Новости партнеров

Самое свежее

Штрафовать малоимущих за недодачу налогов! Политические анекдоты Николай Травкин. Кто виноват? Алексей Рощин. Россия, кажется, завязла в Украине Александр Росляков. Основы мракобесия: школа – не место для образования Игорь Олин. Кому на Руси жить безопасно – кроме ее Героя Кадырова? Петр Иванов. Почему даже нехождение на митинги в России не спасает
Загрузка...

Александр Росляков. Смело мы в гроб сойдем – за жизнь потомков!

  • Доктор медицинских наук профессор Павел Воробьёв заявил, что люди умирают в России не от коронавируса, а от его последствий и гиблых условий общественных больниц:

    «Помещения не отвечают санитарным требованиям, нет вентиляции, разделения больных, «красную» и «зелёную» зоны разделяет лишь коридор. Отличие – только в покраске дверей... Ковид – это всего 7-10 дней болезни, далее идут осложнения. И вот их никто лечить не хочет. Люди неделями лежат в тяжёлом состоянии, потом умирают от других заболеваний, присоединившихся инфекций. Это всё лечится – и хорошо известно, как лечится. Но не у нас...»

    То есть для России, где удельная смертность от ковида стала высочайшей в мире, он стал тем роковым толчком, который обвалил всю ранее расшатанное и обобранное донельзя здравоохранение. И ситуация вернулась к описанному Гоголем – который, кстати, был бы у нас сейчас классическим иноагентом и соседом Навального по нарам:

    «О! насчет врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше; лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет...»

    Но, может, это в высшем, генеральном плане и хорошо для выживания в грядущем нации?

    Под конец СССР мне повезло познакомиться с выдающимся памирским лекарем – табибом – Насреддиншо Джололовым, который «лечил все болезни кроме смерти». Он, школьный учитель, в зрелом возрасте тяжело заболел, и профессор в Душанбе сказал ему, что не видит, как его лечить, но есть де в горах одна травка, что способна помочь. Она и помогла, после чего к воскресшему повалили за помощью соседи. Он, ощутив новое призвание, выучил арабский язык, прочел уйму старых книг, главное – его кумира Авиценны, создал атлас местных трав, особо наделенных действующим веществом в силу более мощного в горах потока ультрафиолета...

    Я прошел по его пациентам, убедясь воочию, что он вылечивал самых тяжелых – от рака, страшной экземы, поражения печени и т.д. – выписанных как неизлечимых хорогской областной больницей. Лечил бесплатно – в итоге отбил у казенных врачей всю щедрую на дары клиентуру, и те написали в прокуратуру, требуя засадить табиба за лечение без диплома. Такая статья тогда была в УК. Я опубликовал в Москве свою статью про чудо-лекаря, а вооруженный ей мой друг Шариф Хамдампур, сегодня главный медиамагнат Таджикистана, добился полной амнистии подвижника, страшно страдавшего от запрета спасать людей от смерти. Таджикская Академия наук выписала ему диплом honoris causa и создала группу по изучению его чудес, о нем начали снимать кино на ЦТ... Но тут грянул распад СССР, Памир попал в эпицентр войны за наркотрафики – и великое искусство Насреддиншо было сметено страшным побоищем, охватившим его край.

    Он был еще и щедрым собеседником, одарившим меня многими мудростями из мира восточной медицины. Например: «Ласковое слово врача – первое лекарство для больного. Путешествия – лучшая дорога к здоровью. Любящее сердце – для врача главное: без любви не хватит сил прочесть все книги, познать все нужное для успешного лечения...» Но я его спросил:

    – А сама идея врачевания – не против ли природы? Больной, которого лекарствами вернули к жизни, не ухудшает ли своим потомством людской род?

    – Лекарства надо применять только в крайнем случае, когда организм не может сам бороться с болезнью.

    – И все же лечение всех нездоровых наносит человечеству в целом какой-то вред?

    – Думаю, что да.

    – И все-таки вы лечите!

    – Как быть, если люди просят? Как бы поступили вы? Человек нужен человеку. Жизнь сладка, красива человеком. У меня есть все: дворец, ковры, драгоценности, но я один – и мне не нужно ничего. Смысл моей жизни – лечить людей. Когда больной выздоравливает, половину его радости испытываю я сам.

    Великий целитель эдак вскользь объехал мой вопрос – но его словно подслушала наша нынешняя власть, решившая спасти наш род, очистив его от всех слабых здоровьем. Ведь как ни крути, а человек леченый из поколения в поколение по неотменимым генетическим законам ухудшает генофонд, лишенный благотворной выбраковки. И человечество в погоне за сиюминутным, леча ущербных и допуская их к размножению, все больше проигрывает на длинной дистанции, рискуя на каком-то ее этапе кончить полным вымиранием за счет прогресса медицины.

    Нет, я не думаю, конечно, что наши кормчие, разворовывая здравоохранение, бюджетные расходы на которое на будущий год вновь урезаны, одержимы долгосрочным гуманизмом. Одержимы они одной сиюминутной жадностью, а вождь этих паразитов для удержания своей негодной власти и вовсе не остановится ни перед чем. Но мысль о благотворности для грядущих поколений вымирания слабейших пусть облегчит нам это неотступное ощущение, что власть намеренно и беспощадно сводит нас сегодня в гроб.

17

Комментарии

5 комментариев
  • Иннокентий Аврохин
    Иннокентий Аврохин3 декабря 2021 г.+2
    Да уж простит меня автор и не сочтёт за подхалимаж. Статья выразила именно то о чём я всегда задумывался. Бог не дал мне таланта излагать свои мысли так ясно и понятно всем. То что написано в начале статьи, я прошёл лично сам и могу это подтвердить. То что показывают по каналам ТВ, это есть глянцевые картинки пропаганды о медицине.
  • Алмаз  Браев
    Алмаз Браев3 декабря 2021 г.
    я не мог бы это сказать белым. Хорошо, что белый человек это сказал. Демократия - это власть слабых, хотя уверяют, что совок - это власть серостей. На самом деле демократия - это власть бездушных продавцов, оттого они сильны по биологическим животным законам. Но продавцы управляют покупателями, которые выбирают продавцов по принципу подавцовой лести. Вот откуда у них приклеенные улыбочки? Чтобы нравится. Откуда у них бои без правил? Чтобы выпустить пар всеобщей ненависти и стрессов от каждодневной толерантности. Сегодня старый государственный фашизм борется с финансовым тоталитаризмом, оттого будут звучать недоумения: зачем лишнее население в унисон маинстриму. Государственник будет иногда соглашаться со стратегией мировой элиты. Потому что именно на государственном уровне будут решаться вопросы древних спартанцев и амазонок и ну и немецких фашистов. Спартанцы, и фашисты имели в
  • Алмаз  Браев
    Алмаз Браев3 декабря 2021 г.+1
    спартанцы и фашисты имели виды только на собственный народ. Оттого проиграли бой прогрессивным мировым силам. Сегодня нет прогрессивных сил. Они забиты и деградировали по причине демократии и тотальной слабости торговых элит. Ибо выбирают по принципу хуже, чем я. Над прогрессивными силами , к которым примкнет слой патриотов этатистов стоит слой элитных магнатов - самых сильных их всех отобранных по слабости и угодливости. Элитаризм никто не отменял. Весь вопрос в качестве элиты и ее принципах.