Новости партнеров

Самое свежее

Рагим Джафаров. Коля, который держит небо Александр Росляков. Смело мы в гроб сойдем – за жизнь потомков! Сломать Росреестр – первостепенная задача путинского государства Эль Мюрид. Солидарность как средство против террора Главные шишки страны – на главную елку! Политические анекдоты Перспектив нет
Загрузка...

О вытеснение и ассимиляции таджикского (дари) языка в Афганистане

  • «Таджикский язык, великое наследие наших славных предков, дошёл до наших дней - независимого государства таджиков из далёких тысячелетий, несмотря на множество препятствий и трудностей»

            Эмомали Рахмон,

    Президент Республики Таджикистан

     

    Талибы представляют экзистенциальную угрозу таджикам, устоям национальной самоидентификации и культурному присутствию древнего народа  исторического Хорасана, преемника нынешнего Афганистана. Острие основного удара «политики выуживания» направлено талибами на вытеснение классически выверенного языка – языка дари, исполняющего роль инструмента для просвещения и облагораживания миллионов афганцев, начиная с 9 века по сегодняшний день. Коллизия морально-нравственного порядка налицо.

    Таджикам историей предназначено выполнят цивилизованную миссию среди народов Среднего Востока и Южной Азии. В соответствии с памятниками исторической культуры, выведенные на уровень аксиомы и точного уравнения - древни­ми пред­ка­ми та­джи­ков были согдийцы, бактрийцы, саки, масагеты, сарматы, скифы, туранцы, кушане, хорезмийцы, эф­та­ли­ты, ныне здравствующие аймаки, чораймаки, фирузкухи, нуристанцы, пашаи, джамшеди и другие во­сточ­ные арийские пле­ме­на. Эти на­ро­ды Хо­рас­а­на под единым стягом исторической судьбы стали объ­еди­нять­ся под эт­но­ни­мом «та­джик» 2500 лет назад.  В Афгани­стане ос­но­ву таджик­ско­го на­ро­да со­ста­ви­ли вышеуказанные народности, ныне проживающие в 26 провинциях с различными географическими пропорциями. По сообщению исторических  источников с об­ра­зо­ва­ни­ем го­су­дар­ства Са­ма­ни­дов в IX−X вв. за­вер­шил­ся и про­цесс сло­же­ния эт­ни­че­ско­го ядра та­джи­ков, который был свя­зан с рас­про­стра­не­ни­ем об­ще­го таджикско-пер­сид­ско­го языка, при­ведший к этническим сме­ше­ни­ям.

    Таджикско-персидский язык и язык дари – три ветви одного языка. На этом языке говорят народы Таджикистана, Ирана, Афганистана, Центральной Азии, таджикской диаспоры в России, западной части Китая, севера и севера востока Пакистана,  а также в некоторых других странах, на которые оказало влияние таджикская культура и цивилизация. Следы таджикского языкового оазиса отмечены в Объединённых Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, Ираке, Турции, среди последователей Заратустры Индии (в г.Мумбае, в особенности), в стане арийских народностей талишей, татов, осетин  и некоторой части дагестанцев  на Кавказе. Почему древний народ - евреи заимствовали в период 2500-летнего проживания в Центральной Азии именно бухарский диалект таджикского языка – эта тема для отдельной интересной статьи?! Фактически, таджикский язык был государственным языком правителей Индийского субконтинента до прихода британских колонизаторов. Хазарейцы, как крупная этническая группа, составляющие 3-й по численности населения Афганистана говорят на благозвучном диалекте  «хазараги» языка дари.  Представители условно называемого «золотого миллиона» - дариязычных пуштунов, к коим относится вся элита пуштунов, начиная с 1742 года – эмира Ахмадшахи Дуррани до Карзая говорили на языке дари, как первого родного языка.          

    Известный философ и поэт Индии Мухаммад Икбол Лохури в середине 30-годов 20 века по приглашению короля Захиршаха побывал в Афганистане, прошёл в составе  экспедиции  все южные, центральные и северные провинции. Удивительным моментом поездки по наблюдениям Икбола было наличие богатых природных ресурсов, земельных угодий, полезных ископаемых, развитой кустарной торговли при низком качестве управления страной, оно не выдерживало никакой критики. Народ, находясь в тотальной безграмотности, по воле недальновидных правителей был представлен самому себе и под прессингом феодального, а в некоторых местах и рабовладельческого строя. Пребывал в атмосфере религиозного невежества, разделял участь представителя заблудшей нации. М.Икбал продвигаясь по Афганистану, общался с жителями, на языке дари. И отчёт о своей поездке и поэму тоже написал на этом  языке, так как оно пользовался огромным влияниям с Ближнего Востока до Южной Азии.  Данный отрывок был привёден, чтобы ещё раз обозначить величие и мощь языка дари по сравнению с другими языками этнических групп в историческом почти 100 летнем отрезке.        

    Ниже подчеркнём факты о конкретных злодеяниях шовинистической организации по имени движения «Талибан» (запрещённая в странах СНГ) по ликвидации языка дари на территории Афганистана. Посредством этой публикации делается попытка донести до мирового сообщества сведения о причастности талибов к выуживанию из политического и жизненного поля языка межнационального общения - дари, на котором говорят большинство афганцев. А это практически  80% населения.

    Все мыслящие афганцы знают, что согласно Конституции Афганистана 1964 года, дари – один из государственных языков страны, наравне с пушту. Дари – родной язык примерно половины населения Афганистана и используется в стране как lingua franca.

    Между тем, такая трактовка исторической действительности не устраивает Движение талибан, проводящее политику в радикальных формах, напоминающую апартеид. В своей борьбе с таджиками и другими народами, проживающими в Афганистане, это движение выступает как самый последовательный враг собственного населения. Тут перечислять можно бесконечно. Подавление таджикоязычного населения происходит разными способами, это и лишение политических прав, геноцид населения Панджшера, искусственно насаждаемое управления одной нации, созданная гуманитарная катастрофа  преимущественно в местах проживания таджиков, узбеков и хазарейцев,  и конечно ущемление по языковому отличию. 

     

    Рисунок 1. Языки Афганистана, зелёным обозначено ареал распространения языка дари. Источник Центральное агентство статистики Афганистана, 2020г.

       

    Анализ совокупных данных, бесед с жителями, учёными, репортажей с мест компактного проживания таджиков, беженцами, материалов электронных и печатных  СМИ, в особенности Интернета, радио и ТВ показывает общую картину, что обостряется борьба с языком Рудаки и Балхи, которого вновь входящая террористическая клика хотят максимально вытеснить из сферы повседневного общения в Афганистане. В качестве инструмента в этом деле выступают лживые «государственные» карательные учреждения талибов, призванные выявлять случаи «незаконного» употребления языка дари и наказывать «виновников». Борьба за установление «правильного языка» идет каждодневно и безостановочно со стороны талибов.

    Талибы-пуштуны не осознав, что город Кабул с его 7-миллионным населением – это таджикский город,  теряют самообладание из-за огромного недопонимания местного населения с их выходками. Они не знают, что с населением нужно говорить на их понятном языке, а этот язык дари. Привнесённый языковой барьер пуштунами в Афганистан из лагерей беженцев, находящихся на севере Пакистана становится непроходимым препятствием в реализации жизненных устоев, столетиями укоренившимся в этой стране. Талибы в основном своём пуштуны ненавидят таджикскую идентичность, поэтому они изо всех сил пытаются разорвать связь между персоязычными афганцами, Таджикистаном и Ираном.

    Профессиональные электронные СМИ (ТВ, пресса, радио), распространяющихся на языке дари и считающихся эталоном свободомыслия превратились в рупоры идеологического засилья  и культа пуштунского языка, на котором говорят всего 7% процентов населения Афганистана. ТВ «Толо», «Ориёно», «Хуршед», «Шамшод», в передачах которых возобладал язык дари, газеты «8 субх», «Иттилооти руз», «Ориён», «Кабул таймс», которые выходили миллионными тиражами превратились в площадку  талибовских экспертов, куда выход представителям таджикского народа умышленно ограничивается. По этой причине сложилась, граничащая с анекдотом, до слёз комическая ситуация. Из-за этого языкового переполоха жители Кабула вполне серьёзно рассуждают, что страну захватила оккупационная иностранная армия, которой чужды языковые, традиционные ценности и уклад жизни населения. Афганистан стал страной немых, где провинциальные князьки не ведают, что творят в политическом Олимпе Кабула.  

     И это  при неопровержимых, не требующих  доказательствах, что таджики, как государствообразующая и титульная нация в Афганистане, насчитывает более 17 млн. человек. Таджики во все времена  служили мостиком между персоязычным продвинутым населением и южными соседями, которых надо было времени от времени облагораживать и цивилизовать, очищая, как от рыбы чешую и  отсталую спесь.

    В пылу тугодумости  и невежества талибы не поняли, что урбанизированные пуштуны – жители 26 из 34 провинций Афганистана, в частности,  Кабула, Мазари Шарифа, Кандагара, Сарипула, Герата, Фаряба, Джузджана, Кундуза, Тахара, Самангана, Газни, Баглана, Бадгиса, Гура, Фараха, Бамияна, Дойкунди, Нангархара, Лугара, Лагмана, Урузгана, Нимруза, Гильменда, Нуристана, Кунара   используют дари в качестве первого или второго языка. Благодаря культурному доминированию языка дари в данном регионе, многие носители дари в Афганистане возобладают во все времена привилегированным правом в системе госвласти, торговли, ремесла, армии и образования.

    Политическая и военная ситуация в Афганистане такова, что таджики вкупе с персоязычными нациями призваны объединится под единым куполом цивилизованных реформ и искоренения новых вызовов и угроз и при одновременной поддержке традиции народов, веками считающихся хозяевами Афганистана.  Действия организаторов и охотников языкового превосходства талибов - пуштун напоминают сюрреалистические картины испанского художника Сальвадора Дали. С какого бы ракурса не лицезреть в эти приступы  безумия, равно и на картины известного художника, истинного понимания вещей не достигнешь. Хотя бы тому, что толкование этих «шедевров» античеловеческой мысли талибов с каждого угла зрения выглядят по разному, но их объединяет одно – демонстрация  звериного оскала и бессилие перед величием языка дари и его носителей.

    Представляется, что языковая политика талибов предвзята по своей сути и сущностной природе, антинародно по способу реализации, и конечно же противоречит естественным человеческим правам древнего народа Афганистана. Эта политика дискриминирует целые народы по этноязыковому признаку и  грубо нарушает международное гуманитарное право. ООН должна реагировать на данную ситуацию, призывая коллективный «талибан» очеловечится, грубо ошибающийся, что «путь к власти лежит через дуло винтовки».     

    Подытоживая текст словами великого поэта современности Евгения Евтушенко, хотелось напомнить ещё раз самим себе и ближайшим соседям из стран СНГ о нашествия талибовской саранчи, угрожающей не только безопасности и физическому присутствию передовых народов, но и их культурно-цивилизованному коду:

     

    О, Родина,

    Чтоб не обледениться –

    Будь наконец-то  ты к гениям тепла.

     

    Сергей Рахимов, эксперт по странам Южной Азии.

     

0