Новости партнеров

Самое свежее

Система Платон: время показало, что эффект от нее даже хуже, чем нулевой Александр Росляков. Как в нашей рыночной экономике была отрублена невидимая рука рынка Россия могла стать совсем другой при Примакове Михаил Делягин. Российское государство надо судить за отказ от экономического регулирования Борис Григорьев. Губернаторский оброк: почему храм в Екатеринбурге построят в любом случае Николай Травкин. Квартирный банк чекиста-миллиардера должен служить российским пенсионерам!
Loading...
Loading...
Загрузка...

«Универ – не место для учебы». Как деградирует платное образование

  • Был у меня в 90-е один знакомый – кандидат технаук, большой поклонник рыночной экономики и западных свобод. Он уверял, что платное образование – это благо. Якобы если студент будет платить за учебу, то обязательно станет относиться к ней серьезнее. Исчезнут прогульщики, двоечники возьмутся за ум. Кому охота остаться на второй год и по второму разу оплачивать все несданные курсы? Да и преподавателей студенты-платники будут стимулировать, чтобы те готовились к лекциям и семинарам, новую литературу штудировали. Люди деньги платят – значит, качество будут требовать!

    Мой знакомый в те далекие времена был доцентом и замдекана, а когда пришла восхваляемая им коммерциализация образования, враз потерял работу и теперь, став нищим пенсионером, трудится охранником в супермаркете. Тем самым он еще раз подтвердил правоту старенького преподавателя диамата, который в пору нашего студенчества, скрипучим голосом нудил: «Диалектика жизни сложнее наших логических схем!»

    Студенты сейчас больше чем наполовину – коммерческие. Однако учеба большинство из них совершенно не интересует. Причин тому несколько.

    Во-первых, что за учебу платят не они сами и не свои кровные, заработанные. Платят их родители и столько, сколько нужно, хоть по два, хоть по три раза, лишь бы чадо диплом получило. Поэтому чадо без всяких угрызений совести прогуливает занятия, проводит время в клубах, а не в библиотеках. Папиных денег не жаль...

    Второе – как правило, дети учатся не на тех факультетах, к которым у них душа лежит, а на тех, которые выбрали родители. Сколько раз я слышал из уст студентов и даже аспирантов такие истории: я хотел заниматься искусствоведением (английским языком, атомной физикой, микробиологией), но папа сказал: пойдешь на юрфак (экономфак, государственное управление), потому что это в жизни пригодится.

    Дети плюются, учатся спустя рукава, в общем откровенно бойкотируют насилие над юношеской мечтой. Но родители все равно платят и радуются: кто там будет смотреть приложение с оценками при приеме на работу? Главное – вожделенный диплом по нужной специальности да заранее договориться с работодателем.

    Кстати договориться удается далеко не всем. Несколько лет назад я зашел в магазин «Пятерочка» и обнаружил там свою бывшую студентку, которая училась в нашем университете по специальности «банковское дело». В «Пятерочке» она работала менеджером зала. После учебы ткнулась в один банк, в другой – везде отказали. У работников банка свои дети есть и тоже с дипломами по специальности «банковское дело»... Родители помочь не смогли – так и устроилась в магазин...

     

    Значительная часть студентов заранее знает, что работать по специальности никогда не будет. Просто нужен диплом о высшем образовании – поскольку его наличие позволяет занять ступеньку повыше на нашей социально-иерархической лестнице. Не говоря уже о том, что для мальчиков видимость учебы – это возможность отбиться от армии.

    То есть студенты знают, что квантовая физика, математическая лингвистика, молекулярная генетика – всё, что их заставляют изучать и сдавать, им все равно не пригодится в жизни. Зато пригодится умение обманывать начальника, втирать ему очки, усыплять его бдительность. И в этих умениях они упорно тренируются на преподавателях во время семинаров и сессий...

    Раньше студент знал, что ему придется после получения диплома отработать как минимум три года по своей специальности. Значит, если он учится на инженерном, придется поработать инженером, и нравится или не нравится – надо учить начертательную геометрию. Теперь же, получив диплом, юноша и девушка отправляются на все четыре стороны – и скорее всего работа, которую они найдут, будет связана со специальностью очень и очень косвенно.

    В 2018 году правительственная «Российская газета» сообщила: «По данным исследования РАНХиГС, только 37 процентов молодых выпускников вузов, колледжей и техникумов работают сегодня по специальности». Причем речь идет не о том, что очень сильна конкуренция и работу по специальности могут получить лишь лучшие из лучших. Перспектива трудоустройства не зависит от успеваемости и уровня подготовки вчерашнего студента. И те, кто сейчас сидят на студенческой скамье, эту статистику тоже знают. И она совсем не вдохновляет их на отличную учебу...

     

    Однако есть и еще один участник процесса высшего образования – преподаватель. Давайте посмотрим, в каком положении он находится сегодня.

    Начнем с того, что он постоянно живет в страхе потерять свое место. Это в советские времена молодой ассистент был уверен, что проработает в ВУЗе до самой старости. Теперь преподаватель заключает контракт на год или два, в редких случаях – на три. Затем ему предстоит пройти через конкурс – обычно вполне формальный, но если преподаватель чем-то не глянулся начальству, никакие профессиональные достоинства его не спасут. Зато друзья начальства, погрязшие в коррупции, легко проходят самые строгие фильтры...

    Жаловаться на произвол бесполезно – любой юрист объяснит выгнанному преподавателю, что его не уволили, с ним просто не заключили новый контракт. Не брать на работу после истечения контракта можно без всяких объяснений.

    Но даже если преподаватель старается всячески угождать начальству, все равно его жизнь безоблачной не становится. Во-первых, зарплата у него часто нищенская. Нередко доцент получает в провинции 20 тысяч рублей в месяц. Конечно, на бумаге всё по майским указам Путина – зарплату преподавателям подняли до средней по региону. Секрет раскрывается просто: чиновники от образования берут средней по региону не зарплату конкретного преподавателя, а среднюю зарплату по вузу. То есть ректор может получать от 400 тысяч до миллиона рублей в месяц, лаборант – 9 тысяч в месяц, в среднем же по ВУЗу выйдет, как Путин прописал.

    Еще на преподавателя взваливается огромное количество бюрократической работы. Его заставляют писать разного рода программы, которые регулярно проверяют комиссии из Минобразования и Рособрнадзора. В каждом ВУЗе сегодня есть огромное количество отделов, где сидят бюрократы, получающие свою зарплату – куда более весомую, чем у преподавателей, именно за это, но всю эту писанину они взваливают на безропотных преподавателей, которые все это делают бесплатно. Не согласишься – не пройдешь конкурс. Бесконечные аудиты, проверки, комиссии – приходится писать программы и отчеты по ночам, днем ведь еще надо лекции читать и семинары вести...

    Останутся ли после всего этого у преподавателя время и силы на качественное преподавание? Впрочем находятся такие подвижники! Выкраивают время, на совесть проводят занятия! Потом на экзамене начинают по-настоящему требовать от студента знаний – и нарываются на вызов к декану. А декан в своем шикарно обставленном кабинете популярно объяснит, что половина студентов факультета – коммерческие, поэтому отчислять их за неуспеваемость не рекомендуется, ведь они приносят ВУЗу живые деньги.

    А другая половина – бюджетники, за которых государство выплачивает деньги по модели подушевого финансирования. Это значит, что если отчислить бюджетника, государство сократит финансирование на сумму, которая в среднем уходит на годовое обучение студента. Поэтому если профессор хочет работать в ВУЗе, он должен поставить студенту хотя бы тройку. А как ее поставить, если юнец говорит на экзамене, что Великая Отечественная – это война с Наполеоном, а Платон – немецкий философ XIX века? Кстати, это реальные ответы реальных студентов!

    Поэтому и среди преподавателей подвижников все меньше. Им на смену приходят те, кому все равно, будут ли у студентов необходимые знания... Их диссертации представляют собой как правило псевдонаучные компиляции. Зато они очень хорошо знают, что нужно делать, чтобы ими были довольны и алчные начальники, и нерадивые студенты. Эти молодые клерки вовремя сдают все программы, вовремя печатаются в псевдонаучных «мусорных» журналах, не утруждают себя подготовкой к лекциям, а просто оттарабанивают материал по распечатке из Интернета. И все довольны…

    Как-то бывавший спикер Госдумы единоросс Борис Грызлов удивил всех такой фразой: «Парламент – не место для дискуссий». Наблюдая изнутри за деградацией российской системы высшего образования, я вижу, что мы уже подошли к тому, что смело можно будет сказать: «Университет – не место для учебы»...

     

    По материалам Рустем Вахитов

21

Комментарии

6 комментариев
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов25 апреля+2
    Единственный способ повысить заинтересованность в получении образования - это создание всестороннего и наукоёмкого производства материальных ценностей и услуг в обществе. Просто для всего этого нужны знания. Но это только одна сторона вопроса. Вторая - обеспечение для всего населения бесплатного образования, необходимого для такого типа экономики. Третья - обеспечение равной возможности доступа для всех граждан к местам в такой экономике. Доступ равный для всех и определяется только качествами индивида (полученное образование, деловые и личные качества) без какого-либо влияния его социального статуса. Третья сторона может быть реализована только в условиях общенародной собственности на средства производства и социалистического рынка труда.
  • Андрей Бирюков
    Андрей Бирюков25 апреля+4
    Я сам преподаватель и помню советское время, как я преподавал, и какие были ученики. А сейчас все покупается, и знаний - не надо. Зато у нас будут самые лучшие в мире калоши, как Путин прописал
  • Сергей Яэтов
    Сергей Яэтов25 апреля+1
    Решения этой проблемы наверно не найти. Некому её решать. Некомпетентность,дилетантство недоучек стало уже нормой.Старая школа и академизм ушли с поколением, которому не дали, и шанса для передачи своих знаний и навыков. Знаю по своим детям весь тернистый путь получения высшего образования. Кроме как отжима денег ,перед преподавателями другой задачи не стояло. Доходило до того что лекции по почвоведению читала профессор приехавшая из отдалённый районов Севера,не владеющая русским языком.Скудность материальной базы и разруху оправдывали недофинансированием. Понятно, что после такого обучения никому специалисты из таких ВУЗов не нужны.
    • Иннокентий Аврохин
      Иннокентий Аврохин25 апреля
      Помню одну историю с приёмом на работу бухгалтера. Всё есть у претендента на должность, и диплом и даже опыт работы, но экзамен у работодателя (хозяина) все проваливают. Когда очередь кандидатов рассосалась, пришёл старенький бухгалтер на вакансию и СДАЛ экзамен с ходу. Вопрос от хозяина:"Сколько будет 2Х2=?". Ответ от старика:"А сколько вам надо, столько и будет.". Вот, что нужно современному работодателю, а не ваш красный диплом.
  • Александр Мартынов
    Александр Мартынов25 апреля+2
    Отменяем ЕГЭ, возвращаем вступительные экзамены, отменяем плату за обучение. Не скажу что в СССР все получали вместе с дипломом и знания, но качество выпускников было неизмеримо выше...
  • Иннокентий Аврохин
    Иннокентий Аврохин25 апреля+2
    Статья, на мой взгляд, великолепная. Конечно это не новость, но такая система обучения это пустая трата времени и денег, и вполне устраивающая тех, кто собирает деньги с лохов. Иван Лапин просто привёл эту систему обучения к эшафоту. Надо ещё задаться и таким вопросом. А нужно ли молодым это "высшее" образование? Может для начала просто получить профессию, которая даст возможность зарабатывать деньги. Нет, мнимая престижность "высшего" образования, как и вера в Бога, сейчас для людей МОДНО. Ведь прекрасно все знают, что люди все по интеллекту и по развитии (физическим и умственным) разные. Но нет, мы не такие! Нам обязательно надо высшее образование, как корове седло скакуна.