Новости партнеров

Самое свежее

Эль Мюрид. Похоже, нам придется попрощаться на только с «СП-2», но и с Газпромом Ева Меркачева. Разговор с осужденным пожизненно – его разорвала на части система? Андрей Нальгин. О майдане в Беларуси Александр Росляков. Провал 33-х наших героев в Белоруссии как скверный анекдот Антон Орех. Этому государству нужны враги Путин поднял с колен Россию после Ельцина? Нет, он положил ее на брюхо!
Загрузка...

Почему в Москве нехватка коек для больных, а камня для бордюров – вдоволь?

  • Сегодня все клянут Собянина за то, что он проводил реформу здравоохранения в Москве. Это отчасти справедливо, но почему не упоминают, что реформа была задумана выше Собянина – на федеральном уровне, а проводил ее в Москве Леонид Печатников?

    Не забыли его? Это человек с хорошим лицом и отличными генами. С 2010 года – министр правительства Москвы, руководитель Департамента здравоохранения; занимал пост заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития с 2012 до 2018 года.

    До 2010 года Печатников работал главным терапевтом в ряде больниц, а в 2004 году стал главным врачом Европейского мед. центра.

    От момента начала реформ, инициированных Печатниковым (с 2011 г. по 2018 г.), в Москве обеспеченность инфекционными койками для взрослых и детей сократилась почти в 2 раза (с 4,7 тыс. до 2,5 тыс.). И это произошло на фоне роста смертности от инфекционных болезней на 11% за этот же период (с 12,5 до 13,9 на 100 тыс. населения, данные Росстата).

    Инфекционная служба была переведена на финансирование в систему ОМС. А это значит, что финансирование инфекционных больниц стало зависеть от числа пролеченных больных. Есть больной – учреждение получит деньги, нет больного – не получит. И, следовательно, будет вынуждено сокращать свой бюджет, а в итоге – койки, кадры и другие важнейшие статьи расходов.

    Но это нонсенс для инфекционной службы, которая работает в режиме ожидания и должна получать именно за то, чтобы ее койки пустовали.

    В Департаменте здравоохранения  Москвы в 2011 г. было 82 тыс. коек, а после реформ стало 57 тыс. Обеспеченность ими и вовсе упала в 1,7 раз (соответственно с 7,7 до 4,5 на 1 тыс. населения). Всего за время реформ было закрыто 13 взрослых и 2 детских больницы, 7 поликлиник, 7 роддомов, более 100 отделений в больницах и поликлиниках.

     

    Но если в Москве Печатникова успели подзабыть, то радио Би-Би-Си его все еще помнит – и попросило реформатора прокомментировать факт нехватки мест в больницах для больных с коронавирусом.

    Вот что Печатников на это ответил:

    – После реорганизации в Москве мы имеем многопрофильные больницы, очень хорошо оснащенные. Во всех больницах по несколько компьютерных томографов, огромные отделения реанимации. Поэтому не стоит большого труда любое из отделений многопрофильной больницы перепрофилировать под лечение больных с пневмонией.

     – За всю историю человечества только один смертный заранее знал о природном катаклизме. Его звали Ной. Эпидемия – это стихийное бедствие. Когда возникает стихийное бедствие, возникает эксклюзивная ситуация. Вы считаете, что нужно держать полк пульмонологов? Когда нет эпидемии, что должен делать этот полк? Через месяц он деквалифицируется и не будет знать, что делать….

    – Эпидемия – это стихийное бедствие. Вы не можете держать в каждом доме лодку на предмет возможного потопа. И в каждом дворе – пожарную машину…

    То есть Печатников уверен, что сделал все правильно. Сокращал он самые де ненужные койки: гинекологические, офтальмологические и др. А что нужно? Нужны многопрофильные центры, чтобы там можно было лечить сразу все, причем на койках не лежать – все обследования вне центра, как и реабилитация, если была сделана операция.

    Главная идея была в том, чтобы койки не простаивали, а «работали». Сегодня принимали рожениц, завтра больных с инфарктами, послезавтра – с вирусом. Это и есть оптимизация, то есть максимальная экономия ресурса. В задумке здорово, однако на практике – недостижимо. Но ведь не чем-то экономить надо! Не на любимой же собянинской сезонной плитке для бордюров!

    В результате эти самые многопрофильные центры, где лечили б хоть гипертонию, хоть понос, хоть золотуху, так и не были созданы. Просто в старых больницах посокращали койки, врачей и другой медперсонал.

    Но расхлебывать все это не Печатникову с Собяниным и их кураторам из самого Кремля – а нам.

     

    По материалам uborshizzza

20

Комментарии

11 комментариев
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов19 апреля-1+3
    таджиков необходимо было занять, а иначе они занялись бы москвичами.
    • Василий Туманов
      Василий Туманов19 апреля-1
      Это вы серьезно? Что значит "таджики занялись бы москвичами? Что значит "занялись"? Какими именно москвичами? Их в Москве 12 млн. душ. Всеми бы занялись? Откуда вы знаете? Вы таджик и вам приходилось "заниматься москвичами? В общем, Христос Воскресе и думайте, что пишете.
      • Алексей Уралов
        Алексей Уралов19 апреля
        миллион таджиков-слишком серьезный ресурс, чтобы о нем не думать.
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов19 апреля+5
    сезонное заболевание не может быть стихийным бедствием. Сегодня птичий грипп, завтра свиной, а послезавтра короновирус. Хочешь-не хочешь, а мощности вынужден держать. Не лечить же всех на одной койке. Только глупцы и оборзевшие этого не понимают.
  • владимир кот
    владимир кот19 апреля+6
    Как-то не думается, что эти собянины-печатниковы, лечатся в этих центрах.
  • Татьяна Татьяна
    Татьяна Татьяна19 апреля-2+3
    "Эпидемия – это стихийное бедствие." - товарищ полный дебил? Или прикидывается?
  • александр ставрогин
    александр ставрогин19 апреля-6
    //Почему в Москве нехватка коек для больных, а камня для бордюров – вдоволь?//В Москве и демагогов благодаря таким, как вы, Наталья, много. Оставить бы вас без бордюрного камня, посмотрел бы я какую тогда вы запели бы песню! Популизм-популизм ест здоровый организм!
    • Михаил Русаков
      Михаил Русаков19 апреля+3
      Ну и расскажи что произойдёт если бордюрный камен и плитку перестанут менять каждый год?
  • ANT  74
    ANT 7420 апреля+2
    Дык, говорят, пробовали бордюролитейщики маски производить, но маска из керамогранита ну очень не очень получается)))))))))