Самое свежее

Александр Росляков. Кому нужны безмозглая страна, война и нищета? Константин Калачев. КПРФ пишет новую, Божьей милостью Конституции РФ У вшей своя спецоперация Ева Меркачева. Дело врача: за что судят экс-начальника больницы «Матросской тишины» Эль Мюрид. Натужный ритуал послания Путина Александр Росляков. Вместо «Слава наручникам и полицаям!» – злодейка проорала «Слава Украине!»

Эль Мюрид. Три модели будущего России

  • Европейцы моделируют будущее России. Называются три сценария: тоталитаризм, крах режима и распад страны. Первый сценарий реализуется, если режим удержит власть после поражения на Украине и сумеет сохраниться в том числе и кадрово. Тогда власть можно будет удержать только переходом к тотальному террору внутри страны и созданию максимально жесткого режима всеобщего контроля. Крах возможен при смене правящей касты, но при сохранении власти «вторым эшелоном» режима, в первую очередь силовиками. Тогда произойдет замена высшей страты, на предыдущее руководство будут повешены все «грехи», новый режим, оставшись авторитарным, получит большее пространство для маневра.

    Наконец третий сценарий – захват власти поднявшейся на военной тематике группы ультраправых популистов, которые очень быстро приведут к коллапсу не только режим, но и всю систему управления. Что приведет к стремительному «разбеганию» регионов по направлению к внешним источникам силы.

    В целом, конечно, вполне реалистичные сценарии, так как пока нет и близко той силы, которая может предложить иную повестку. «Есть такая партия!» – сейчас просто некому говорить. Рассчитывать на эмигрантов и контрэлиту, засевших за пределами страны, не приходится – у десанта извне практически никогда не было и не может быть никаких шансов без внутреннего резерва и ресурса. Даже вожди большевиков, прибывшие из-за границы, сами по себе ничего не могли и не представляли, они опирались на тех, кто уже был в России. Прилетевший из Парижа аятолла Хомейни смог взять власть, потому что имел внутри страны огромное число сторонников. А вот египтянин Барадеи, прибывший в Каир в 2011 году, уже через пару месяцев исчез из пространства, так как никому кроме восторженной интеллигенции Каира и Александрии не был интересен. Так же, как бывшие соратники Каддафи после его гибели ничего не смогли предложить ливийцам. В общем сюжет с чьим-то пришествием извне нет смысла рассматривать ввиду полной несостоятельности.

    У этих трех возможных сценариев ясно прослеживается две критические точки, две бифуркации. Вначале системные группировки, которые уже находятся во власти (как на первых ролях, так и во втором эшелоне) будут вынуждены отбивать атаку ультрас, поднявшихся на военных событиях. Кстати уже сейчас можно видеть, как происходит эта борьба – конфликт Пригожина и Минобороны вполне укладывается в этот сюжет. И пока совершенно неясно, каким будет исход этой борьбы, так как Пригожин достаточно успешно ведет борьбу за умы «глубинного народа», демонстрируя харизму, лозунги и результаты (причем совершенно неважно, насколько все они реальны). Цель ультрас – убрать весь нынешний режим, так как союзников у них там нет, могут быть только подчиненные, если они всё-таки возьмут власть. Этот сюжет пока выглядит не слишком вероятным, но если поражение произойдет обвальным образом, скажем, Киев сумеет не просто разгромить российскую группировку на юге, а еще и захватить Крым – тогда российские ультрас однозначно получат поддержку «глубинного народа», здесь сомнений нет.

    Парадокс, но чтобы взять власть, людям типа Пригожина выгодно, чтобы Путин потерял Крым.

     

    Если власти удастся решить проблему ультра-патриотов и ликвидировать угрозу, исходящую от них (включая и физическую ликвидацию наиболее харизматичных лидеров), встанет выбор между сохранением режима Путина (неважно – с Путиным или без) и его трансформацией в режим, в котором на путинскую номенклатуру будет возложена ответственность за катастрофу. Здесь можно понять, кто будет движущей силой этого конфликта: с одной стороны нынешняя правящая страта, которая забудет все свои внутренние противоречия перед лицом угрозы полного исчезновения, с другой стороны – «второй эшелон», у которого сейчас нет социальных перспектив. Все места наверху заняты и никогда не освободятся. Сын полковника не может стать генералом, потому что у генерала есть свой сын. Поэтому второй эшелон всегда объективно заинтересован в смене правящей страты без смены характера самого режима.

    Между прочим этот сюжет был реализован в ходе распада СССР, где движущей силой переформатирования выступил как раз «второй эшелон». На него и опирался Ельцин в борьбе с Центром. Достаточно вспомнить, что все персонажи первого правительства Ельцина – это как раз люди второго эшелона, высший слой среднего класса советской номенклатуры, у которых не было ни единого шанса прорваться на более высокие позиции. Именно они стали основными выгодополучателями революционных изменений начала 90 годов. Тот же Гайдар в СССР никогда не имел ни единого шанса войти в правительство, Зюганов никогда не стал бы первым лицом в партии, Чубайс никогда не получил бы в руки значимую должность. Собчак не стал бы руководителем исполкома Ленсовета, ну, а про Путина и прочих Грефов-Кудриных-Ротенбергов мы бы даже не слышали.

    Второй эшелон – это та фракция власти, которая всегда готова на переворот, как только для него созревают условия. Поэтому мне даже смешно читать разнообразных кремленологов, которые самозабвенно следят за борьбой в высшей касте: она как раз для режима никакой угрозы не представляет, это стандартная конкурентная борьба внутри стаи, которая ее только укрепляет. Это как инфекционное заболевание – убивает слабых, но оздоравливает популяцию в целом. Угроза для режима, особенно авторитарного, который перекрыл все социальные лифты – это второй эшелон, который «упёрся в потолок». И это классическая проблема любого авторитарного режима, тем более в предколлапсном состоянии.

     

    Из сказанного следует, во-первых, что режим в его нынешнем виде при смерти. Но его крушение произойдет этапно. Первый этап – борьба между ультрас и самой властью, который разгорается прямо сейчас. И она очень сильно зависит от итогов спецоперации, то есть от внешнего фактора. Явное и недвусмысленное поражение, которое нельзя будет преподнести как победу или хотя бы ничью, даст в руки ультрас козырь, которым они могут воспользоваться. Или не смогут – тут уж зависит от способностей и возможностей. Именно этот сюжет для Запада наименее приемлем, так как тогда возникает огромное пространство рисков и непрогнозируемых факторов. Именно поэтому Запад не спешит предоставить Киеву весь спектр вооружений, с помощью которых ВСУ добьют распадающуюся российскую военную машину в короткие сроки. Киеву это не нравится, но он в пищевой цепочке находится внизу, не ему ликвидировать и заниматься последствиями распада России, поэтому его мнение для Запада ничего не значит.

    Второй этап – либо захват власти ультра-патриотами, после чего региональные страты начнут искать внешних покровителей, что и станет причиной быстрого распада страны, либо ликвидация ультрас. Но в таком случае начнется ожесточенная борьба уже внутри самого режима между высшей кастой и вторым эшелоном. Высшая каста может удержать власть только в условиях жесточайшего террора, что тоже весьма рискованно, так как управление находится на критически низком уровне. И, скорее всего, такой террор будет неуспешным. Тогда встанет вопрос о трансформации режима через вынос нынешнего верхнего эшелона и смены персоналий (естественно, при масштабном переделе собственности).

    Этот сюжет может быть реальным, если поражение на Украине будет относительно мягким и высшая власть не сможет перестроиться в откровенно террористическое государство. Впрочем если даже она и перейдет к тотальному террору, там возникнут свои критические точки, так как долго держать страну в состоянии концлагеря тоже не получится. Но это уже следующая модель, которая сильно зависит от результатов того, о чем написано выше.

    И да, все эти построения теряют смысл, в случае прямой и явной победы Кремля на Украине. В случае разгрома ВСУ, взятия Киева и униженного согласия НАТО на выполнение ультиматума «пошли вон к границам 1997 года». В этом случае Кремль окажется на коне, он будет диктовать свои условия всему миру и западные лидеры будут наперегонки выпрашивать аудиенцию у Путина.

    Но мне кажется, что прилет марсиан всё-таки несколько более реалистичен, чем такой исход.

6

Комментарии

12 комментариев
  • Евгений Гордеев
    Евгений Гордеев17 января+10
    "... так как пока нет и близко той силы, которая может предложить иную повестку. «Есть такая партия!» – сейчас просто некому говорить...." - ага - иди попробуй создай партию, да даже просто высунь храповик на поверхность трясины - вмиг очутишься на нарах или что похуже. Пример - Навальный, Яшин и иже с ними. Даже не представляю, каким образом можно сейчас что-то противопоставить режиму.
    • дмб дмб
      дмб дмб18 января-1+3
      А как Вы хотели? Верить что Абрамович и Сечин добровольно отдадут власть. могут только очень наивные люди. Думаю, Вы прекрасно понимаете, что дело не в этих двух сомнительных субъектах, а в смене общественного устройства. Без него страна не выживет, правительство "завлабов" тому подтверждение.
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов17 января-13+2
    В этом и состоит вся глупость европейцев, когда они планируют своё будущее и будущее других, исходя из их безусловной победы. Однако история показывает, что они всегда проигрывали России, но это рассматривается ими как досадное недоразумение. Придётся ещё раз разочаровать их, но это опять не поможет. Их хоть ссы в глаза — всё божья роса.
    • Федор Звягинцев
      Федор Звягинцев17 января+7
      "Однако история показывает, что они всегда проигрывали России"??? например в 1854 году в Крымской войне. Все поговорке: хоть ссы в глаза — всё божья роса
      • Сергей Бахматов
        Сергей Бахматов17 января-9+2
        Тогда был подписан мирный договор, содержание которого было близко к ничьей. Однако впоследствии Россия всё равно достигла все свои цели. А вот победа над Наполеоном, Антантой и Гитлером была настоящей победой.
  • Любовь Минакова
    Любовь Минакова17 января+2
    Погадаем на кофейной гуще... А вдруг!!!! Внутри найдутся другие силы???
    • Иван Neocon
      Иван Neocon18 января-1
      Любовь Минакова☚ Новых сталиных убивают уже на уровне сперматозоидов. 2му такому проколу G2 не позволит случится.
      • Любовь Минакова
        Любовь Минакова18 января+1
        Ну вот и всё-приехали...Мудрецы оказывается жидо-масоны! А такой "храбрый" славянин о котором много сказано всегда и сегодня и о "сильной" России-где ОНИ? ?!Испугались даже сперматозоиды применять для взращивания былой отваги славян...
  • Викентий Щеглов
    Викентий Щеглов17 января-2+2
    Автор катает орехи в мешке. Какая борьба за власть? Вся элита шарахается от власти, как черт от ладана. Хватит уже словесного поноса!!!
    • Любовь Минакова
      Любовь Минакова18 января
      Да... Правильно сказано про "словесный понос"! Но кого же Вы считаете Элитой сегодня?Некоторая т.н. "элита" уже пятки подмазала, в свои хоромы убежала, другая из таких же-просто шагнула в Мир другого пошиба а некоторые вообще убежали.. и бегут...
  • docent 17
    docent 1718 января+1
    "Называются три сценария.." ну, сценария всего два: вверх и вниз. "тоталитаризм, крах режима и распад страны" это всё про один - сценарий ВНИЗ /из одного перетекает в другое/ .. и "подробности" (в поиске/запросе - "вбок") в режиме "онлайн" не столь существенны. (эт в 19в. письмо шло 3/4 недели).. И да, про сц. вверх - эт к "марсианам" /если будет угодно/
  • Rad Sedoy
    Rad Sedoy28 января
    Если тоталитаризм вычистит в России мюридов, я за него проголосую... :) Беда только в том, что при нем именно мюриды к власти и придут :)