Самое свежее

Владимир Поляков. Галерный раб не унимался... Двустишья Алексей Рощин. Куда повернется гнев народа? Эль Мюрид. США готовятся нас демилитаризировать? Александр Росляков. Ядерный кастет как последний довод очумевшей подворотни Аббас Галлямов. Ритуал назначения иноагентов Эль Мюрид. Финансы поют о грядущих репрессиях

Александр Росляков. ТЕАТР ОДНОГО ВАГОНА. В виде подарка нашим женщинам к 8 марта

  • Поставили Россию на колени, потому что мужики в ней оказались тряпками, готовыми лизать туфлю любому наступившему на них хмырю.

    Но женщины у нас – все героини!

    Вот как-то еду я в метро, сижу, настраиваясь на один тяжелый предстоящий разговор – из тех, когда все бы, кажется, отдал, только б отвертеться. Оттого гляжу по сторонам рассеянно, лишь примечаю стоящего как раз передо мной поддатого детину, который, то и дело озираясь, всей своей потной рожей явно нарывался на общительный контакт. Видать, только что скрасил где-то жизнь дневным стаканом – дальше ж стремиться некуда, соображений никаких. Но разошедшийся в крови кураж чего-то требует, каких-то подвигов: зря, что ли, квасил?

    На остановке в вагон входит пожилая женщина с тяжкими сумками – не иначе как ходила за три моря на какой-то оптовый рынок, где на рупь дешевле яблочки для внука и окорочка для всей семьи. Я машинально уступил ей место и отошел туда, где посвободней. При этом как-то вскользь отметил, что за моим тяжелым коконом произошло что-то не то. Смотрю – а на уступленное мной место уже упал орлом этот искавший подвигов мужик.

    Тогда я в том же машинальном духе возвращаюсь – и ему:

    – Орел! У тебя совесть есть? Дай тете сесть!

    Но он, до глубины своей слепой кишки довольный, что и на контакт нарвался, и подвиг, обскакав нагруженную тетку, совершил, – только махнул рукой в наколках:

    – Постоит!

    Тут я, внезапно выбитый из своих мыслей, всю их сжатую пружину и спустил с досады на него:

    – Ну ты, свинья! Встань!

    Женщина, убившая, по ее виду, весь свой век на этот нескончаемый терпеж: то лишь бы не было войны, то голода, то новой пляски цен, то пес еще чего, – мне говорит:

    – Господи, да не связывайтесь вы, пускай сидит.

    – Ну нет, – говорю я, – что ж это, вы будете перед таким чмом стоять, а оно от этого еще борзеть? Слышишь, ты, свин! Не спи, вставай!

    Его наконец все же задела моя речь:

    – Что ты сказал? Кто я? А ну нагнись сюда, – и он своей исколотой какой-то блатной доблестью рукой изобразил свирепый жест.

    – Ты сам-то поднимись с копыт!

    И мужик впрямь, резко дернувшись, поднялся; женщина села. Он же, придвинувшись ко мне впритык, обдал меня своей могучей гарью:

    – Ну все, ты труп. Сейчас на остановке выйдем, разберемся.

    Но мне больше делить с ним было нечего, и я просто отступил прочь. Но поезд тормозит – и он снова подступает и кивает на открывшиеся двери:

    – Ну, пошли, – и даже потянул меня за локоть; я его слегка отстукнул по руке. Тогда он мне: – Ну где-то все равно ты выйдешь! Таких, как ты, надо мочить, мочить!

    Двери закрылись, поезд тронулся, тут самое интересное и началось.

    Ближайших зрителей нашей стычки было десятка полтора. Половина женщин, больше пожилых; половина мужиков, больше молодых и крепких. И вот все мужики сразу уткнулись кто в свои айфоны, кто куда – как селезни-красавцы в камыши, изо всех сил строя свой любимый вид, что ничего не видят и не слышат.

    Совсем иначе повела себя женская часть. Та женщина, которую я усадил, даром что затюканная с виду, первой вступилась за меня:

    – Эй вы, мужчина, что вы к нему лезете! Уйдите от него!

    – А между прочим вот он совершенно правильно поступил, – откликнулась тоже отягощенная авоськами соседка. – Одернул хама, так и надо их учить!

    – Меня на остановке четверо моих встречают, – пошла уже, похоже, сочинять первая. – Пусть только попробует к нему полезть!

    И затем последовало что-то вовсе невообразимое. Какая-то уже совсем ветхая старушка, из тех, штурмующих теперь больнички и собесы, как когда-то вражеские рвы, со своего места встала – и ко мне:

    – Мужчина, вы не бойтесь, я вас не оставлю. – И тому: – Мы вам его не отдадим!

    Тот явно ничего подобного не ожидал – и растерянно забегал своим агрессивным взглядом.

    Но наши женщины в отличие от наших мужиков, умеющих только плясать под чью-то дудку, наделены сполна этой способностью к стихийному сплочению в свой батальон. И дальше они так, словно у них уже заранее все было сыграно, двинули в настоящую психическую атаку на моего противника. Две дамы помоложе остальных, получше и одетые, как декламаторши со сцены завели на весь вагон такой диалог:

    «Ну есть же еще настоящие мужчины, рыцари! Просто завидую его жене!» – «И дети замечательные вырастут, если способен постоять за женщину, дать всякой гадине отпор!» – «С таким встретишься – и жить хочется, честное слово!..»

    И вот одни поют такие мне хвалы, что впору застыдиться; другие добивают мужика: «Пусть только его тронет, я ему всю морду сумкой разобью!» И до того им весь спектакль этого народного, вагонного театра удается, что следом происходит новый фокус. Мужик, хотевший только что меня мочить, вдруг неожиданно выкидывает мне навстречу ту же фиолетовую руку:

    – Ну ладно, командир, ну я не прав, ну понял. Ну прости. – При этом еще всем своим лицом как бы старается мне подмигнуть: что мы-то все же – мужики; так не дадим же этим бабам возноситься над любым из нас!

    Но на братанье с ним, сразу каким-то жалким, мокрым и побитым курицами петухом, у меня как-то не поднялась рука.

    А эти бабы все шумят; еще одна ко мне подходит и начинает говорить что-то столь непомерно лестное, что у меня уже готовы слезы навернуться на глазах…

    Ну что я, в самом деле, для них сделал? Оказал какую-то довольно мелкую, стихийную любезность – а получил в отдарок в тысячу раз больше самого поступка! Особенно потрясла меня та ветхая старушка, которая на фоне камышовых мужиков, наделавших по-мелкому в штаны, без страха кинулась закрыть меня своей тщедушной грудью.

    Как мало, значит, нужно, чтобы заслужить у наших бедных женщин их безмерную признательность и благодарность! И как, значит, им от нас, мужиков, постыдно лижущих совсем не ту, что надо, туфлю, этой малости недостает! Если за самый даже невеликий жест в их сторону они из совершившего его готовы тотчас сотворить героя и кумира!

    Еще проехали мы остановку, гляжу – а мужика того уже и нет. То ли дал незаметно стрекача – то ли, такое ощущение, под вызванным им на себя огнем женских сердец просто рассеялся, исчез в астрал.

    На следующей станции я вышел и пошел по своему тяжелому, как неподъемный камень, делу. Но после всей вагонной встряски, окатившей меня этой дивной женской силой, все мое дело показалось мне сущей безделицей. И я, найдя внезапно, на ходу все нужные слова, решил его, за счет моих нечаянных спасительниц, невероятно просто и легко.

13

Комментарии

3 комментария
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков7 марта 2017 г.
    cвятая простота. Вы наверное забыли, как трогательно заботится наше законодательство вместе с самым справедливым судом в мире о том, чтобы подонок не пострадал. Не приведи бог причинить урон здоровью тех, кто лезет в наши квартиры и на дачи. Ты еще должен на глазок определить цели грабителя и в соответствии с этим давать отпор. Парень защитил свою девушку от хулигана и...загремел в тюрьму. Был такой случай
  • Андрей MastersInc
    Андрей MastersInc8 марта 2017 г.+5
    Вообще очень здорово написано. Впечатление такое, будто сам учавствуешь в действии. Как здорово, что нет здесь ни Медведева, ни Трампа. Есть просто русские люди с обычными земными проблемами, переживаниями и заботами. От этого, на душе становится как то спокойнее. Слегка окунулся в другой мир. Стиль мастера пера. Не просто написал, а заглянул в душу.
  • ник чарус
    ник чарус9 марта 2017 г.
    увыв-до боли знакомо-однако полагаю что в урбанизацию мужика загоняли соцфеминистки...а без земли мужик не охотник и пахарь не рыбак и дровосек...он-баба! и наш офисный планктон это демонстрирует! дурь-но порадовало...был на юбилее станицы и полковник в конце от души поблагодарил за порядок от охранительных органов-до конца сцены от дойти не успел... подрались армяне с азерами а русские не смогли разнять и вписались за каждую сторону... опять таки дурость-но было приятно смотреть хоть и в темноте что есть ещё у нас мужики способные драться-ментов жаль-все парадки им порвали!