Новости партнеров

Самое свежее

Вражда народов как фундамент для политических конфликтов Третий город России Мухославск – или наша региональная политика Александр Росляков. Невидимая рука рынка – это архаизм и простота, что хуже воровства Михаил Поляков. Какими бедами для Кремля может обернуться победа Зеленского? Мы не дотягиваем до нормы ООН по МРОТ. Каким он должен быть? Александр Росляков. Россия помешалась на проблемах Украины – но чужими грехами свят не будешь
Loading...
Loading...
Загрузка...

Хладнокровная алчность мутантов

  • Когда в 50-е годы геологи, инженеры и экономисты планировали разработку открытой незадолго до этого в Якутии коренной залежи алмазов высокого качества, они просчитали наперед почти все. В конечном счете карьер достиг глубины в полкилометра, из него подняли сотни миллионов кубометров породы, извлекали алмазов на сотни миллионов долларов ежегодно. Не могли они лишь предвидеть жадность будущих поколений…

     

    Алмазоносная порода — кемберлитовая трубка — представляет собой узкий вертикальный канал, по которому из недр земли когда-то вырывались раскаленные газы и магма. Здесь, в условиях огромного давления, образовались те самые алмазы, которые спустя миллионы лет нашли свое место на шеях и пальцах представителей эксплуататорских классов. Алмазы можно найти и на километровой глубине, но для того, чтобы добраться до них, диаметр карьера надо сделать очень большим — ведь угол наклона его стенок не может быть слишком крутым, иначе начнет осыпаться порода. Больше диаметр — больше надо вывезти пустой породы, больше длина подъездного пути. Поэтому предполагалось остановиться на отметке в 500 метров. Благо «Мир» не единственная кимберлитовая трубка в Якутии.....

    Но так получилось, что разработка карьера завершалась на рубеже веков. Уже в эпоху «эффективных менеджеров».

     

    Разрабатывать новые месторождения? Для этого надо строить дороги, жилье, может быть, новый ГОК. А зачем, если можно построить шахту и разрабатывать остатки месторождения «Мир» подземным способом? Многим специалистам эта идея сразу показалась сомнительной. Дело в том, что в ходе разработки карьер пересек метегеро-ичерский водоносный горизонт. В карьер устремились потоки воды, даже хуже чем просто воды — вызывающего коррозию рассола.

     

    Затопленный рудник


     

    Для того чтобы продолжить добычу, стенки карьера были укреплены и рассол постоянно выкачивался на поверхность. Но чтобы обеспечить безопасность рудника, надо было было обеспечить сухую консервацию карьера. Водоносный горизонт был вскрыт на всем его протяжении и создана система водоотлива производительностью 1200 м³/час. После откачки на поверхность вода возвращалась в тот же самый водоносный горизонт и снова оказывалась в карьере. Конечно, такую систему никак нельзя было считать надежной. Насосы корродировали, идущие к ним штольни засыпали обваливающиеся стенки заброшенного карьера.

     

    Между тем, подземный рудник, и прежде всего толщина целика — защитного слоя алазоносного кемберлита — рассчитывался именно на сухой карьер. Согласование его толщины было предметом торга одержимых алчностью менеджеров с горными инженерами. Исходно рудный барьерный целик должен был иметь мощность порядка 100 метров, но затем он был уменьшен до 12. Правда, сверху насыпали 50-метровый слой глины. Теперь горняки в шахте могли полагаться лишь на безупречную работу насосов.

     

    Схема рудника

     

    В 2011 году два насоса не выдержали экстремальных условий эксплуатации и вышли из строя.

     

    В это время топ-менеджмент «Алросы» был озабочен ее преобразованием в ОАО и подготовкой к размещению акций; огласка того, что у компании есть проблемы, считалась нежелательной. В условиях строгой конспирации насосы меняли аж пять месяцев. За это время вода в карьере поднялась выше проектных отметок и начала давить на целик между дном карьера и шахтой. В отнюдь не монолитной породе, содержащей большое количество солей, образовались трещины. В шахту пошла вода. И даже когда насосы вновь запустили, поток воды практически не уменьшился. 

     

    По-хорошему в этот момент подземный рудник надо было закрывать, но тогда неизбежно встал бы вопрос о квалификации и ответственности руководителей, потративших миллиарды на его строительство.

    Эксплуатация продолжалась. Однако через год не выдержал и менеджмент. Один за другим увольнялись специалисты, требующие прекращения работ. 24 июня 2013 года, апеллируя к последней доступной инстанции — Государственному Собранию (Ил Тумэн) Республики Саха, только что уволенный вице-президент «Алроса» Юрий Дойников сказал:

    Посмотрите, что мы творим. Мы ценой жизни шахтеров сегодня добываем те караты, которые должны безопасно добывать. По первоначальному проекту в подземном руднике „Мир“ приток был 6 кубов, сегодня 180 кубов воды у нас идет и какой год уже течет непонятно куда. И мы согласовываем проекты, сегодня шахтеры боятся идти в шахту. 


    Катастрофа на шахте была вопросом времени. Она могла продержаться еще год или два, но тогда прорыв воды был бы еще более стремительным, погибло бы еще больше народу. Но даже в последние дни гибель людей еще можно было предотвратить. 28 июля, за неделю до катастрофы, в рудник начала прибывать вода, произошло обрушение породы, пострадал шахтер. Начались аварийные работы — установка дополнительных насосов для перекачки воды в комплекс главного водоотлива. Стали бурить дополнительные скважины для организации перетекания воды по трубопроводам в главный водосборник на горизонте 210 метров. 

     

    Ведение работ на аварийной шахте категорически запрещается — рудник надо было остановить. Но работы продолжились, и 4 августа шахту затопило…

    Между тем в июне 2014 года заработал подземный рудник под карьером трубки «Удачная». Да, утверждается, что уроки Мирного учтены: целик сделали толще, систему водоотведения надежней, карьер пока не затоплен. Но аварии на «Удачной» уже были. Веры нынешнему менеджменту нет!


    Именно этот Наблюдательный совет компании «Алроса» проголосовал в конце 2016 года за сокращение капитальных затрат и увеличение объемов добычи. Против выступил президент компании Андрей Жарков и… ушел по «собственному желанию». Его места занял сын экс-руководителя администрации Президента РФ Иванова — Сергей Иванов-младший, который в горном деле разбирается как свинья в апельсинах.

     

     

    Новый президент "АЛРОСА" Сергей Иванов (младший)

     

    Ждать где рванет теперь? Нет! Необходимо сопротивление. Но кто может это сделать? «Честные профессионалы» в руководстве? Как показывает практика — нет. До тех пор, пока профессиональные организации шахтеров — тех, кто каждодневно рискуют жизнью под землей — не будут иметь блокирующего голоса при принятии подобных решений, пока вся система не будет обращена в сторону человека труда — ничего не изменится. Но для этого необходимо «совсем немного» — национализация «Алросы» под рабочим контролем!

     

    Впрочем, нужно ли добывать эти алмазы? В промышленности технические алмазы давно получают синтезом из графита.....

     

    В мерзости ситуации, когда люди рискуют жизнями лишь ради прихоти миллионеров, явно проявляется бесчеловечное уродство капитализма! 

    Поисковая операция на руднике «Мир» прекращена: 8 шахтеров так и остались под землей. За мужеством спасателей скрывается неуемная жадность топ-менеджеров компании «Алроса», руководителей Якутии и России.

     

4

Комментарии

1 комментарий
  • павел ромахин
    павел ромахин30 августа 2017 г.+1
    Любимые ВВП эффективные менеджеры могут только эффективно качать деньги из бюджета в собственный карман а свиньи в апельсинах разбираются гораздо лучше чем они в производстве