Новости партнеров

Самое свежее

Михаил Поляков. Может, монархия, число сторонников которой все растет, спасет Россию? Если на Украине клоунада с избранием Зеленского, то в России что? Александр Росляков. Народ-донор и «депутаты ни от кого» Действительно ли олигархов отстранили от власти в России? Наша элита взошла на развале нашей страны – и сама исправиться не может Народ хочет призвать власть к ответу, та – ни в какую…
Loading...
Loading...
Загрузка...

Александр Росляков. Марш матерей в защиту политических узников – святое дело или провокация?

  • 15 августа в Москве должен пройти «Марш матерей» – с требованием освободить из-под стражи Анну Павликову, Марию Дубовик и других обвиняемых по делу организации «Новое величие».

    Дело это – весьма темное. Его фигурантам вменили одиозную ст. 282 УК «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», которая в последнее время заслужила самую дурную славу из-за ее крайней размытости.

    Нет спора, метко брошенное в раздразненный массовый улей слово может сработать как фитиль для взрыва. Но как отделить это взрывное слово от простой кухонной брани с точно той же лексикой, в которой формально присутствуют все признаки этой ст. 282?

    Совершенствовать экспертизу? Но в нынешней действительности, где все продается и покупается, а общий профессионализм срывается к нулю – это не выход. За три копейки любое слово можно повернуть семо и овамо – и пришить к делу. А наказание по этой «словесной» статье – аж до 6 лет!

    Есть выход в иной плоскости: обязать правительство не доводить народ до взрывных состояний, а ту статью просто отменить. То есть если в стране сравнительные тишь да гладь, никто не отменяет пенсии и не провоцирует митинги протеста – хоть раскукарекайся на кухне или на площади! В ответ тебе разве покрутят пальцем у виска.

    Но наша власть решила искать виновных в социальном напряжении не в заслуженном правительстве Медведева, а в не имеющем никаких заслуг перед страной народе. Отсюда и посыпались как из рога изобилия эти «словесные дела».

    Члены группы «Новое величие» были арестованы в Москве еще в середине марта. Вменили им листовки «Забастовки избирателей», какие-то выборные мандаты от Ксении Собчак, «политическую программу» и прочие, словами Гамлета, «слова, слова, слова…»

    В эти «слова» входили «трибунал над членами правящей верхушки» и «отмена репрессивных законов и Конституции». Среди участников группы были безработные, инженеры и студенты, резко недовольные действующей властью. Еще они якобы ездили за город тренироваться в метании бутылок с зажигательной смесью…

     

    Еще из материалов дела, разглашенных адвокатами, всплыло, что в «Новом величии» был по крайней мере один внедренный полицейский – Максим Расторгуев. Он якобы и сплотил эту группу – и предоставил следствию все материалы для задержания ее участников.

    Бросаться тут словами «провокатор» и «стукач» я бы не стал. Это нормальная оперативная практика внедрения – у нас есть даже закон об оперативно-розыскной деятельности, допускающим ряд особых действий для борьбы с преступностью. Так что к оперативнику Расторгуеву, получившему оперативное задание, у меня претензий нет.

    Вопрос в другом – является ли преступлением острая реакция молодежи на осужденные всем обществом действия власти? Или сами эти осужденные всем обществом действия власти являются преступлением?

    И этот вопрос, естественно, выходит далеко за рамки данного дела.

     

    Теперь к вопросу о той акции в защиту юных обвиняемых, которым сейчас по 18 лет, с которой я и начал.

    Ее организаторша литературный критик Анна Наринская сразу предупредила, что акция не согласована с московскими властями. И тут мнения самой протестной части нашего общества разделились.

    Максим Пашков, адвокат юной Марии Дубовик, обратился к единомышленникам:

    «Уважаемые организаторы Марша матерей! Огромное спасибо за поддержку девочек из «Нового Величия». Тем не менее я бы попросил не проводить акцию в заявленном формате. Любое, даже мелкое нарушение закона со стороны симпатизантов моей доверительницы может навредить ей. Убедительно прошу: отмените запланированную на 15 августа акцию…»

    Известная оппозиционная журналистка Анастасия Миронова написала прямо обратное:

    «В России многие сидят, потому что поверили уговорам не поднимать шумиху в обмен на тихое освобождение… В группе Марша матерей на этот миф и нажимают. Байка про «не шуметь, чтобы не навредить» очень живуча в народе, на зонах сидит много её жертв.

    Запомните: если с вашим ребёнком случится такая беда, помочь ему может только публичность. Вам может казаться, что тактика публичного сопротивления не работает: вон мол сколькие сопротивлялись и все равно сели. Да, сели, но ненадолго. Или вовсе не сели. Зато вы не знаете о тысячах уголовных дел за политику, где согласившихся молчать в обмен на снисхождение суда и следствия закатывали на максимальные сроки.

    Адвоката, который просит не выходить, нужно менять. Марш матерей – страшная для власти акция…»

     

    Что я бы тут сказал. Мне очень горько, что протест против текущей власти, оборзевшей совершенно, как видно из ее невпихуемой пенсионной реформы, которую она все же пытается впихнуть – ушел в бузу глупых юнцов.

    Душой я, безусловно, с ними – в какие бы протестные дебри они ни впадали. Юность – это святое право на ошибку. В споре «власти роковой» и заблуждавшихся тысячу раз декабристов я на стороне декабристов, ибо за ними было едва брезжащее будущее.

    О так называемой либеральной оппозиции, которая как в хлеб вцепилась в это «дело детей», мне нечего сказать. Ну должна же она во что-то вцепляться и за счет раздувания каких-то углей протеста жить – это ее, словами Чехова, «овес и сено».

    Власть, отправившая деток в клетку за какие-то их вольности, пусть даже самые крамольные – мне несимпатична категорически. Я сам по молодости, при еще советской власти, выделывал черти что, в том числе в составе группы лиц – и меня за это просто отчитывали на комсомольском собрании.

    По МГУ, где я учился, ходили мои антисоветские частушки: «Наш филфак, как все бордели, начинается с панели…» Свои сексоты клали их на стол декану – но он бы раньше сдох, чем передал это в КГБ! Да и там ни у кого не поднялась бы рука против дурного парня, не замешенного ни в фарцовке, ни в получении валюты от агентов ЦРУ…

    Самое же печальное во всей этой истории – маргинализация текущего протеста. Основной народ, улегшийся на какую-то мнимую подушку безопасности, лживо обещанную ему властью, ржет над вздорными детишками и их дурными порой выходками. Но сам выйти «на Сенатскую площадь» – силы духа не имеет.

    Значит, будет в итоге порот на Сенной, где встарь практиковали показательные порки над втоптанным в грязь простонародьем.

11

Комментарии

16 комментариев
  • Виталий Витальевич Бурлуцкий
    Виталий Витальевич Бурлуцкий13 августа 2018 г.
    Жизнь всё абсурдней и абсурдней! На фото- плакат и рядом полиция, а что если полицаи скрутят женщин за крамольный плакат?
    • Сергей Жуков
      Сергей Жуков13 августа 2018 г.
      Еще не вечер
    • Слава Кащенко
      Слава Кащенко14 августа 2018 г.
      Бурлуцкого-храбреца уж точно не будет рядом с плакатом. Он только в интернетиках смелый.
      • Виталий Витальевич Бурлуцкий
        Виталий Витальевич Бурлуцкий14 августа 2018 г.-1+1
        Я с тебя пример беру! Ты ещё трусливее меня. Фотку поставь. Только свою а не Бандеры.
        • Слава Кащенко
          Слава Кащенко14 августа 2018 г.
          Я выходил с плакатом "в одно лицо". Тебе это слабо. Фотка тебе зачем? Мастурбировать?
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов13 августа 2018 г.
    Народ ведь такой безвольный, поскольку не видит альтернативы. Кстати, до февраля 1917 года в Российской Империи власть раскачивал не народ, а узкая прослойка либеральной «элиты». Только после падения самодержавия и проявления полной недееспособности временного правительства он стал способен услышать тех, кто лучше всех понял его интересы. Та же самая ситуация и в современной России: лодка раскачивается, народ в спячке, отдельные представители молодёжи проявляют активность в эксцентричной форме, а не хватает только тех, кто выражает интересы народа.
    • Виталий Витальевич Бурлуцкий
      Виталий Витальевич Бурлуцкий14 августа 2018 г.
      Бахматов! Вы такой человек что даже столкнувшись лбами с человеком что выражает интересы народа и тогда его не увидите!)))
      • Сергей Бахматов
        Сергей Бахматов14 августа 2018 г.
        Ежели на броневик залезешь, тогда все тебя увидят))
        • Виталий Витальевич Бурлуцкий
          Виталий Витальевич Бурлуцкий14 августа 2018 г.
          Я не про броневик говорил. Вот стукнемся мы с тобой лбами. и что? Где прозрение? Где крики радости что найден великий без кавычек и так долго искомый вождь? Эх Бахматов, Бахматов...
  • Ольга  Руденко
    Ольга Руденко14 августа 2018 г.+2
    Действительно, многие до сих пор верят, что "царь", в последний момент, их спасёт от беспредела правительственных органов. Многие просто боятся за свои жизни, боятся потерять тот островок безопасности, который имеют. Социальная сеть бурлит. В федеральных СМИ сплошное враньё и полоскание постельного белья знаменитостей. А в глубинке тишина. Реализуется спускаемый план по уменьшению народонаселения, его дебилизации. В местных газетах тишь да гладь, да божья благодать. Поем, пляшем, награждаем... А в действительности, каждая семья борется за своё выживание вопреки, кто как может.
  • Пётр Бутурлин
    Пётр Бутурлин14 августа 2018 г.+1
    Прокомментирую первую часть статьи:Внедрённый в группу Расторгуев,по закону о ОРД,мог только документировать деятельность членов группы.Т.е. как написал Росляков,заниматься стукачеством.Но вот провокации ему были запрещены,об этом гласит ст.5 закона о ОРД "запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);"Так что к оперативнику Расторгуеву возникает масса вопросов.
    • Александр Росляков
      Александр Росляков14 августа 2018 г.+2
      Во-первых, инструкции ОРД на практике достаточно размыты – иной раз бездействие внедренного сотрудника и служит по факту подстрекательством к противоправным действиям. С другой стороны, если внедренный сотрудник будет просто фиксировать в блокноте действия какой-то группы, ничего больше не делая, он этим выдаст себя с головой. А во-вторых, все о Расторгуеве мы знаем исключительно со слов адвокатов задержанных, а адвокаты у нас по закону имеют право выдавать черное за белое. Так что все дело упирается все равно в политический тупик.
  • Пётр Бутурлин
    Пётр Бутурлин15 августа 2018 г.+1
    И в инструкциях и в законе достаточно чётко всё расписано.К сожалению в настоящее время побеждает американская система ведения оперативной работы.В ней провокации не считаются противоправными.В советское время сведения добытые оперативным путём необходимо было легализовать,теперь они принимаются как доказательство.В таких условиях сотрудник имеет возможность фабрикации доказательств.Я бывший опер,работал во времена союза.Ушёл из органов перед его распадом.