Новости партнеров

Самое свежее

Нина Останина о повышении пенсионного возраста до 70-ти лет. Дмитрий Ольшанский. Как будет выглядеть эпоха Путина после ухода Путина: кошмаром или благом? Законен ли закон о разгоне митингов? Почему увеличить зарплаты в России невозможно? Власть и вранье – две вещи нераздельные, но во всем должна быть мера! Уехал цирк, а выборы остались!
Загрузка...

Алексей Чадаев. Матрешка суверенитетов

  • Все территориальные конфликты на постсоветском пространстве устроены по единой схеме – назовем её матрёшкой суверенитетов.

    Есть суверенитет первого уровня – бывший СССР, «Москва». Есть суверенитет второго уровня – бывшие союзные республики. Есть суверенитет третьего уровня – автономии в рамках этих республик.

    После превращения С-2 в независимые государства находящиеся в их составе С-3 начинают по логике матрешки добиваться независимости уже от «материнских» С-2, что вызывает бешеное сопротивление последних. Оказавшись под ударом, С-3 идет за помощью к наследнику С-1, то есть к РФ. С-2 в свою очередь апеллирует к Западу, то есть «глобальному миропорядку» или, иначе говоря, к тому, что в их представлении является С-0, «самой верхней» матрёшкой. При этом С-1 ставит под сомнение субъектность этих С-2, считая их марионетками С-0 и предпочитая обращаться напрямую туда. А С-2 игнорирует субъектность С-3, считая более выгодным для себя считать их сателлитами С-1. В итоге получается, что наши друзья – это сплошь С-3, а враги – С-2.

    Отсюда и надписи по-английски у грузин про 20% «оккупированной Россией» территории. Эта позиция зиждется на том, что нет и не может быть никакого С-3, а есть только С-1 (Россия) и С-2 (Грузия). Точно так же всё и в риторическом пакете постмайданной Украины по поводу «народных республик» и самоопределения Крыма.

    Под эту схему подпадают в полной мере Карабах, Абхазия, Южная Осетия, Крым, Севастополь. С оговорками – Приднестровье и Донбасс. Оговорки в их случае вызваны тем, что в СССР никакой юридической автономии у этих территорий не было, была только де-факто хозяйственная. И Приднестровье, и Донбасс были самостоятельными и управляемыми напрямую из центра «народнохозяйственными комплексами», говоря в советской терминологии. И им приходилось создавать свою политическую субъектность непосредственно в ходе конфликта, на апелляциях к полумифологической древности (Молдавская АССР, Донбасско-криворожская республика).

    Ещё, конечно, несколько наособицу Карабах, за которым стоит не только Россия, но и Армения. Однако сама по себе Армения, разумеется, без российской помощи выиграть карабахскую войну точно не могла, поэтому схема работает и для Карабаха.

    При этом единственный случай успешного поглощения С-3 со стороны С-2 – это Аджария, сдавшаяся Грузии. Но при попытке повторить этот опыт с Абхазией и Северной Осетией 8.08.2008  Саакашвили потерпел неудачу.

     

    Если говорить об Украине, то на её территории потенциальных С-3 и сейчас еще немало: это и Закарпатье, и Харьков, и Одесса, и даже в какой-то мере Днепропетровск. Но там соответствующие движения были достаточно жёстко задавлены, и сейчас эти «недосубъекты», за исключением разве что Закарпатья, практически не шевелятся.

    При этом внутри самой России довольно много потенциальных С-2, исторически обладающих несколько большим суверенитетом, чем «обычные» российские регионы. И сохранивших остатки привилегий несмотря на всю постсоветскую политику унификации федеративных отношений. Этот список надо начинать не с очевидных вроде бы Татарстана, Дагестана или Чечни, а с куда менее очевидных, но по факту более автономных Москвы и Питера. И там, и там правящая головка С-1 периодически проводила зачистку элит – как снос Собчака в 1996-м, Яковлева в 2003-м или Лужкова в 2010-м. Но вновь пришедшие наместники начинали снова дрейф в сторону автономизации.

    При этом единственный относительно успешный пример восхождения с уровня С-3 до С-2 – это Ингушетия, выделившаяся в отдельный субъект федерации из единой Чечено-Ингушской АССР. Но расплатой за это стали перманентные точки напряжения и с Осетией (Пригородный район), и с Чечнёй.

    С Осетией, кстати, отдельный казус: трудно объяснить, почему Северная Осетия с ее 700 тыс. населения и достаточно мощной экономикой – всего лишь субъект федерации. А Южная Осетия с её 50 тыс. (на бумаге) и 30 тыс. (по факту) жителей и при отсутствии какой-либо экономической самостоятельности – полноценное суверенное государство.

    Ну и, конечно, традиционный региональный конфликт по оси губернатор-мэр, существующий едва ли не в каждом втором субъекте –тоже в каком-то смысле проекция матрешки.

    На сегодня ситуация со всеми этими матрешками практически везде достаточно стабильна. Но в случае каких-то сотрясения «пружина суверенитетов» способна быстро раскрутиться – возможно, и поэтому Путин не спешит со статусом Донбасса, дабы не спровоцировать невзначай опасное движение.

7

Комментарии

2 комментария
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов25 июня
    не приписывайте много Путину.
  • Андрей Громадский
    Андрей Громадский25 июня
    Надо кончать с федеративным устройством РФ и преобразовывать её в Россию - единую и неделимую с административно-территориальным делением её территории. И никогда больше не следует допускать никаких т.н. национальных образований в России. Народы, которые будут проситься войти в состав России, что уже произойдёт в обозримом времени, будут входить в её состав на правах обычных административных территорий. Например, нынешний Казахстан, т.е. наша Южная Сибирь войдёт в состав России на правах десятка областей... и т.д. по списку наших исконных территорий.