Новости партнеров

Самое свежее

Дмитрий Ольшанский. Как будет выглядеть эпоха Путина после ухода Путина: кошмаром или благом? Законен ли закон о разгоне митингов? Почему увеличить зарплаты в России невозможно? Власть и вранье – две вещи нераздельные, но во всем должна быть мера! Уехал цирк, а выборы остались! Как нам перейти от деградации к развитию? Рецепты есть, желания не видно…
Загрузка...

Дмитрий Ольшанский. Позвольте вам не позволить! О развитии политической свободы на Руси

  • Новая государственность, которую создали в тридцатые годы прошлого века наши новые советские люди (чаще всего бывшие крестьяне, стремительно ставшие госслужащими), очень медленно осваивает довольно простые вещи.

    При Сталине было царство чистой средневековой сакральности. То есть система не просто гасила любое политическое недовольство – ей нужны были еще и придуманные демоны и ведьмы, победы над которыми имели воспитательное значение в мире той страшной порой сказки.

    При Хрущеве уже слегка поскучневшему и обмирщенному государству было все еще невыносимо, что люди ругают его между собой. Тысячи несчастных и неосторожных хоть и на небольшие сроки, но шли в тюрьмы и лагеря за пьяную ругань в адрес власти и ее официальной религии.

    При Брежневе оказалось, что можно сдуру ляпнуть что-нибудь «политическое» – и не сесть. И от этого земля не рушится и режим – тоже. Но государство все еще не могло терпеть, чтобы его могли ругать публично – не в очереди и на кухне, но, скажем, в любой книжке или газете. Это по-прежнему было под категорическим запретом.

    При Путине – после всех нелегких потрясений – государство взяло новую высоту: можно публично его ругать и писать «неправильные» книжки. Дозволены недозволенные газеты, радио, сайты, соцсети; почти все можно писать и говорить – кроме разве как на нескольких главных телеканалах. Да и туда приглашают за деньги специальных «врагов», чтобы они на всю Россию выкрикивали что-то плохое про Россию. В СССР такое было немыслимо – но, глядишь ты, система держится и ничего ужасного не происходит.

    Что будет дальше, в двадцатые-тридцатые годы этого столетия?

    Я думаю, государство с изумлением обнаружит новые возможности, которые пока кажутся ему чем-то фантастическим.

    А именно: окажется, что можно под улюлюканье народа менять тузов на любых должностях, всех депутатов и губернаторов – и даже министров. А там чего доброго – и президентов-премьеров. Что можно заряжать такие выборы, чтобы никто до финала не мог угадать, Вася победит на них или Петя – и при этом все равно ничего снова не изменится.

    Этот дивный фокус, который западные системы показывают легко и без всякого напряжения, бывшие советские люди пока не освоили.

    Им все еще кажется, что нужна «партия власти», что нужно давать указания, какой именно Вася обязан победить в Самаре или Чите. И наказывать Петю, который посмел пролезть на выборы без спросу – не то мол все развалится.

    И каково же будет всеобщее удивление, когда выяснится, что не развалится ничего.

    Впрочем не будет и удивления, поскольку к тому моменту нынешняя запрещенка медленно и незаметно сделается унылой разрешенной нормой.

    «Чего хорошего-то? В чем тут революция? – скажут наши взрослые дети и юные внуки. – Эти ушли, те пришли – а все осталось как было».

    И им уже будет не объяснить нашего головокружения от одной мысли о простой сменяемости власти.

4

Комментарии

8 комментариев
  • Трурль Альтруистичный
    Трурль Альтруистичный21 ноября 2018 г.+3
    Какой полёт мысли!
  • Трурль Альтруистичный
    Трурль Альтруистичный21 ноября 2018 г.
    https://kot-begemott.livejournal.com/2621999.html
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов21 ноября 2018 г.+4
    Свобода слова заканчивается, когда человек попадает во власть какого-либо уровня и становится публичным. Если же он попытается продолжить свою любовь к вольным высказываниям или просто не впишется в команду, то система отторгает его как инородное тело. Поэтому у некоторых государственных деятелей язык развязывается вновь, когда они выходят в отставку. Можно, конечно, всем зажать рот, но шансов удержаться во власти будет меньше, так как откровенное рабство всегда порождает социальный взрыв.
  • Андрей Громадский
    Андрей Громадский22 ноября 2018 г.-1+1
    Не уверен, что в каком-то произведении Симонова, повествуется, как весной 45-го года на Эльбе американец объяснил нашему красному командиру, в чём состоит преимущество демократии пред советским "тоталитаризмом". Мол, я, могу запросто подойти к Белому Дому и сказать, что наш президент дерьмо, и мне ничего за это не будет. А ты можешь на Красной площади точно так же сказать о Сталине? Наши безумные интеллигенты во времена перестройки частенько приводили в пример именно этот "убойный" аргумент, чтобы доказать работягам преимущества демократии и свободы слова пред «тоталитарным» «совком».
    • Сергей Бахматов
      Сергей Бахматов22 ноября 2018 г.-1+1
      Демократия - это понятие, которое не имеет ничего общего с буржуазным либерализмом и тоталитаризмом, так как оно подразумевает качество всех общественных институтов общества. Если кто-то огульно осуждает кого-то, то это профанация свободы слова, поэтому тот, кого осуждают, должен иметь право подать в суд компетентный и честный, который и решает, кто виноват. Если нет права подать в суд - то это тоталитаризм, если право такое есть, но суд ангажирован, то это буржуазный либерализм.
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов22 ноября 2018 г.
    ну смените вы Путина думаете что нибудь изменится?
    • владимир кот
      владимир кот22 ноября 2018 г.+2
      ну смените вы Путина думаете что нибудь изменится?,, а кто-то говорит,что надо сменить только путина?надо менять(с корнем)ВСЮ систему.
      • Алексей Уралов
        Алексей Уралов22 ноября 2018 г.
        вы и сами понимаете, что сегодня это невозможно.