Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Гражданский конфуз. Драма в одно действие Кто выпустил против Навального отпетого лжеца Кашина? Грядущая война как возможная причина мирового коронабесия Елена Михалкова. Страсти по Матвею Александр Гутин. Место в автобусе Александр Росляков. Почему выбраковка россиян и замена их на мигрантов неизбежна
Загрузка...

Анекдоты Великой Отечественной: казенные и самопальные


  • Еврей и русский слушают радио, объявляют, что началась война. Еврей хватается за голову:

    – Это ж надо, такие проблемы, семью надо отправить в эвакуацию, вещи упаковать, самому туда ехать, как-то там устраиваться. Такие проблемы на мою голову!

    Русский:

    – Да, война – это большие проблемы.

    – Ой, не смеши, какие у тебя проблемы – винтовку в руки и на фронт.

     

    Читая анекдоты времен Великой Отечественной легко замечаешь, что все они делятся на две категории:

    - агитационный продукт, сочиненный профессиональными сатириками-пропагандистами в далеком тылу и распространяемый через прессу, кинофильмы, выступления фронтовых агитбригад и т.д;

    - сугубо народное творчество – грубое, непричесанное, но куда более живое.

    Первый тип юмора служил общим целям госпропаганды в условиях военного времени – дескредитировать врага посредством смеха над убогими "фрицами", "гансами" и их вождями. Задача второго типа – расслабиться во время перекура, отвести душу, смягчить боль любым, даже самым "неполиткорректным" смехом. И здесь объект шутки желателен " из своих" – как более близкий и понятный персонаж... Попутно быстрого завязывались дружеские отношения с прежде незнакомыми людьми, с которыми завтра ты, возможно, плечом к плечу пойдешь в атаку...

    Официальный юмор – набор незамысловатых баек о глупости и трусости врага, преимуществах советского оружия и вере в скорую победу – имел слабое отношение к реалиям той войны и потому вряд ли пользовался успехом в окопах. Напротив, самые смешные анекдоты спонтанно сочинялись простыми людьми, со всеми их "тараканами в головах". Темы их – самые обывательские и банальные: о трусоватых представителях иных наций, предпочитавших "воевать на ташкентском фронте" и русском Ваньке, вынужденном отдуваться за всех; о хитрозадых командирах, хлещущих самогон в теплых землянках и посылающих того же Ваньку в лобовую атаку... А также – анекдоты про бездарное высшее руководство страны и армии, пересказываемые шёпотом лишь близким людям, дабы не быть пойманными за язык...

    В общем читайте и отделяйте сами одно от другого.

     

    ***

    – Иванов, о чем ты мечтаешь в эту морозную ночь? О сытой пище? О наградах?

    – О веревке мечтаю.

    – Зачем она тебе?!

    – Не для меня, для фюрера.

    ***

    В роддом попал снаряд. В живых осталось три младенца. Их отцы – русский, немец и еврей – не могут узнать, где чей. Тут немец закричал:

    – Хайль Гитлер!

    Один ребенок вытянул руку, и немец его забрал. А русский подошел и забрал своего. Еврей его спрашивает:

    – Откуда ты знаешь, что это твой?

    – Ну как же, – отвечает русский, – когда немец закричал, твой обкакался, а мой кулачки сжал.

    ***

    Один немец спрашивает другого:

    – Чем займёшься после войны?

    – Возьму наконец отпуск и отправлюсь в путешествие по Великой Германии.

    – Ну, с утра понятно. А после обеда что будешь делать?

    ***

    – Ганс избежал пули советского солдата.

    – Как ему это удалось?

    – Подорвался на партизанской мине.

    ***

    Гитлер и Геринг стоят на верхней площадке берлинской радиобашни. Гитлер говорит:

    – Хочу как-то приободрить берлинцев.

    – А ты просто прыгни вниз, – предлагает Геринг.

    ***

    – Русиш! Сдавайся!

    – А узбека можно?

    ***

    Разговор двух жительниц Берлина:

    – Говорят, русские женщины очень привлекательны.

    – Возможно. Если судить по письмам моего сына, то лишь при упоминании какой-то одной Катюши наши солдаты просто сходят с ума!

    ***

    – Мыкола, не ходи туда, там мины!

    – Чого?

    – Мины там, мины!

    – Чого?

    – Мины там, говорю!

    Ба-бах!!!

    – Эх, Мыкола, Мыкола...

    – Чого?

    ***

    В окопе перед атакой Рабинович пишет заявление: «Если я буду убит, прошу считать меня коммунистом. А если нет – так нет».

    ***

    – Мой отец прошел всю войну от Сталинграда до Берлина!

    – Ганс! Прошел и убегал – таки разные вещи!

    ***

    На Крымской конференции возник вопрос, как делить репарации, которые будут взысканы с Германии. Черчилль предлагает: «По частям». Рузвельт: «По участникам». А Сталин говорит: «Делить будем по трудодням».

    ***

    – Где твоя винтовка, Сидоров?

    – Я не взял ее.

    – Не взял винтовку? Ничего себе! Как называется солдат без винтовки?

    – Офицер.

    ***

    Итальянский офицер объясняет:

    – Нами получена новая немецкая модель танка. Она адаптирована к итальянской армии. У неё четыре задние скорости и одна передняя. Вопросы есть?

    – Господин офицер, а зачем нужна передняя скорость?

    – На случай, если противник ударит с тыла.

    ***

    Урок в немецкой школе:

    – Ганс, проспрягай глагол «бежать».

    – Я бегу, мы бежим, ты бежишь, вы бежите, он бежит, она бежит…

    – А «они»?

    – А они наступают, господин учитель!

    ***

    Пилот королевских ВВС вел самолет над Атлантикой, вдруг у него вспыхнул правый мотор. Самым разумным, подумал он, было бы сейчас приземлиться, но до суши было 300 миль, да и высота 10000 футов. Пилот связался с контрольным пунктом:

    – Самолет в огне, нахожусь в 300 милях в Атлантике, высота 10000 футов. Что делать, жду указаний!

    Дежурный диспетчер:

    – Повторяйте за мной: «Господи, прости меня, грешного...»

    ***

    – Фриц, что такое для арийца партия фюрера?

    – Родная мать, герр обер-лейтенант.

    – А фюрер?

    – Родной отец, герр обер-лейтенант.

    – А что бы ты желал сделать для них?

    – Остаться круглым сиротой!

12