Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Почему социализм с выборами из одного был обречен Михаил Шевелев. Когда на сердце тяжесть... Эль Мюрид. Ослабление террора в РФ – временное Вера Афанасьева. Шахтеры и должны гибнуть: сегодня это расходный материал! Алексей Живов. Наш поезд едет в Самарканд Александр Росляков. Кукла: о древнем трюке, на который граждан ловят по сей день
Загрузка...

Дмитрий Ольшанский. Индустриальный мир вчерашний – ему нужны были люди, а не мигранты

  • Индустриальный мир эпохи модерна, мир двадцатого века, мир прошлого – имел свои темные стороны, с ним было много проблем, но в одном ему не откажешь: ему нужны были люди.

    Он жил, исходя из идеи, что всякому человеку можно найти какое-нибудь рациональное занятие, всякую территорию или страну нужно развивать и везде что-нибудь делать, производить что-то вещественное, полезное. И в любой Сирии, Ливии, Ираке, в какой-нибудь Венесуэле, не говоря уж о более серьезных странах, ну буквально повсюду тогда приходили к власти молодые майоры и полковники, президенты и отцы нации – и строили фабрики, дороги, подтягивая провинцию до больших городов. Учили людей на инженеров и врачей, создавали танковые бригады, пытались дотянуться до американского, немецкого, да хоть бы и советского стандарта.

    Словом, везде возникал здравый смысл. Пусть с перебором и пересолом, где-то жестоко, где-то неудачно, но это было. Весь мир был таким.

    А потом что-то неуловимо, постепенно, трагически переломилось. Скорее всего роковым моментом стали восьмидесятые годы, когда впервые оказалось, что развлекать выгоднее, чем производить, спекулировать цифрами выгоднее, чем торговать товарами, а управлять хаосом удобнее, чем управлять коллективами.

    И на том старый мир – неважно, капиталистический или социалистический, диктаторский, демократический – поехал с ярмарки.

    А на его место уселось какое-то новое, и очень неприятное существо, которое с тех пор только раздувается на своем троне и только крепчает.

    Этому существу нужны

    - только клиенты, но не работники,

    - только подростки, но не взрослые,

    - только финансовые инструменты, но не вещи,

    - только корпорации, но не государства,

    - только кочевники, но не местные жители,

    - только наемники, но не регулярные армии,

    - только мегаполисы, но не страны,

    - только гендеры, но не семьи,

    - только меньшинства, но не большинство,

    - только экзотика, но не норма,

    - только эмоции, но не здравый смысл.

    И мы теперь на каждом шагу видим печальные отходы жизнедеятельности этого скверного существа,.

     

    К примеру, мигранты, стоящие где-нибудь палаточным лагерем или плывущие на лодочке навстречу цивилизации – в чем с ними беда?

    А в том, что они значимы для новой цивилизации ровно в той степени, в какой они мигрируют, не сеют, не пашут, только мигрируют. И в идеале должны мигрировать вечно, производя поводы поговорить о мультикультурализме, ксенофобии, человечности, проклятом имперском наследии, идентичностях и тому подобной официозной макулатуре.

    Но если бы любой из них остался у себя дома – в условном Ираке, Таджикистане, неважно – и спросил бы робко у современного мира:

    - может, я лучше тут на фабрике за углом буду работать?

    - может, я учителем стану, а мне квартиру дадут?

    - может, я служить пойду, до комполка дослужусь?

    - может, мы электростанцию построим, автомобили будем делать, диссертации защищать?

    Современный мир расхохотался бы в лицо такому дурачку.

    Твоя фабрика неэффективна, мы все фабрики в мире запихнем в один Бангладеш. Учителей сократим, если надо – у нас есть онлайн-курсы психологии и дизайна. Армия – это насилие, а насилие – зло. Случится что – пришлем дроны, разбомбим у вас пару сараев и скажем, что победила свобода. Электростанции твои вредят природе, автомобили – тем более, можем подарить тебе самокат,

    А что касается диссертаций – поступим так. Нарядись в тряпки, какие есть пострашнее, прыгай в лодочку, плыви к нам, садись посреди улицы на землю, бормочи что-нибудь непонятное – желательно, заклинания на случай человеческих жертвоприношений, как это нету таких? Какой еще Шекспир? Давай придумывай заклинания! И рассказывай, как тебя все обидели, как ты страдаешь, а мы выпишем тебе пособие, чтобы ты и дальше сидел на земле посреди улицы. И заодно диссертацию защитим – о трансгрессивных аспектах небинарного дискурса постколониальных идентичностей.

    Усвоил? Иди ищи рваные тряпки!

    Потому что человек больше не имеет никакой ценности у себя дома, у себя на работе, одной и то же десятилетиями, на своей земле, в своей стране, среди всего стабильного, регулярного и равномерного.

    Он, человек, должен бежать в какое-то другое место, какое теперь ему назначено для новой жизни, и там ему либо повезет – и он займется онлайн-курсами психологии и дизайна, то есть станет производить пустоту. Либо не повезет – и тогда он может рассчитывать на пособие, сидя на земле в рваных тряпках.

    Ну, есть еще клининг-сервис, если на земле слишком холодно.

    Вечная тебе память, товарищ полковник, фабрика, она же и электростанция, дорога, школа, автомобиль, и даже танковая бригада. Вечная вам память, норма и здравый смысл!

    Да и деньги производить гораздо удобнее и выгоднее, чем любые товары: просто печатать и распределять. Но не может же это длиться вечно! Сколько верёвочке не виться...

18

Комментарии

4 комментария
  • Region 49 Region 49
    Region 49 Region 49Вт в 9:37+5
    Век перевернутого мира не долог.Или он сожрет себя сам,либо его сметут недовольное большинство.
  • Николай Лебедев
    Николай ЛебедевВт в 12:14+2
    Человек создает экономику, а та, в свою очередь, создает человека. Вот нпр штришок сырьевой экономики. Экономисты да юристы (в т. ч. образно говоря) могут срывать плоды, выбрать спелые и сладкие. А кто будет выращивать, когда на всех не хватит?
  • Игорь Шенин
    Игорь ШенинСр в 7:50
    Раньше производили товары, сейчас производят деньги.
  • Дмитрий Тим
    Дмитрий ТимСр в 8:03+1
    НТП помноженный на капитализм, и даёт такие вот уродливые плоды. И потенциально ведёт к гибели цивилизации. Поэтому крах СССР - это трагедия не только для нас, но и для всей мировой цивилизации.