Новости партнеров

Самое свежее

Константин Семин. Не робот враг человека и экономики, а капиталист-компрадор Депутат Поклонская: «Чтобы знал народ, кому кланяться!» Александр Росляков. Оружие самоубоя. Что будет, если раздать всем по стволу? Детский порно-бизнес в Интернете. Ничего личного – просто детский ад! «Американская мечта» – это обжорство ненасытных тварей, убивающее мир На чем держится нынешняя Россия?
Loading...
Loading...
Загрузка...

Деньги – это не эквивалент товаров, а слуги действующей власти

  • Если деньги – эквивалент товаров, то как же вырастет количество товаров, при условии, что под несуществующие товары деньги печатать нельзя? И наоборот – как же вырастет количество денег в обороте, если товаров под их обеспечение еще нет? Получаются две чаши весов, которые должны по всем законам навеки уравновесится, погрузив общество в абсолютный застой.

    Только ли в теории мы это видим? Нет, мы это видим и на практике, там, где власти пытаются (руководствуясь ложной теорией) свести количество денег к количеству товаров. Товаров мало, потому что не хватает денег, а денег мало – потому что не хватает товаров…

    А как же развитие?

     

    Распространённая точка зрения – что деньги есть эквивалент товаров – глубоко ошибочна. И нетрудно доказать, почему.

    Если считать, что деньги – это отражение товарной массы, то:

    - Допустим, колбаса стоит рубль. Нет колбасы – нет рубля.

    - Колбасу сделали. Печатать рубль?

    - Колбасу в тот же день съели. Рубль изымать из обращения?

    Товарная совокупность непостоянна. Она то увеличивается, то уменьшается. Товары появляются – потом в процессе обращения теряют ценность, вовсе выходят из употребления, взамен появляются новые и т.п.

    Можно сойти с ума, пытаясь подогнать денежную массу под товарную массу – кстати, кто этим пытался заниматься, то и сходил в итоге с ума.

    Потому что проблемы начинаются не только тогда, когда колбасу съели, а выпущенный под неё рубль остался. Проблемы начинаются и тогда, когда её надо произвести.

    Ведь деньги, особенно в современном мире – не только служат для оплаты готовых товаров, но и необходимы для старта производств товаров.

    Получается: если нет рубля, то колбасу не на что производить, а рубля нет – потому что колбасы под него нет; нельзя печатать деньги, если нет обеспечивающего их товара…

    Вот и получается замкнутый круг! Денег нет – потому что не открыто производство, а производство не открыто, потому что нет денег.

    Словом, совершенно очевидно, что деньги – не бумажный эквивалент колбасы. Если бы они были эквивалентом колбасы, то их пришлось бы каждый раз с колбасой вместе съедать, и с новой колбасой по новой перепечатывать.

     

    Деньги являются разрешением власти на обработку подконтрольных этой власти ресурсов, которые потенциально содержат в себе потребительские блага.

    Именно поэтому деньги и появляются раньше, чем товары. Ведь обработка ресурсов профессиональными обработчиками, как бы высока ни была их квалификация – требует времени. Обработчики не возьмутся за ресурсы – пока не получили разрешение от власти.

    В приведённом нами примере с колбасой деньги не только оплачивают, но и запускают процесс её производства.

    Вообще любой товар появляется так: вначале обладатель ресурсов замысливает, задумывает его, создаёт его в голове. Затем – приняв решение делать – ищет средства, чтобы сделать (потому деньги часто называют «денежными средствами»). Средства помогают сделать воображаемый предмет реальным, материальным.

    Обладая желанием иметь колбасу и средствами для её производства, я могу «сказку сделать былью». Но что такое средства? Неужели это бумажки денежных знаков? Конечно же нет, из бумаги колбаса невкусная!

    Средства для производства колбасы – это луга и травы, мясной скот, станки и механизмы, наконец, рабочие руки. Всё это уже есть. Но простаивает – потому что не заказали работать. А денежные знаки выступают сигналом – начинайте работать, делайте колбасу!

    Таким образом деньги – это формально-цифровое выражение власти над территорией.

    Вообразите, что хан отобрал у чабана барана. Но, будучи добрым монархом, дал чабану бумажку, по которой тот имеет право забрать барана у другого чабана. Другому чабану такая бумажка тоже выгодна: в ней ведь не написано имени, она равноценна барану – пока есть бараны, и пока правит этот хан. Вот и получается, что можно в кармане носить целого барана!

    Хан, являясь хозяином этих земель, воспользовался своим правом на реквизицию. Но передал это право как бы по цепочке: возместил убытки потерпевшему правом требовать барана от имени власти. И пока хан правит – его бумажка желанна и удобна при расчётах. Но стоит хану потерять власть – и бумажка тоже потеряет власть. Поэтому деньги – не эквивалент товаров, хотя и используются при обмене товаров.

    Деньги – это кусочек власти, ограниченный их количеством.

     

    Деньги павших режимов выходят из употребления. А вот товары павших режимов – нет. Царская или советская сторублёвки перестали быть деньгами. А вот яйцо Фаберже, произведённое при царе, не перестало быть товаром, и ценится пуще прежнего. Рояль, который произвели в СССР – не перестанет играть в 1992 году, в отличие от советских денег. А если перестанет в силу износа – то политический режим тут совершенно ни при чём.

    Если бы деньги были описью взятого взаймы имущества – то они бы не умирали при смене власти. Но деньги – кусочек власти.

    Они – инструмент реквизиции по цепочке, «именем короля». А в основе их ценности – власть данного короля над территориальными ресурсами, из которых можно в перспективе сделать что-то потребительски-полезное.

    Говоря иначе, деньги – это инструмент, с помощью которого власть над территорией использует имеющиеся в наличии блага для производства новых, потенциально-возможных, но ещё не существующих благ.

     

    Вазген Авагян

5

Комментарии

5 комментариев
  • Иван Петров
    Иван Петров26 апреля
    Редкостный бред. Эквивалент деньги не потому, что их едят с колбасой, а потому, что обладают свойством беспрепятственно обмениваться на любой товар, т.е. эквивалентны ему. И так далее. За такую хрень платят, или автор пишет из любви к маразму?
    • Денис Грачев
      Денис Грачев26 апреля+1
      Автор пишет не для убогих умов, способных только «повторять зады». Само существование ФРС США – доказательство тому, что деньги не эквивалент товара, а следствие военной и политической мощи государства.
  • Иван Петров
    Иван Петров26 апреля
    Ну не "убогие умы" прямо щас можно на упоминаемого в статье барана менять, причём без расписки. Иди меняй гвоздь на хлеб - так же удобнее, чем за деньги купить. А в заблуждение Вас вводит то, что деньги эти являются условными, не обладают собственной стоимостью.
  • Поляр Поляр
    Поляр Поляр26 апреля+1
    Ну вообще-то, с ролью денег в экономике разобрались еще в 19 веке. Роль бюрократического аппарата, сочиняющего законодательную базу и распоряжающегося государственными ресурсами, в том числе и финансами, это уже другая тема, тоже достаточно глубоко изученная. Если же кто-то, не зная основ политэкономии, решает все открытия в ней сделать сам, то его ждет немало "открытий чудных", но лично для него. Их первооткрыватель может изложить в стихах, для привлечения внимания к себе, или даже в формате оперы.
  • Валерий RedArmy
    Валерий RedArmy26 апреля+1
    Сколько много букф, а все об одной формуле: Деньги - Товар - Деньги :)