Новости партнеров

Самое свежее

“Затаившийся дракон” или экспансия России Китаем Эль Мюрид. Похоже, нам придется попрощаться на только с «СП-2», но и с Газпромом Ева Меркачева. Разговор с осужденным пожизненно – его разорвала на части система? Андрей Нальгин. О майдане в Беларуси Александр Росляков. Провал 33-х наших героев в Белоруссии как скверный анекдот Антон Орех. Этому государству нужны враги
Загрузка...

Кирилл Рогов. К старому возврата больше нет: отныне голосовать мы будем только так!

  • Нет ничего глупее, чем думать, что нынешний голосовательный цирк с поправками в Конституцию (а не в задницу, как иные думают) пройдет и исчезнет. То есть что осенью мы вернемся к тем пусть и ущербным и обманным электоральным процедурам, которые были у нас хотя бы пару лет назад.

    Нет. Не так важно, за что вы голосуете, но важно – как, по какой процедуре. И это совершенно обманное голосование, где можно обманывать вас хоть электронно, хоть на скамеечке, хоть в багажнике автомобиля, хоть на дому – оно теперь будет всегда. Это новая норма.

    Основной ресурс электоральной победы Кремля (помимо невозможности проконтролировать результаты и соответственно – прямого подлога) – это принудительное голосование на рабочем месте. По-английски (в сравнительной политологии) это называется working place mobilization. То есть людей по месту работы заставляют голосовать под угрозой потери работы или более мягких, но ощутимых экономических санкций (премии не будет!).

    Этот механизм был опробован на путинских президентских выборах 2018 г. (и считался адским успехом команды Кириенко). Именно он позволил нарисовать Путину результат 78%. И именно этот успех был стимулирующим фактором для Путина попытаться сделать то, что он сделал сейчас: отменить ограничения по срокам власти.

    Я же еще после выборов 2018 г. писал, что авторитарные правители, которым удавалось обеспечить себе такой результат на президентских выборах, обычно следующим шагом отменяют ограничение по срокам президентства. Формально вывод был основан просто на сравнительных данных, а по смыслу тут дело в том, что если можно так, то можно – все. И вот это все наступило.

    Институционально и чисто технически это работает так. По очень приблизительным моим прикидкам в 2018 г. этим механизмом (принуждение к голосованию со стороны работодателя) были охвачены от 5 до 10 млн человек. Но страшно только в первый раз. Дальше – легче. Известно, как и на какие педали жать, есть сеть организации, люди знают, что от них хотят, и знают, что другие уже так голосовали. Это и есть новая норма.

    И так теперь будет всегда. 10-20 миллионов человек по РФ будут как заведенные ходить на выборы, которые никто не будет контролировать – и голосовать там за свою премию в квартал. В этом состоит смысл того, что происходит, а не в чем другом.

7

Комментарии

1 комментарий
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов7 июля
    разве кто-то будет делиться властью на выборах? Поменяться могут лишь лица, олицетворяющие ту же самую власть.