Новости партнеров

Самое свежее

Эль Мюрид. Солидарность как средство против террора Главные шишки страны – на главную елку! Политические анекдоты Перспектив нет Александр Росляков. Мигранты, которые нас убивают Вера Афанасьева. Пресс-конференция как спектакль для одного актера Эль Мюрид. Разрушенной до основания стране нужна новая система управления
Загрузка...

Власть – это всегда от «в морду хрясть». А слабак – пролог кровавых смут

  • Власть – совокупность всех дефицитов. Она распределяет всё, чего недостаточно. Это и даёт основание называть её властью. Если власть этого не делает, то она не является властью (точно так же, как актёр в короне, играющий короля – не является королём). Власть не просто имеет право, но и обязана иметь основные части организма – дух, разум, плоть, клыки и когти. Безумная власть – это кровавая вакханалия, бесплотная – жалкое зрелище и голодомор, беззащитная – «шведский стол», гора мяса для всех хищников мира.

    Выделим и подчеркнём для понимания:

    - миссия власти (дух и разум);

    - снабженческая функция (плоть);

    - функция самосохранения (клыки и когти).

    То есть власть должна иметь понимание – зачем она вообще существует и что несёт в перспективе (не просто же хулиган залез повыше, чтобы на всех плевать и над всеми покуражиться!).

    Она должна наладить снабжение всем необходимым тех, кем собирается властвовать, дать им всё нужное для жизни. И она должна уметь уничтожать любого самозванца-афериста-собчака уже на дальних подступах, чтобы не быть сожранной в рамках захватного права.

    Это последнее – важный фактор. Всякая власть лишь тогда имеет смысл, когда умеет защищаться. Если же она уходит по первому требованию любого самозванца, уличного горлопана, газетного демагога (как это было в «перестройку») – то такую «деликатную» власть надо судить по статье «преступная халатность при исполнении служебного долга».

    Это ведь не деликатность, если внимательнее посмотреть, не «чуткость к требованиям масс», от лица которых вещают бойкие проходимцы. Это – безразличие, равнодушие, наплевательство на людей. «Меня погнали – я и ушла». Ты что, корова, что ли? А как же быть с теми, кто надеялся на твою защиту, твоё покровительство? Своим коровьим поведением власть их предала, бросила на произвол судьбы…

     

    Если власть имеет миссию, которая священна, если наладила систему снабжения, которая без нее не просуществует – то, естественно, она не может просто так взять и уйти.

    «Самогонцы», которые сбросили со своих плеч ответственность и умыли руки в трудной ситуации – едва ли не более преступны, чем их антиподы, самозванцы, разъедаемые похотью доминировать, «самим царствовати и всем владети»…

    Вся иерархия объясняется двумя правилами врождённой человеческой психологии:

    1. Человек хочет всё.

    2. Мертвец не получает ничего (и человек боится быть убитым).

    Компромисс между похотью и страхом рождает историческую иерархию. В чём компромисс? А вот в чём: «Ты не получишь всё, – говорят человеку, – но тебя защитят, чтобы другие, желающие всего, тебя не прибили».

    Отсюда рождается власть, в которой притеснение и защита не есть какие-то две разные стороны, а являются одним и тем же: притеснения от властей есть обратная сторона защиты – и наоборот. Власть не может только защищать гражданина: поскольку ты защищаешь одного от другого, то, защищая – притесняешь.

    Власть ограничивает страдания – и через это ограничивает возможности. Противоположное состояние – хорошо нам знакомый «беспредел», когда страдания колоссальны, но и долларовым миллиардером можно стать за пару лет бандитской деятельности…

    Понимая власть как систему распределения всего недостаточного, как совокупность всех дефицитов общества – мы понимаем, что такая власть несовместима с демократией. Другая – показушная, клоунская, ничего не решающая, существующая для отвода глаз псевдовласть может, конечно, избираться всенародно, и на час, и через час. И никаких проблем не будет до тех пор, пока не встанет вопрос вроде вот такого:

    – Нас 100, а квартир 10… Кому дать квартиру, а кому фигу показать?

    И вот тут никакая демократия не работает. Любые 10 получателей – всё равно меньшинство по отношению к 90 лишенцам. Получатели – по факту и есть власть (хотя формально могут так и не называться), а лишенцы – обделённое властью большинство. Тут хоть тресни – арифметика не даст посчитать иначе! Невозможно остродефицитные вещи распределить в режиме уважения к воле большинства.

    Если этой воле слишком уж «дать волю» (что мы видели в Богом проклятые 80-е) – то всё кончится большой дракой, криминалом, кровопролитием, битвой у раздачи – а в итоге всё равно те, кто надают другим по мордасам, заберут 10 квартир, оставив 90 сограждан с носом.

    Поэтому демократия всегда лицемерна. При ней можно сколько угодно болтать о вещах малозначимых, никому не интересных – распределять их взад и вперёд путём плебисцитов и референдумов и т.п. Но о вещах по-настоящему важных, ценных, нужных каждому – нельзя говорить в демократическом формате.

     

    Демократическая система в том виде, в каком её презентовала «перестройка» (то есть прямое и непосредственное правление большинства, к тому же с уважением прав всех меньшинств) – невозможна. Не потому что её кто-то не любит и попирает. А просто потому что она технически немыслима.

    Эта система антинаучна, понимаете? Её слабоумные адепты приписывают власти взаимоисключающие достоинства. Власть в их видении должна быть одновременно сильна, всемогуща, слаба, безвольна и беззуба.

    Зачем власти быть сильной? Чтобы обуздать криминал, подавить произвол магнатов, олигархов, заставить даже самых богатых подчиняться закону, подавить все «антидемократические» путчи. А желающие устроить путч есть всегда и в огромных количествах: мало ли мечтающих выдавить хозяина всех благ и сесть на его место?

    Но эта же власть, прочная, как скала и сталь, перед беззаконниками, волшебным образом должна стать мягкой и покорной, как щенок, перед самими представителем «демократической общественности»! Как такое возможно?

    Если власть слабая, то она ни от чего не защитит. И тогда она никому не нужна (как Горбачёв). А если власть защищает – то она сильная. А раз сильная – значит, может прессануть кого угодно под горячую руку… Ну а как вы хотите по-другому?!

    Либералы требуют во власти небывалый: одновременно с лидерскими качествами – и совершенно безвольных тряпок. Таких, что могли бы дело сделать, за собой повести, жизнь и снабжение наладить – а потом уйти по первому свистку людей блёклых и ничего из себя не представляющих…

    Но ведь так не бывает! Безвольные тряпки отсеются на первом же этапе борьбы за власть. Если человек не готов ежедневно отстаивать свою власть в борьбе без правил – то он моментально потеряет своё положение во власти: желающих занять его место слишком много…

    Конечно, я говорю о реальной власти, о той, которая распределяет все дефициты, деньги, блага. Если под властью вы понимаете право нести флаг на карнавале в самом ярком клоунском парике, то, конечно, такой «власти» обозначенные мной правила не касаются. Причина проста: там нечего делить, кроме клоунского грима, оттого и драка там ведётся надувными саблями и игрушечными пистолетиками…

    Правда в том, что шуточные вопросы могут решаться шуточными методами – то есть игриво, легко, весело и добродушно. Но по-настоящему серьёзные вопросы не могут решаться в режиме КВН. Они требуют от «решалы» предельного накала, готовности ставить на кон и жизнь, и смерть. Если решатель к этому не готов – он будет сожран другим, готовым идти до конца…

     

    Отсюда и вытекает, что демократическим путём может решаться только всякая ерунда. Вопросы же жизни и смерти так не решаются. Клоун может уйти с арены (и ещё десять раз потом на неё выходить). Человек, привыкший к реальной власти – дорожит ей больше, чем жизнью. Отнять у него такую власть – только убить его, больше ничего.

    Что, думаете кулаков с обрезами, сжигавших актив колхоза заживо, волновали вопросы поселковой демократии?! Они потеряли реальную местную власть – и до смерти за неё мстили. У них отняли то, чем они привыкли пользоваться. И они, как пишут в Интернете – «нистерпели»…

    Но кулак и даже помещик – это ничтожный, местный уровень власти. Если уж за потерю такой мелкой власти мстили поджогами и обрезами, то вообразите уровень страстей на вершине властной пирамиды!

    Иначе говоря: люди, решившие шутковать с реальной властью, играют с жизнью и смертью и должны, я считаю, это отчётливо понимать. Здесь не место дешёвой клоунаде и пустозвонной фразе. Заикнулся о власти – будь готов убивать и умирать. Не готов – лучше не заикайся, поговори о погоде или второстепенных экономических вопросах…

     

    Виктор Евлогин

8

Комментарии

1 комментарий
  • Андрей Громадский
    Андрей Громадский3 октября 2017 г.+2
    Верно отражены суровая правда жизни и сама суть любой власти. Стоит задуматься власть имущим о ближайших перспективах своего «жития». Именно достигших власти без усилий и жертв предупреждал великий Философ: И если ты не птица, не селись на отвесных скалах.