Новости партнеров

Самое свежее

Хабаровское чудо: полиция отпустила задержанного на митинге «Дачные капканы» для безработных россиян, коих Путин хочет заменить мигрантами Александр Росляков. Восстание «падших рабов» зашло в РФ, как и восход солнца, с Дальнего Востока Рагим Джафаров. Притча про годы, берущие свое Эль Мюрид. Соловьев назвал хабаровчан «пьяной поганью», Кремль отмалчивается... Николай Травкин. Полпред Трутнев раскрыл тайну ареста губернатора Фургала
Загрузка...

Пенсии для никого. При плохой экономике хороших пенсий быть не может!

  • Власти не спешат объявлять о новой пенсионной реформе – несмотря на растущую необходимость сокращения дефицита Пенсионного фонда.

    Обещанное главой ПФ Антоном Дроздовым на встрече с премьером Медведевым перечисление в ряд регионов почти 100 млрд. руб. – безусловно, шаг политический. Точнее – пиаровский. А если еще точнее, то пиаром стала сама информация о предстоящем «золотом дожде» для регионов.

    Ведь эта акция – не добрая воля правительства, а исполнение требований российского законодательства. Названные сто миллиардов – это примерно по 25 000 рублей в среднем на пенсионера в год. Для кого-то, получающего пенсию в районе 10 тыс. в месяц, сумма, конечно – о-го-го! Но по сути, особенно в сравнении с пенсиями в 1-2 тыс. евро на проклятом и загнивающем стремительным домкратом Западе – слезы. При этом речь идет только о 3,9 миллионах из всех 43 миллионов российских пенсионеров.

    И весь вопрос тут в том, как наиболее выигрышно подать обществу указанную сумму: ни гроша не было – и вдруг алтын!

    Но если отвлечься от информационных игр, то станет ясным главное: накануне президентских выборов, главного события в России, правительство не знает, как подступиться к пенсионной проблеме.

     

    Предыдущая «зурабовская» пенсионная реформа, проведенная в начале 2000-х, с треском провалилась. Впрочем никто из ее авторов ответственности за это не понес: ответчик за все у нас один – народ. Правительство просто явочным порядком перестало перечислять средства на именные счета в негосударственных пенсионных фондах. Я, поверив в свое время в призыв Зурабова, перешел в один из таких НПФ, даже участвовал в кампании софинансирования (вкладываешь 12 тысяч сверх, а правительство тебе от себя дает еще 12 тысяч). Гордился тем, что сам зарабатываю на свою старость, интересуюсь состоянием счета и так далее. А кончилось все громким пшиком.

    Точнее пшик оказался совсем не громким. Это на никак не догниющем Западе лопнувший пенсионный пузырь вызывает отставки кабинета, суды над министрами, многотысячные демонстрации (запрещенные в РФ, как и ИГ). Может, потому-то он никак не загниет и пенсии там под 2 тыс. евро?

    В России же почти никто и не заметил фактической конфискации частных пенсионных сбережений. Да и число участников системы добровольного пенсионного накопительного страхования, причем в сознательной его форме, было относительно невелико. Лоббистский потенциал НПФ был ничтожен, а власть особо не позволяет играть на этой слишком взрывоопасной, по понятным причинам, теме.

    Но какие-то уроки из неудачи зурабовской реформы правительство все же извлекло. И потому не спешит приступать к новой – несмотря на все растущую нужду что-то делать с постоянным дефицитом ПФ, который в 2017 году по прогнозам составит 182 млрд. руб. – на 7 млрд. больше, чем в предыдущем. Добавим к этому старение населения и продолжающуюся уже несколько лет экономическую депрессию.

     

    Предлагаемый выход из ситуации через повышение пенсионного возраста (63 года у женщин и 65 лет у мужчин) не кажется способным принципиально решить проблему. Во-первых, тогда остается гендерная дискриминация: ведь средняя продолжительность жизни женщин у нас превышает таковую у мужчин. Во-вторых, не решается задача с наполнением кассы ПФ – тут и «серые» зарплаты, и вообще зарплатный мизер, не позволяющий накопить на достойные пенсии. В-третьих – и может, в самых главных, возникает проблема занятости пожилых людей, которых работодатели принимают крайне неохотно. Можно в итоге получить миллионы озлобленных граждан – не работающих и не получающих пенсий.

    Ясно, что до президентских выборов 2018 года никаких серьезных решения по ПФ не будет. Но также очевидно, что легких решений тут и близко нет: правительству придется выбирать даже не между «плохим» и «очень плохим», а между двумя вариантами «очень плохого».

    Основными факторами в пользу принятия того или иного решения будут, надо полагать, выгоды тех или иных групп, заинтересованных в работе на пенсионном рынке в самом широком смысле слова. Это и финансовые группы, и высшие чиновники, имеющие в пенсионном поле свой интерес.

    Но в любом случае дефицит Пенсионного фонда никуда не денется, а размер средней пенсии в РФ будет и впредь настолько мал, что позволит только еле-еле выживать. Поскольку пенсионная проблема – ни в коей мере не самостоятельная, но является неизбежным следствием экономической и производственной стагнации в стране. И такого чуда, чтобы с экономикой все было плохо, а с пенсиями хорошо, чего ждут наивные людишки, не может быть, потому что не может быть никогда.

    При этом начисляться пенсии и дальше будут по неясным и запутанным правилам – и ни в коем случае не станут стимулировать население к активной накопительной стратегии. Это, пожалуй, единственное, что можно предсказать наверняка.

     

    По мотивам Максим Артемьев

6

Комментарии

2 комментария
  • Александр Росляков
    Александр Росляков11 сентября 2017 г.+6
    При нашей нынешней спекулятивной экономике народ в большинстве своем оказался просто лишним и не нужным. Он ничего не производит, только потребляет, а потому хозяева ключевой кишки будут и дальше сокращать ему содержание. Сам же он ничего не требует, не просит, только жалобно мычит и горько плачется на прямой линии с Путиным – кстати основоположником этой экономики. Но коровы тоже жалобно мычат, когда их ведут на бойню. Разве это когда-то останавливало сердобольных мясников? Да ни боже мой!
    • Надежда Красная
      Надежда Красная11 сентября 2017 г.+3
      Кто-то нам предрек оптимум - 15 млн аборигенов, и всем будет хорошо. Идем к 15 миллионам. Добровольно.