Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Почему выбраковка россиян и замена их на мигрантов неизбежна Лариса Казакевич. Одесса – мама юмора Сталин как зеркало Байден – любовь моя! Алексей Живов. А власть тем временем не дремлет – хотя лучше б спала мертвецки! «Древние славяны занимались абортничеством». Из школьных сочинений
Загрузка...

О диалектике местоимений

  • Недавнее Валдайское выступление Президента, вызвавшее такую бурную дискуссию в народе, помимо выдающихся сентенций на темы загробной жизни, содержала и ещё один момент, который остался за скобками обсуждений.

    И вот этот момент, говоря откровенно, показался мне самым знаковым и самым любопытным. Философствуя на темы рая и ада, Путин, безусловно, играл на публику и говорил именно так, а не иначе, вполне осознанно и расчётливо, что и подтвердил дружный верноподданический смех в зале.

    Но вот следующую фразу Президент сконструировал безотчётно. Инстинктивно. И потому она важнее всего прочего, что, по сути, говоря по-аглицки, было обыкновенной саморекламой. А по-русски - ПИАРом.

    И весь короткий диалог, в котором прозвучала эта фраза, мы приведём здесь дословно. Вот он.

    "А я хочу, чтобы Россия сохранилась, в том числе и в интересах русского народа. И в этом смысле я и сказал, что самым правильным, самым настоящим националистом и самым эффективным являюсь я. Но это не пещерный национализм, дурацкий и придурочный, который ведёт к развалу нашего государства. Вот в чём разница.

    Ф.Лукьянов: Если Вы один, то это мало. У Вас есть единомышленники, такие же не националисты?

    В.Путин: Есть. Почти 146 миллионов человек."

    http://kremlin.ru/events/presi...

    Прежде всего, скажу сразу: я лично целиком согласен с Путиным по поводу национализма и его способности уничтожить страну. И о национализме и националистах я лично всегда думал именно так, поэтому никогда не давал им слова в своих материалах. Слова Путина о национализме - правильные. А сами националисты - действительно придурки, и это самое мягкое слово, которым их можно назвать.

    Более того, выражаясь именно так о национализме, Путин едва ли не дословно озвучил позицию так ненавидимых им коммунистов в отношении национализма.

    Поэтому с этими словами невозможно не согласиться.

    Вот насчёт действий - большой вопрос. Иными словами, Путин говорит о национализме верно. Но так ли он думает на самом деле - факт, подлежащий изучению.

    Здесь всё не так просто. Потому что можно сходу назвать десятки националистов, как известных, так и мелких, подзаборных, которые молятся на Путина, как на икону и ненавидят инородцев смертной ненавистью.

    Например, Рогозин, Жириновский, Душенов и др.

    Или мелкая интернет-шпана вроде "писателя" Благина и новых шариковых в лице репьевых-отрепьевых и прочего анонимной "патриотической" босоты, тупой, крикливой и наглой, точь-в-точь, как их собратья в Германии 30-х годов прошлого века.

    И, как все домашние животные, они понимают хозяина по интонации, с полуслова. С полунамёка.

    На самом деле национализм для Путина то же самое, что верная дворняга на цепи. Когда надо, её можно пнуть, чтобы не путалась под ногами. Когда надо - можно кинуть сосику и сказать "Фас!", как случилось в истории с Павлом Грудининым на мартовских выборах, где мифическое еврейство кандидата коммуниста было разыграно, как по нотам, в качестве одного из "убойных компроматов".

    И дело здесь не в евреях. Павел Грудинин точно такой же русский человек, как и сам Путин или Пригожин. Дело в другом.

    Он публично и громко озвучил в ходе своей кампании то, что народ давным давно говорит вслух и обсуждает между собой, на улице, в метро или в интернете.

    И немедленно стал евреем и олигархом.

    Случись Грудинину иметь в числе прабабушек или прапрапрабабушек-дедушек чеченца, грузина, армянина, азербайджанца, крымского татарина, немца, англичанина или негра - результат был бы точно таким же, и платныe подонки Габрелянов или Пригожин щедро оплачивали бы наличными, полученными из администрации президента, кампанию в интернете или официальных СМИ по бойкоту кандидата - "чурки", "черножопого", "агента ЦРУ, Саакашвили, Пашиняна или Мустафы Джемилева.

    А сам Путин на очередном Валдайском форуме сокрушённо разводил бы руками и говорил:

    - Поймите! У нас свобода слова! Ещё бОльшая, чем на Западе! У нас - правовое государство! Обратитесь в суд, если вы видите что-то неправильное! А затыкать рот прессе или деятелям искусства без решения суда - неправильно и антиконституционно! У нас же нет цензуры!"

    Но и это - не главная тема этой статьи. Всё это - лишь констатация очевидного.

    Перейдём к главному - к фразе Путина. Вот к этой:

    я и сказал, что самым правильным, самым настоящим националистом и самым эффективным являюсь я.

    Выше мы говорили о том, что истинное отношение Путина к национализму весьма неоднозначно, мягко говоря.

    РЕКЛАМА

    А здесь в контексте этой фразы скажем совсем о другом.

    Дважды повторенное "Я" в сочетании с цифрой 146 миллионов есть нечто, что должно показаться диким любому, кто помнит Советское время или хорошо знаком с ним по добросовестным историческим источникам.

    Это "Я", уверенно-небрежным тоном произнесённое на весь мир - признак полностью иной политической культуры и политической реальности.

    Вы можете изучать речи Ленина и Сталина, Хрущёва, Брежнева и даже Горбачёва! Слова "Я" вы там не найдёте.

    В недавней статье, адресованной одному известному местному недоумку-всезнайке, я написал буквально следующее:

    То, что Союз отликался на местоимение "Мы", а РФ на местоимение "Я", вы тоже не знаете. Вы ничего не знаете о той жизни, кроме сюжетов из книжек Стругацких и репортажей на Эхе Москвы.

    И это было сказано не ради красного словца.

    "Мы в Политбюро посоветовались и решили", "Мы обсудили это на Пленуме (или на Съезде)" , "Мы посоветовались с товарищами", "Мы обсуждали на бюро", наконец, просто известное, как штамп, обезличенное выражение тех лет "Есть мнение" - всё это типичные вы ражения из официального лексикона государственных управленцев прошлого.

    Знаменитые 6-часовые доклады Л.И. Брежнева содержали десятки тысяч слов, фактов, цитат и имён.

    Но местоимения "Я" там НЕ БЫЛО.

    Лидеры супердержавы, имевшей колоссальный вес в мире, руководители, не скрывавшие авторитарности своего правления, люди, возглавлявшие строй, называвшийся Диктатурой Пролетариата, имевшие мировой политический авторитет и, в добавок к нему, всемогущий репрессивный аппарат, способный закрыть рот любому, не могли публично сказать "Я". И не могли поставить знак равенства между собой и 300 миллионами своих граждан.

    Не могли не потому что "боялись". Не могли, потому что сама природа этого строя исключала отождествление себя любимого с народом на ЛЮБОМ ПОСТУ!

    Такие люди, как Ленин, Сталин или Брежнев чисто теоретически могли сказать о себе публично и официально: "Я интернационалист!" или "Я так решил" и никому из многих миллионов советских граждан не пришло бы в голову возразить.

    Но эти фразыв то время были НЕМЫСЛИМЫ! Такого никто никогда не слышал!

    И дело было не только в самой природе Советской власти, предполагавшей коллегиальность в руководстве и в принятии решений, не только в партийной этике и Уставе Партии. Наоборот, и эта коллегиальность, и эта партийная этика и сами нормы партийной жизни напрямую вытекали из Революции 1917 года, которая, если говорить о ней предельно сжато, по своей коренной сути была завершением многовековой и кровавой, исключительно русской по духу и содержанию борьбы между "Я" и "МЫ".

    В отличие от буржуазных Западных революций, где на смену одному "Я" приходило другое такое же.

    Борьбою между "мы" и "я" объяснялись все наиболее значительные социальные потрясения в России на протяжении как минимум 300 лет.

    "Я", говорила Екатерина Великая, "МЫ", говорил Емельян Пугачёв. Умная и деятельная императрица уцелела чудом, а масштаб событий был таков, что их эхо слышится и поныне.

    "Я" говорил Николай Первый. "МЫ", говорили декабристы. Царь уцелел чудом. "Я", говорил Александр Второй. "МЫ", говорили разночинцы. Царь не уцелел.

    "Я", говорил Николай Второй. "МЫ", сказали большевики. Царизм рухнул и похоронил под собой всю державу.

    Успех Партии Большевиков во главе с Лениным, по сути, означал, что именно им, в отличие от всех современных им или прешествующих общественно-политических сил удалось воплотить в себе местоимение "МЫ". Т.е. - "НАРОД". Отождествить себя с ним. Отсюда и проистекало это коммунистическое "МЫ", как антитеза наконец разрушенному монархическому "Я".

    Едва ли сам Путин, периодически произнося это сакральное "Я" в ходе официальных встреч, отдаёт себе отчёт, что именно он говорит.

    Что, по сути, он констатирует поворот истории вспять, к тем самым временам, когда конфликт двух местоимений означал неминуемое столкновение их между собой.

    Что этот конфликт есть глубоко русский по духу, поскольку НИ В ОДНОЙ ДРУГОЙ стране не развито коллективное подсознательное так сильно, как у нас, и ни в одной стране так презрительно не относятся к местоимению "Я", как в России.

    И что этот конфликт в наших палестинах никогда не разрешался мирно. Не разрешится он мирно и сегодня. И не существует такой силы, которая смогла бы задавить это народное подсознание.

    И президенту, претендующему на звание главного русского националиста, следовало бы об этом знать.

3

Комментарии

8 комментариев
  • Аркадий Осипов
    Аркадий Осипов23 октября 2018 г.+4
    В народе говорят - Я Я Я - головка от куя .
  • Дмитрий Лысов
    Дмитрий Лысов23 октября 2018 г.-4
    Всю паутинку своих рассуждений ехидный дуглас построил вокруг ответа Путина на вопрос Лукьянова: Если Вы один, то это мало. У Вас есть единомышленники, такие же не националисты? В.Путин: Есть. Почти 146 миллионов человек." Дальше всё построено на анализе применённого местоимения (мы или я). Шаткой оказалась конструкция ехидного строителя. Представьте, если бы на вопрос заданный лично Президенту, он стал отвечать «Мы...» Вот уж оттоптался бы этот самый Дуглас. Привёл бы из истории примеры «Мы , повелитель земли Русской..» на том бы и обосновал и в этом случае близкое крушение ненавистного ему режима. Мой минус.
    • Ехидный  Douglas
      Ехидный Douglas23 октября 2018 г.
      Пригожину прывет!:-)))
      • Дмитрий Лысов
        Дмитрий Лысов23 октября 2018 г.-2
        Вы как герой Гашека: - Вполне правильно,- твердил Швейк.- Вы говорите, как будейовицкий жестяник Покорный. Тот, когда его спрашивали: "Купались ли вы в этом году в Мальше?" - отвечал: "Не купался, но зато в этом году будет хороший урожай слив". А когда его спрашивали: "Вы уже ели в этом году грибы?" - он отвечал: "Не ел, но зато новый марокканский султан, говорят, весьма достойный человек".
  • Ехидный  Douglas
    Ехидный Douglas23 октября 2018 г.+1
    Лысов, вы сетевое трепло. Мне вы не интересны. До свидания.
  • Андрей Громадский
    Андрей Громадский23 октября 2018 г.-1+6
    Как понимать вот этот "перл" президента: "А я хочу, чтобы Россия сохранилась, В ТОМ ЧИСЛЕ и в интересах русского народа?". То есть, Россия сохраняется для какого-то избранного (или избранных) народов. А заодно, так уж получается (побочный эффект), что Россия сохраняется и в интересах русского народа? Странная фраза. Хорошо бы было, если эта фраза не есть оговорка по Фрейду.
  • Поляр Поляр
    Поляр Поляр23 октября 2018 г.-1+3
    Стоит ли этому существу на букву "П..." посвящать столько строк, да еще пытаться их толковать, пытаясь извлечь из них хоть какую-то мысль. Уже сколько раз Народ убеждался на фактах, что гражданин Путин не только патологически лжив, но вдобавок, когда говорит не по бумажке, сразу проявляет себя, что он глуп как тетерев.
  • Поляр Поляр
    Поляр Поляр23 октября 2018 г.+2
    В многонациональной стране политическому деятелю, если он конечно не нацист задроченный, нельзя быть никем кроме как интернационалистом. Путину вообще неизвестны смысловые контексты основных политических терминов, поэтому когда он, клюнув на провокации журналистов, сдуру начинает отвечать не по заранее приготовленной бумажке, то сразу наружу вылазит его дремучее невежество и глупость даже в самых простых ситуациях. И всем всё становится ясно...