Самое свежее

Александр Росляков. Кому нужны безмозглая страна, война и нищета? Константин Калачев. КПРФ пишет новую, Божьей милостью Конституции РФ У вшей своя спецоперация Ева Меркачева. Дело врача: за что судят экс-начальника больницы «Матросской тишины» Эль Мюрид. Натужный ритуал послания Путина Александр Росляков. Вместо «Слава наручникам и полицаям!» – злодейка проорала «Слава Украине!»

Алексей Рощин. Про переход на военные рельсы

  • Какой-то очередной бешеный идиот, удрученный тем, что Россия как-то все еще мало убивает людей, написал: "О переводе российской промышленности на военные рельсы и речи нет. Это – учитывая влияние олигархата – и невозможно".

     Я в очередной раз посмеялся этому бытовому людоедству, которое все еще пытается само себя обманывать (и вполне успешно это делает!).

    Во-первых, в РФ, как уже давно должно быть понятно, нет никакого олигархата. А если и были какие-то "олигархи на час" – то на большее их и не хватило: их или быстро убили, или разорили, или "нагнули", или посадили.

    В России нет "олигархата", как нет и никакой "элиты". На ее месте – один сплошной карго-культ: есть люди, выдающие себя за "магнатов" и "миллиардеров", но на деле абсолютно несвободные в своих действиях и лишь номинально управляющие "своей" собственностью. Цену всем российским "олигархам" очень красноречиво показало как раз "время СВО", когда всякие авены, тиньковы и фридманы внезапно появились на публике голенькими, без денег, яхт и прислуги, но с зарёванными от ужасной обиды лицами.

    В РФ правят всем серые чиновники, полностью взаимозаменяемые и с почти одинаковыми толстыми рожами. Поэтому говорить о каком-то "противодействии олигархата" смешно.

    "Перевод промышленности на военные рельсы" в России невозможен совсем по другой причине – нечего переводить: нет ни технологий, ни оборудования, ни, что самое главное, мозгов. Можно согнать миллион человек с лопатами и заставить всех копать огромный котлован 14 часов в сутки "за так", расставив вокруг вышки с автоматчиками и пулеметчиками. Копать будут – но едва ли в результате удастся получить какое-то высокоточное оружие последнего или даже предпоследнего поколения. Будет в лучшем случае глубокая яма – и больше ничего.

    Интересно впрочем, что для большинства населения именно это – всем кайло в руки и копать за трудодни – и ассоциируется "с военной промышленностью", так что население, безусловно, встретит такое "военное положение" с энтузиазмом. Ну что ж, по вере всем и воздастся.

11

Комментарии

6 комментариев
  • Issa Айсман
    Issa Айсман16 января-1+6
    Олигархов нет, ну ладно, а деньги где? Колоссальная сумма наворованного где? Раз никого нет, значит, остался один шаг, до заявления автором, о колониальной администрации Госдепа США. Иии... круг замкнулся.
    • Волков Юрий
      Волков Юрий16 января+4
      Мда... Что-то Лёша тут херню спорол... Погорячился, не подумав.
      • Иван Фёдоров
        Иван Фёдоров16 января-1+3
        Согласен с автором полностью. Так называемые "российские олигархи" - это не более чем назначенные Путиным смотрящие за секторами экономики и финансовыми потоками. Их влияние на власть нулевое, как и у любого назначенца. Скажу больше - если бы олигархи заказывали российскую политику, то она бы была совсем другой.
    • Иван Фёдоров
      Иван Фёдоров16 января-4+3
      В РФ нет никаких олигархов и никакой колониальной администрации, а есть недобитая красная сволочь, для которой война и конфронтация не средство, а конечная цель политики. Они этим живут и дышат. Дворцов себе понастроили? Так и Сталин не в хижине жил и не хлеб из лебеды ел.
      • Геннадий Ручкин
        Геннадий Ручкин16 января+1
        А почему "недобитая красная сволочь" не может быть одновременно и колониальной администрацией? Просто она (администрация) сопротивляется попыткам заменить ее на еще более лояльную Западу, либеральную администрацию!
  • Александр Севин
    Александр Севин16 января-1+4
    сталин жил скромно, по нынешним меркам - нищенствовал. а строил заводы, гидроэлектростанции, школы и больницы, поднимая благосостояние народа, а не себя, любимого, как теперешняя власть.