Après moi le déluge [a.pʁɛ mwa lə de.lyʒ]), то есть после нашей смерти погибай хоть весь мир; это выражение принадлежит маркизе де Помпадур и было в первый раз употреблено ею при получении Людовиком XV глубоко поразившего его известия о неудачном сражении при Росбахе (1757). Помимо этого, фраза фаворитки стала и олицетворением губительной расточительности финансовой политики Людовика, который оставил в наследство Людовику XVI страну, находящуюся на грани банкротства.