Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Испить баварское за счет самих баварцев. О карме победителей и побежденных Алексей Живов. Почему в Франции сенатор Керимов – преступник, а в России – праведник? Александр Русин. Кто правит Россией? Валютный монстр, под чью дудку пляшут все Татьяна Воеводина. «Наши мертвые как часовые»: о войне памятников в России Александр Жилин. Откуда рост налогов, если новые заводы и бизнес не растут? Народ отжали! Когда под лежачий камень потечет вода? Лучшей жизни не ждут, а добиваются!
Loading...
Loading...
Загрузка...

«Либеральная общественность». Словесный портрет на прощание

  • Может быть, самая странная категория в современной российской общественно-политической риторике – это «либеральная общественность». О ней часто говорят, но практически всегда в третьем лице. Редко можно услышать «я, как и вся либеральная общественность, глубоко возмущен» или «у нас в либеральной общественности так не принято». Зато сколько угодно оборотов формата «либеральная общественность этого не переживет» или «либеральная общественность будет рада». То есть либеральная общественность явно играет какую-то роль в современной жизни, но на сцену при этом не выходит, существует в основном в речах и статьях.

    Что о либеральной общественности можно сказать точно – она скорее социальная группа, чем политическая сила. Политические партии, имеющие (или, в прошедшем времени – имевшие) репутацию выразителей интересов либералов, последний раз преодолевали пятипроцентный барьер на выборах Госдумы в 1999 году.

    Теоретически можно оценить численность либеральной общественности по соцопросам, в которых 86 процентов всегда все одобряют – то есть это 14 процентов россиян. Еще один способ оценки – протесты 2011–2012 годов, когда общепризнанная численность первых митингов составила около 100 тысяч человек.

    Но это будет какая-то бессмысленная математика, потому что прежде всего неясно, о ком именно идет речь. Словарное определение либерализма слишком размыто, чтобы всерьез им пользоваться применительно к российским реалиям. Если считать либералами всех, кто «за свободу», то в либералы придется записать много кого, включая Владимира Путина и всю партию «Единая Россия» – они ведь никогда не говорили, что против свободы. Если считать либералами всех, кто «против Путина», будет еще хуже – против Путина так или иначе выступают и явные нелибералы разной степени радикализма вплоть до Владимира Квачкова.

     

    Разные авторы относят к либеральной общественности самый широкий круг людей, по поводу которых как-то само собой разумеется, что они:

    – Если и не выступают против Путина прямо, то терпят его, сосуществуют с ним, полагая, что без него народ расправится с либералами, и будет в любом случае хуже. Возможно, некоторые либералы поддерживают Путина, потому что зависят от власти материально («системные либералы»);

    – Поддерживают свободу творчества во всех проявлениях и выступают против любых проявлений общественного мракобесия или государственного давления на культуру; все самые громкие сюжеты последних лет – Серебренников, «Матильда», «Тангейзер», Pussy Riot и далее вплоть до «Детей Розенталя» и выставки «Осторожно, религия», – каждый раз атака на искусство становилась точкой консолидации всей либеральной общественности, включая «системную» ее часть. К «консервативному» искусству относятся с предубеждением, об очередном фильме Михалкова еще до его выхода знают, что он будет плохой, и даже Звягинцева воспринимают настороженно – слишком уж реалист;

    – Придерживаются консенсуса по поводу сталинизма и бесчеловечных проявлений советской истории вообще, то есть либерал никогда не скажет, что Сталин был противоречивой фигурой, и что осуждая его за преступления, нельзя не признать его заслуг. По мере бархатной ресталинизации, осуществляемой консервативной частью общества при явной и неявной поддержке государства, сталинская тема актуализируется и приобретает более важное для либеральной общественности значение, чем это было еще несколько лет назад;

    – Нетерпимы к национализму и готовы даже одобрять 282-ю статью УК, полагая, что ее главная проблема не в том, что она наказывает за мыслепреступление, а просто в неудачном правоприменении;

    – Слушают «Эхо Москвы», смотрят «Дождь», читают «Новую газету» и, кто более продвинут, «Медузу» – это, может быть, самый очевидный критерий;

    – В украинском конфликте ни в коем случае не поддерживают ДЛНР. Либо просто осуждают Россию за военное и политическое участие в украинском кризисе, либо прямо поддерживают украинское государство и украинскую армию, а к эксцессам в тылу (когда в Одессе срывают концерт российского певца или в Киеве бьют витрины недостаточно лояльного майдану магазина) относятся спокойно;

    – В «особый путь России» и в «многополярный мир» не верят и явно хотели бы, чтобы Россия была, пусть и периферийной, но частью западного мира вплоть до ее вступления в НАТО;

    – Недовольны чрезмерным присутствием государства в экономике. Глазьева боятся, госкорпорации ненавидят за исключением, может быть, «Роснано» – и только потому что там работает икона российских либералов Чубайс;

    – Существует также несколько спорных, за гранью политкорректности, критериев принадлежности к либеральной общественности; некоторые критики (Захар Прилепин, Ульяна Скойбеда) в свое время провоцировали изрядные скандалы, заявляя или намекая, что либерал – это, как правило, еврей.

     

    То есть перед нами – такой полицейский набор примет, по которому можно начать поиски либеральной общественности. Как и полагается словесным портретам, этот портрет заведомо неточен. Что такое западничество в 2017 году – если человек болеет за Трампа, Brexit и французских правых, он западник или нет? Вообще, говоря сейчас о Западе – о чем конкретно мы говорим? На этот вопрос словесный портрет либерала ответа не дает. То же самое касается Украины – грань между антиимпериализмом и национализмом слишком тонка, чтобы по ней можно было бы пройти не споткнувшись, в результате неизбежным становится лицемерие, которым, критикуя либеральную общественность, охотно пользуются ее враги.

    Интересный момент – несмотря на то, что за вычетом «системных либералов» либеральная общественность так или иначе настроена антипутински, относить главного антипутинского политика Навального к либеральной общественности нельзя, он в ней посторонний (заигрывание с националистами, излишний популизм и т.п.). Но, возможно, именно поэтому в либеральной общественности столько его сторонников: есть подозрение, что как раз «своего» они бы поддержали гораздо более неохотно, то ли имея к нему более высокие, чем к постороннему, требования, то ли опасаясь, что настоящий либерал никогда не найдет поддержки в широких слоях общества и лучше сразу ставить на нелиберала. В этом смысле нелиберальность Навального парадоксально обеспечивает ему поддержку либералов (так же было с Ельциным), он чужой – тем им и интересен, тем более что своего бы они давно уже съели.

     

    Пока это еще имеет значение – на чьей стороне либеральная общественность. Даже сейчас, в самом подавленном состоянии, лишенная всех политических возможностей она еще сильна и в медиа, и в художественной среде, и в формате, термин очень неточный, но другого нет, «народной дипломатии» как в международных вопросах, так и во внутренних. Пиар-возможности «системных либералов» хоть и дискредитированы (даже Серебренникова не спасли), но не уничтожены – и некоторые члены СПЧ, и те, кого Путин ценит по культурной линии, до сих пор в состоянии достучаться до власти, по крайней мере, в самых скандальных случаях.

    И все это должно сопровождаться ремарками «пока», «все еще», «до сих пор». Либеральная общественность – уходящая натура, главная сила которой – инерция.

    После убийства Бориса Немцова его место осталось вакантным навсегда, потому что среди либеральных оппозиционных лидеров больше не осталось обладателей такого резюме, как у Немцова, и взяться им неоткуда в принципе: Немцов был губернатором и вице-премьером, а сейчас губернаторы и вице-премьеры совсем другие.

    Либеральная общественность не самовоспроизводится, либеральная молодежь, приходящая на место стариков, лишена самых базовых (интеллигентских?) ее свойств и больше похожа на путинских молодых технократов – посмотрите на Максима Каца. Сознательно проведенное властью уничтожение тех сред, в которых может существовать либеральная общественность, сделало гибель ее как класса вопросом времени. Завтра от этой социальной группы не останется вообще ничего, и, наверное, разумным было бы уже сейчас подумать, как жить без нее.

     

    Олег Кашин

7

Комментарии

11 комментариев
  • Денис Грачев
    Денис Грачев8 сентября-1+7
    Поразительно, что горстка либералов держит фактически всю культуру России – и президент им отсыпает миллиарды. То есть свой остров сокровищ и сундук с пиастрами они нашли.
  • Владимир Красилов
    Владимир Красилов8 сентября
    От этих биологических особей общество не избавится в ближайшее столетие, как от желающих у барского стола держать стойку "чего изволите", а у них всегда будет грызня между собой за чистоту породы преданности, то есть предательства. В частности, я об этом писал в материале: https://publizist.ru/blogs/109848/17472/- Писал не за "бабки" хозяина, как это делает Кашин, а по тому, что так думаю.
    • Татьяна Пушкарева
      Татьяна Пушкарева8 сентября-1+2
      А вдруг он тоже так думает? А вдруг Вы тоже пишите за немереные бабки, поступающие на Ваш тайный счет? Ведь ни доказать, ни опровергнуть это невозможно в принципе.
    • Влад Жарков
      Влад Жарков8 сентября+1
      Уважаемый Владимир Красилов! "По тому" в данном контексте пишется "потому", т.е. вместе.
      • Владимир Красилов
        Владимир Красилов9 сентября
        Уважаемый Влад! Как прочитать и где поставить акцент. Впрочем, спасибо!
  • Владимир Красилов
    Владимир Красилов8 сентября
    Юная Татьяна, хозяев Кашина легко вычислить, а у меня их нет по определению
    • Татьяна Пушкарева
      Татьяна Пушкарева8 сентября-1+2
      По Вашему определению. То есть этого не может быть, потому что не может быть никогда. Против такого доказательства, конечно, не попрешь.
  • Владимир Красилов
    Владимир Красилов8 сентября
    Вы чуть-чуть напрягитесь, Интернет Вам в помощь. Спасибо за внимание.
  • ник чарус
    ник чарус8 сентября-1+2
    квачков не радикал-он и есть подлинная русская оппозиция которую власть гнобит-а либералы это чистый сион... они за сионолиберализм и русское рабство...это коллективный перекрашенный гитлер... методы иные-суть та же... каждому немцу по поместью и русских рабов... только немцы действовали на амерские деньги грубой силой снаружи-а эти на те же деньги изнутри хитростью... поэтому опаснее на порядок!
  • Я Славянин
    Я Славянин9 сентября
    ЛИБЕРАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ?...... Ну есть такая поросль в России, но это "мелочь пузатая" в сравнении с либералами в США! Но прав автор, что ее немного придушили! Статье плюсик
  • Василий Афанасьевич Туев
    Василий Афанасьевич Туев13 сентября+1
    либерал никогда не скажет, что Сталин был противоречивой фигурой, и что осуждая его за преступления, нельзя не признать его заслуг. ➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/34/20181/- Ну почему же? Либерал это сказать вполне может. А вот нормальный человек, если он хоть чуточку информирован, не будет приписывать Сталину ни "противоречивость", ни тем более - некие "преступления". В этом случае ведь надо будет назвать хотя бы один закон, который преступил Сталин.