Самое свежее

Александр Росляков. Кому нужны безмозглая страна, война и нищета? Константин Калачев. КПРФ пишет новую, Божьей милостью Конституции РФ У вшей своя спецоперация Ева Меркачева. Дело врача: за что судят экс-начальника больницы «Матросской тишины» Эль Мюрид. Натужный ритуал послания Путина Александр Росляков. Вместо «Слава наручникам и полицаям!» – злодейка проорала «Слава Украине!»

ТЭО ПИВ. Тунеядство у них в крови

  • Время от времени, чтобы напомнить о себе и своей террористическо-экстремистской организации «Партия исламского возрождения» (ТЭО ПИВ) её главарь Мухиддин Кабири обращается к т.н. правозащитным организациям и  странам-гарантам подписания Общего мирного соглашения о мире в Таджикистане по поводу ущемления его прав и свобод. То есть, находящегося на родине и при политической власти Кабири почти всё устраивало. Теперь, оказавшись за границей, он регулярно просит страны-гаранты межтаджикского примирения вмешаться во внутриполитическую ситуацию в Таджикистане.

    Напомним, что в мае 1997 года, по просьбе примиряющихся сторон, правительства Афганистана, Ирана, Казахстана, Кыргызстана, Пакистана, России, Туркменистана и Узбекистана, которые были официальными наблюдателями на межтаджикских переговорах, согласились выступить в качестве политических и моральных гарантов комплексного и добросовестного выполнения сторонами Общего соглашения. В этой связи, на промежуточном этапе периодически проводились встречи министров иностранных дел государств-гарантов в Душанбе. Названными странами оказывались экспертные и консультативные услуги. Страны-гаранты согласились на период осуществления Общего соглашения создать Контактную группу, состоящую из аккредитованных в Душанбе послов или специально назначенных представителей. А также Специального представителя Генерального секретаря ООН в РТ, главы миссии ОБСЕ в Таджикистане и представителя Организации Исламской конференции (ОИК), которые выполняли функции координатора Контактной группы. Помимо контроля и добрых услуг, Контактная группа бдительно информировала правительства государств-гарантов, Генерального секретаря ООН, руководящие органы ОБСЕ и ОИК о возникающих нарушениях сторонами Общего соглашения, давая рекомендации о путях их устранения. На миссию наблюдателей ООН в РТ (МНООНТ) была возложена роль гаранта реализации Общего соглашения, поставлена задача мониторинга и консультирования на всех стадиях его реализации. ОБСЕ через свою миссию в Таджикистане активно способствовала осуществлению Общего соглашения в вопросах, касающихся соблюдения прав человека и строительства демократических политических и правовых институтов и процессов в РТ. Совместные комиссии с равным представительством правительства и ОТО наблюдали за выполнением соглашений по прекращению огня и возвращению беженцев. Миротворческие силы СНГ оказывали помощь в деле прекращения огня и выполнения Военного протокола. Международный комитет Красного креста помог в обмене военнопленными. КНП разработала предложения по внесению поправок в законодательство о политических партиях, движениях и прессе. Совместно с президентом, КНП подготовила проекты поправок и дополнений в Конституцию, которые затем были вынесены на референдум, а также новый закон о выборах. Основным из важных решений было то, что представители ОТО были включены в структуры исполнительной власти таджикского правительства (министерства, отделы, местные органы власти, судебные и правоохранительные органы) на основе 30% квоты. Центральная избирательная комиссия по выборам и проведению референдумов была сформирована на переходный период с включением в её состав 25% представителей ОТО для проведения выборов и референдума.

    Запреты и ограничения на деятельность политических партий и движений, входящих в ОТО, были сняты органами власти РТ после завершения второго этапа реализации Протокола по военным проблемам. Политические партии и движения  по сегодняшний день функционируют в республике в рамках Конституции и действующих законов. Однако ранее единственная легализованная во всём Центрально-азиатском регионе, исламистская партия – ПИВ, предъявляющая сегодня необоснованные претензии и жалобы к мировому сообществу, сегодня запрещена не только в Таджикистане и России, но и в других странах СНГ, ШОС и ОДКБ за ведение террористическо-экстремистской деятельности. Её активисты и главари находятся в международном розыске.  

    Реинтеграция, разоружение и расформирование вооружённых отрядов ОТО, а также реформирование силовых структур РТ было осуществлено в переходный период Президентом Республики Таджикистан и КНП в тесном взаимодействии с МНООНТ. Вооружённые формирования, отказавшиеся сотрудничать в выполнении Военного протокола, были признаны незаконными и  разоружены в принудительном порядке. Практическая реализация была осуществлена подкомиссией КНП по военным вопросам, а также Совместной центральной аттестационной комиссией, образованной на паритетных началах из членов ОТО и правительства. В целях формирования взаимного доверия были установлены постоянные контакты на уровне командиров подразделений и личного состава, а также специальные мероприятия по совместному обучению. На второй стадии из прошедших регистрацию боевиков ОТО были сформированы соответствующие подразделения регулярных вооружённых сил Республики Таджикистан. Военнослужащие прошли аттестацию, приняли присягу, получили обмундирование и положенное довольствие. Лица, не изъявившие желания продолжать службу, непригодные к ней по медицинским показаниям, некомпетентные или имевшие судимость до мая 1992 г. были демобилизованы и возвратились к гражданской жизни. Многие, ранее служившие в правоохранительных органах, были восстановлены на прежних или равнозначных должностях. Слияние бывших подразделений ОТО с правительственными силовыми структурами произошло согласно достигнутых мирных взаимных договорённостей. 

    Правительство РТ взяло на себя и выполнило обязательства по возвращению, интеграции беженцев и вынужденных переселенцев в мирную, социально-экономическую жизнь страны, оказало гуманитарную, финансовую и юридическую помощь, содействие в трудоустройстве, обустройстве жилищ, восстановлении во всех правах. Названные лица не были привлечены к уголовной ответственности за участие в политическом противостоянии и гражданской войне.

    Стороны подписали Акт о взаимном прощении, после чего был принят Закон «Об амнистии», согласно которому: были освобождены все военнопленные; сняты все обвинения и освобождены из заключения лица, принимавшие участие в военно-политическом противостоянии во время военно-политической конфронтации, начиная с 1992 года до момента принятия Акта об амнистии.

    Особо напомним членам ТЭО ПИВ, её политсовету и нынешнему главарю, направляющему в адрес т.н. правозащитных организаций многостраничный список осуждённых, разыскиваемых или проходящих по уголовным делам исламистов, следующие пункты указанного документа, где подчёркивается: «Лица, совершившие преступления, предусмотренные Уголовным законодательством Таджикистана, не будут освобождены от уголовной ответственности, из заключения, и с них не снимаются обвинения. Всякий, кто в дальнейшем применит силу в ходе политических споров, будет нести полную ответственность перед таджикским законодательством».

    Поэтому все заявления Кабири о невыполнении каких-либо  положений общих договорённостей неправомерны и безосновательны. Преимущество Общего соглашения заключалось в его гибкости, взаимоприемлемости и потенциально всеобъемлющей роли Комиссии по национальному примирению (КНП), куда вошли представители противоборствующих сторон на основе принципа паритетности.  КНП разработала чёткий механизм контроля над исполнением обязательств по Общему соглашению сторонами Соглашения.  Все запланированные стадии перехода от войны к миру, от противостояния к консенсусу были успешно и полностью соблюдены под бдительным контролем стран-гарантов, ОБСЕ, МНООНТ, ОИК. Стороны и наблюдатели выполнили свою историческую миссию.     

    Однако к ТЭО ПИВ, до сих пор упорно «тянущей одеяло на себя», остался встречный вопрос: «А в чём, собственно, их претензии?». Таджикистан и его трудовой народ за 30 лет ушли далеко вперёд, перейдя на новый этап, от слов к реальным делам. А бездельники из ТЭО ПИВ во главе с профессиональным тунеядцем Кабири продолжают нахлебничать и объедать третьи страны, не принося ничего полезного взамен.

     

    Пулод Гафуров

                                                                              

                                                                      

0