Новости партнеров

Самое свежее

Равенство перед законом и перед Путиным. О жанре «Челобитная Царю» Добро, которое мы выбираем Могу – значит, законно! На этом праве сильного и держится сегодня мир Так все-таки – Россия бедная или богатая? Спросите у больных детей… Михаил Делягин. «Пять мифов» Кудрина толкают Путина к реальному политическому самоубийству Золотые особняки: как выглядят подмосковные дома для миллиардеров
Loading...
Loading...
Загрузка...

Владимир Мамонтов. Дональд Трамп, «Риц-Карлтон» и Алёна из Тамбова

  • Дональд Трамп, «Риц-Карлтон» и Алёна из Тамбова

    В грозные дни 2012-13 годов, когда трепетные девушки с кусками асфальта в руках и Артемий Троицкий в костюме зайчика едва не взяли штурмом Кремль (это сарказм, дэдди), мы с группой товарищей выпускали газету «Не дай Бог!». Она выходила миллионным тиражом, прилагаясь к китам отечественной лояльной журналистики и распространяясь вместе с ними. И имела целью — чего скрывать — привести к урнам инертных, «спящих», скорее всего, молодых  избирателей, которые бы по дороге к той урне поняли, что Владимир Путин нормальный кандидат. Если не сказать, единственный. Второй тур — это лишнее. Что бузы нам только не хватало.  Что Россия уже выбрала на столетия вперед кровавых разборок. Что ловиться на пустышку — а Касьянов, Каспаров, Удальцов и прочие Яшины — пустышка, это я вам хоть как главред «НедайБога!» скажу, хоть как гражданин, хоть как поэт, хоть «как мать и как женщина».

    Среди самых парадоксальных технологий, которые мы там применяли (абсолютно интуитивно), были комиксы, которые по предварительным лекалам изготавливал Максим Кононенко, а рисовала Катя Заштопик

    Надеюсь, что публике не надо объяснять, кто это, в конце концов можно и погуглить. В результате на свет недайбожий вышли дивно отрисованные, абсолютно стилистически безупречные неуловимо эротичные персонажи, вроде Алёны из Тамбова, женщины нелегкой судьбы, которая не стала «девушкой с пониженной социальной ответственностью» только потому, что лихие девяностые, к счастью, сменились нулевыми и отвели Алёну и Россию от черты. А так точно могла оказаться в номере отеля «Риц-Карлтон», если бы Трамп действительно развлекался с русскими красотками. На страницах спецвыпуска ещё был российский офицер, который в страшном своём сне чистил ботинки  американскому командиру, причем чернокожему. Это тоже очень возмущало наших демкритиков, видевших в этом расизм. А не развал армии. Разнонациональные старушки, которые так бы и торговали у метро (в переходе, на остановке) дикими грибами окрестных лесов, если бы не смена парадигмы в начала 2000-х.

    Перед этой галереей в изумлении замерли все. Один известный либеральный кинокритик пытал меня в прямом эфире: так вы издеваетесь? Или серьёзно? Это какой-то изощрённый стёб? Или агитка? «Не знаю», — честно отвечал я. «Но это же безответственно, — гневался он. — Получается, что на простого избирателя вы действуете напрямую, агитируете, а избирателю непростому в том же флаконе предлагаете некий постмодернистский симулякр иллюзорного выбора?» «Получается», — вздыхал я, в сотый раз обещая себе посмотреть в энциклопедии точное значение слова «симулякр».

    Не хотелось обижать критика, но он говорил словами совершенно другого идеологически окрашенного собеседника, который в телефонном разговоре (а выпуск таких нервных изданий проходит под неумолчный трезвон отовсюду), честно признался, что и сам не понимает, куда мы гнём, да и «силовики напрягаются»

    Самое занятное, что в комменты к самым заядлым нашим либеральным критикам и насмешникам пришла абсолютно реальная Алёна из реального Тамбова, которая сказала, что таки да, она одна воспитывает дочку, из беды и нищеты выкарабкалась только к середине 2000-х, рассчитывает вскоре выйти замуж, только её избранник не работает с ней в офисе, а ещё год будет находится в местах не столь отдалённых, а вообще-то она узнала в комиксе себя. И заметила, что в целом недайбоговцы отобразили всё жизненно. Критики тотчас заподозрили, что это мы сами быстренько сварганили аккаунт Алёны. Но тамбовская мать-одиночка из плоти и крови зашла в «Живой журнал» ещё в 2008 году, активно и красочно там пишет, не давая повода усомниться в своем существовании.

    Если вы спросите к чему это я, так вот к чему. В той достопамятной газетке, за которую мы удостоились «Серебряной калоши» (знали бы вы, каких усилий нам стоило выгрызть из организаторов эту самую статуэтку, которую я намеревался отдать на какой-нибудь «Уралвагонзавод», перелить в крупнокалиберную пулю для охоты на либеральных вампиров; коллектив редакции умолил не делать этого, так она и стоит целехонькая), было ещё много разных заметок и интервью. Однако они работали впрямую: журналист Алексей Венедиктов сообщал, что сам он за демократию, но в данной ситуации отдаст голос за Путина. Историк Андрей Фурсов привычно разбирал неутешительные итоги и предысторию октябрьского переворота. Виктор Ерофеев символизировал непростой выбор креативного класса. В них не было ничего удивительного. Парадоксального, противоречивого, провокационного.

    Зато когда мы перепечатали абсолютно здравый и яркий пост Татьяны Толстой о том, почему она не пойдёт на очередной митинг оппозиции, скандал разразился: мы сделали это без разрешения

    Да, оно в данном случае и не требовалось. Да, мы ничего не исправили, не добавили, не убавили, просто поместили пост с полянки в кактусы. И он расцвёл, заиграл неожиданными для автора красками! Автора стали подозревать, не переметнулся ли он. Одно дело, когда писатель фрондирует и посмеивается над «своими» на личной изящной жж-площадке, другое, когда в боевом листке плохо замаскированных путинцев. Ну, а на вдумчивого читателя нашего спецвыпуска работал сам этот скандал: что ж получается, правда и литературный талант могут быть, оказывается, целевого назначения? Таргетированы, мудрёно говоря? Почему я не могу прочитать заметку Толстой в газете, которую достал из своего почтового ящика? Не достоин, что ли?

    Вспомнил я про это про всё, с интересом наблюдая за предвыборной гонкой Клинтон и Трампа. Против Трампа работала тяжёлая медийная и политтехнологическая артиллерия. Прямой наводкой. И совершенно иначе действовали команда Трампа против Клинтон. Они воевали по бессмертной строчка Александра Твардовского из поэмы «Василий Тёркин»: «Пушки к бою едут задом».

    Они сделали так, что Хиллари и её идеи выглядели несвежими. Их претензии к по-мужицки удалому Трампу лицемерными. Обветшавшими. Надоевшими

    Они удивляли. Они не боялись парадоксов. Они рекламный ролик о позиции Трампа по нелегальным мигрантам размещали в сериале «Ходячие мертвецы», что далеко оставляет позади нашу двусмысленную придумку с Алёной. Джаред Кушнер, зять Трампа и один из молодых маршалов его победы сказал в интервью: «Мы не боялись перемен. Мы не боялись ошибиться. Мы старались делать все быстро и дешево. Если что-то не срабатывало, мы сразу отказывались от этой идеи». Странно, но факт: консервативная революция, которую все связывают с приходом Дональда Трампа, совершается благодаря самым передовым и современным социальным технологиям. Абсолютно стёбные  ролики-комиксы-симулякры с практически мультяшным Трампом, которые продвигались в соцсетях за жалкие 160 тысяч долларов, собирали более 70 миллионов просмотров. А за Клинтон всё агитировал и агитировал с трибуны постаревший и усталый Роберт Де Ниро. Вело ковровые бомбардировки телевидение. Потрачены сотни миллионов. Результат известен.

    …Алёна из Тамбова, кстати, написала на своей странице, что жива-здорова, правда, не всё у неё в 2010-е пошло так, как хотелось бы. Работа есть. Вышла замуж, дождалась своего сидельца. Но не сложилось. Разошлись. Дочь растёт, Алёна снова в поиске.

    Впрочем, это совсем другая история.

3