Новости партнеров

Самое свежее

Нина Останина о повышении пенсионного возраста до 70-ти лет. Дмитрий Ольшанский. Как будет выглядеть эпоха Путина после ухода Путина: кошмаром или благом? Законен ли закон о разгоне митингов? Почему увеличить зарплаты в России невозможно? Власть и вранье – две вещи нераздельные, но во всем должна быть мера! Уехал цирк, а выборы остались!
Загрузка...

Могу – значит, законно! На этом праве сильного и держится сегодня мир

  • Разговоры о праве, законности – разумны и уместны только вместе с разговорами о социализме и социализации. Главная функция любого закона – регламентирующая. Но она бессмысленна, если отсутствует регламентация распределения благ, если ни предел обогащения, ни предел обнищания не определены. Что регламентировать при таких условиях? Право голодающих не подвергаться телесным наказаниям? Так они сами помрут – и к ним уже никак телесное наказание не применишь…

    Международное право пытается предотвратить войны между нациями. Но можно ли предотвратить войны между сверхкрупными общностями людей, если идёт гоббсова «война всех против всех» при разделе пирога земных благ?

    Жизнь начинается телом, и лишь после восходит до духовных форм. Точно так же и законность обязана (чтобы не быть фикцией) начинаться вопросами материального снабжения, обеспечения человека. И лишь поверх этого фундамента возводить этажи более абстрактных политических свобод.

    Потому что если само твоё выживание ничем не обеспечивается, если к тебе от земли не проложены «необходимые продуктопроводы» – о каких политических или личностных свободах тогда говорить?!

    Как были в Англии XIX века «пенсии для мертвецов» – рабочих старше 80-ти лет – так и политические свободы в таком разрезе станут «свободами для мертвецов». Ликвидация ХХ веке не только СССР, но и в целом социалистического вектора движения, превратила разговоры о праве, включая международное, в совокупность безумств и черного глума.

    Главная установка Американской Империи такова: 1. Все принципы международного права исходят исключительно от нас. 2. Если ранее принятый нами принцип международного права противоречит нашим интересам – мы его меняем. А что такого? Если они самовольно принимали предыдущий закон, то могут принять и следующий!

    Естественно, такой подход, причём выраженный в грубой ультимативной форме, делает переговоры с Западом бессмысленными и бессодержательными, а любые юридические термины – бессодержательными.

    Запад настроен следовать международному праву, когда ему это выгодно, и не следовать, когда невыгодно – словом, в любом случае он поступает по своему желанию, не ограничивая себя рамками никакого (даже им самим ранее придуманного) права.

     

    Но отсутствие всякого права, любого двустороннего согласия насчёт законных и незаконных действий – само по себе уже означает войну. И не «холодную», как между США и СССР до 1985 года, а именно настоящую. Если не ведётся активных боевых действий – то уместно говорить о «гибридной войне», но она уже не «холодная».

    Периоды, когда закон действует – называются мирными. Внутри страны это означает отсутствие гражданской войны, а между государствами – отсутствие международной войны. Эти мирные периоды пресекаются объявленными или необъявленными войнами. Главный смысл – не в том, что применяется насилие (насилие применяется всегда). Главный смысл – что закон отменяется. При всей болтовне о «законах войны» – у войны есть только один закон: воля победителя. Когда кроме воли победителя вступают в силу ещё какие-нибудь законы, тогда начинается мирный период.

    США ведут себя как победитель и отказываются рассматривать какие-либо юридические нормы, кроме своей неограниченной воли. И это не просто потому что «Обама чмо» или Трамп такое же чмо. Это связано с принципом неограниченного обогащения американских банкиров, олигархов, корпораций.

    Именно поэтому долгое время до появления советского государства «в международном праве обращение к войне независимо от её целей традиционно рассматривалось как неотъемлемое право каждого государства, высшее проявление его суверенитета, – писал А.С. Протопопов. – Это право охранялось всей системой принципов и норм международного права. Такое отношение начало меняться в XX веке».

    А что в ХХ веке изменилось? Возник СССР – и о войне стали говорить не как о праве суверена, а как о преступлении. Появилось понятие «наказать агрессора». А до СССР его не было!

    Наполеона не расстреляли, ему целый остров подарили: воевать – право императора… Вильгельма II, угробившего 50 млн. жизней в безумии первой мировой – даже на 15 суток не посадили, как и турецких организаторов геноцида армян…

    Нужно увидеть пропасть между судьбой Наполеона, кайзера Вильгельма – и судьбой тех, кто подпал под приговор Нюрнбергского трибунала. Очень многое изменилось в ХХ веке. И мы знаем – почему…

     

    Рыночная экономика в принципе не может рассматривать агрессию как преступление, поскольку агрессия всех против всех (конкуренция) является её исходным двигателем. Если при социализме (не только советском, но и европейском, шведском) – известно точно, кому, сколько и за что положено, то рыночное распределение есть временное перемирие между множеством агрессоров.

    Само понятие «положено», «гарантировано» рыночной экономике чуждо. Там собственность складывается по формуле: самозахват плюс преодоление сопротивления. То есть человек (рождающийся всегда голеньким) – что-то захватывает, отбирает у других. Если его за это наказывают, то он называется вором. Если не хотят или не могут наказать – он называется собственником.

    То есть грань между собственником и вором проходит не на уровне действий, а на уровне реакции общества: кто другим успешно в морду дал, первым к заветным благам прорвался и крепко их схватил – тот им и собственник…

    Выстроенное на агрессии общество не может считать агрессию преступлением – ведь тогда оно объявит преступным само себя, чего и добивался СССР, пытаясь ошельмовать Запад криминализацией понятий «агрессия», «геноцид» и т.п.

    Признавая закон, ты признаёшь норму, а признавая норму – ты признаёшь незаконным всё, что схвачено сверх нормы. Хочешь хапать неограниченно – смирись с тем, что понятие «законность» утратит смысл…

    Вместе с утратой законности вообще – утрачивает смысл и слово «агрессия». Поскольку чётких определений у преступного деяния нет – агрессором можно объявить любого, как, впрочем, и любого признать жертвой агрессии. Этим и занимаются упоённо после краха СССР и идей социализма США, Европа, НАТО.

    Есть у слова «дурак» медицинское значение, означающее определённый диагноз. Оно сегодня почти забыто. «Дурак» – стало ругательством, применяемым в быту ко всем неприятным или несогласным с тобой людям.

    По аналогии с такой эволюцией терминов движется и термин «агрессия». Юридический смысл он в устах американских и европейских дипломатов давно утратил и стал просто «обзывалкой».

    Потому единственное спасение человечества от агрессии – это вспомнить исходный смысл термина «вооружённая агрессия», чтобы его можно было применять не только в публицистике, но и в судах, и не только в «шемякиных судах», но и в нормальных.

    Агрессия – это нарушение границ и иных правоотношений, сложившихся на момент подписания мирного договора, завершившего предыдущую войну. Все права и отношения имеют конкретную дату и записаны на бумаге. «С такого-то числа такого-то месяца такого-то года считать законной вот эту границу» и т.п.

    Нарушение предыдущего мирного договора означает начало войны, которая будет длиться до заключения следующего мирного договора. Иначе трактовать понятие «агрессия» невозможно!

    Существует такое понятие, как «послевоенные границы в Европе». Они возникли в 1945 году, подтверждены были «нерушимыми» в Хельсинки в 1975 году. Это и есть ялтинско-потсдамская система границ, нарушение которой означает войну…

     

    Но рухнула система социализма. Вместе с ней и рухнули те необходимые основания, на которых держится объективное право. Мы вступили в мир субъективных оценок и жуткого произвола. То есть под именем международного права стало действовать просто зоологическое «право силы»: «могу – значит, законно».

    Это сразу же начало вгонять человечество в правовой коллапс.

    СССР расчленили вопреки воле всенародного референдума на его территории. То есть меньшинства терроризировали большинство. Старые мирные договоры стали недействительны, а новых не подписали! Никто и нигде. Нет в истории бумаги с подписью Горбачёва или ещё кого-нибудь, на которой излагались бы внятно условия капитуляции, перечень отторгаемых территорий и т.п. Акт о капитуляции Германии есть. А акта о капитуляции СССР нет.

    Раз нет акта – на что опираться? При всей болтовне о правовом обществе на Западе этот Запад за четверть века не удосужился… официально исключить СССР из ООН! В природе не существует номера резолюции по которой СССР исключили бы из ООН. Нет и номера резолюции по которой РФ стала членом совбеза и ООН. Нет и правового основания для того чтобы считать РФ правопреемницей СССР. Нет протоколов голосования, потому что не голосовали. Вообще ничего нет! С точки зрения юридической СССР из ООН и не выходил никуда! Пропал без вести в коридорах этой организации…

    24 декабря1991 г. Ельцин, не имевший никаких полномочий, написал письмо Генеральному секретарю ООН. Заявил там, что членство СССР в OOH продолжит РФ. Юридически у этой бумажки ценность не больше, чем у письма Власова Гитлеру. Власов, допустим, написал Гитлеру – прошу, мол, передать мне под резиденцию Кремль. А Гитлер наложил резолюцию – «не возражаю»…

    Но кроме письма Власова Гитлеру ничего и не было. Генеральный секретарь ООН переправил текст письма Ельцина всем членам ООН и предложил считать, что это обращение носит уведомительный характер, не требует формального одобрения со стороны ООН. С 24 декабря 1991 года Российская Федерация продолжила членство СССР в ООН, включая членство в Совете Безопасности. А 13 января1992 г. появилось официальное письмо МИД России «О выполнении Российской Федерацией обязательств по заключенным СССР международным договорам» на имя глав дипломатических представительств, аккредитованных в Москве.

    Являются ли ялтинские, потсдамские, хельсинские соглашения «заключенными СССР международными договорами»? Очевидно, да… Тогда как же… Мысль беспомощно повисает: государство ликвидировали – и вообще никак это не оформили! И ведь не о Чехословакии (которую тоже поделили) речь идёт – о крупнейшей ядерной державе, члене Совета Безопасности ООН! Ельцин, видите ли, письмо написал генсеку ООН…

    Это же юридический бред, за которым скрывается афера с захватным правом, покрытая американцами не по совести, а по выгоде. Пойдя на такую аферу, мир был обречён свалится в череду войн и катастроф. Ни одна из советских республик не выполнила норм советского закона о порядке выхода из СССР. Что и логично – ведь он формально никуда и не делся! Его вообще отменить забыли – так делить имущество торопились!

     

    Какие-то проходимцы вздумали основать на оторванном у страны куске независимое государство. А когда куски уже их куска задумали поступить, как они – проходимцы завизжали, что это сепаратизм…

    Испокон веков было золотое правило нравственности: «поступай с другими так, как хочешь, чтобы они с тобой поступили». Это такая древняя и такая базовая норма у человечества, что отмени её – вообще человека не останется, одно зверьё будет…

    Если проходимцы, сляпавшие вне всяких правовых норм независимую Украину или Грузию, огнём и мечом поражают собственные куски территории за попытку самоопределения – это что?

    Что беззаконие, признанное Америкой, является законом, а закон, не признанный Америкой – становится беззаконием?

    Запад – именно в силу неограниченности обогащения своих кланов – демонстрирует нам абсолютный правовой нигилизм. Он не способен выработать в своих недрах какой-нибудь абстрактный принцип права, который распространялся бы на всех. У Запада всегда для друзей один закон, для врагов другой. Для незнакомых – вообще третий.

    Можно ли подвести под какую-то общую норму случаи Косова и Крыма? Как в алгебре – составить уравнение с «иксами», чтобы любое число подходило? Неважно, Косово или Крым подставляешь – всё равно уравнение сохраняется?

    Совершенно очевидно, что никакой общей нормы, даже самой расплывчатой, сюда не подвести. Как и в случае с украинским сепаратизмом, который волшебным взмахом пера Госдепа превращается в борьбу за территориальную целостность.

    Это крах уже не только законности, но и общей логики: кто в здравом уме и твёрдой памяти будет говорить о территориальной целостности оторванного сепаратистами куска территории?!

    Это как говорить о «праве собственности» карманника на только что украденный им кошелёк! Какое право можно построить на таком не то что шатком, а просто отсутствующем основании?!

    В итоге вместо международных отношений мы и получили кафкианский бред. США объявляют агрессором кого хотят, игнорируя правовое оформление обвинения. С точки зрения юридической, агрессор – тот, кто пересёк границу суверенного государства с оружием в руках.

    Как может быть Россия «агрессором» в Крыму, если принятая в Ялте, в Потсдаме, в Хельсинки, «нерушимая послевоенная» граница России пролегает за Ужгородом, в1342 кмзападнее Крыма?

    Что это за агрессор, который не нападает, а пятится вглубь своей территории?

    Как может быть Москва «агрессором» на Донбассе – если Гитлер напал на нашу страну 22 июня 1941 года, а до города Донецка дошёл только 21 октября 1941 года? Он с 22 июня в воздухе барахтался? Или он не по нашей земле шёл? Тогда почему начало войны 22 июня?

     

    Когда США, незваные и непрошенные, бомбят территории Сирии – они юридически подпадают под все определения агрессора. Ну это же абсурд: утюжить авиабомбами территорию чужого государства – и его же называть «угрозой» и «агрессором»… То же самое, но ещё более карикатурно, связано с наездом США на КНДР… Эти вообще замкнуто сидели, никого не трогали – и нате вам, здрастье, стали «агрессорами»…

    В «новом праве», оно же закон джунглей – агрессор есть тот, кто не нравится США. Подошёл к человеку, дал ему по морде, он упал… Кто агрессор? Он, конечно же, мне же его рожа не понравилась! Фигли он с такой рожей мимо меня ходит?!

    Совершенно очевидно, что в правовом пространстве государства не могут возникать и исчезать тем способом, который предлагают США. Захотелось им – отменили Чехословакию, захотелось – создали Украину… Даже грибы не выскакивают просто так, они всё же имеют какую-то грибницу (основание выскочить)…

    А вот в американском мире государства возникают и исчезают просто так. Возникает такая «невыносимая лёгкость бытия», что Гитлер с его перекройками границ отдыхает…

    Но ведь ясно: если бандам дозволено безнаказанно открывать и закрывать государства, то вскоре в мире ничего, кроме банд, не останется. Планета в итоге такого «правового режима» примет вид одного большого Сомали, и она уже принимает такой вид.

    Когда Трамп вдруг с похмелья вякает: «нужно привлечь Россию к ответственности за Крым и Донбасс» – это очень страшно, но невольно начинаешь смеяться. Понимаю, чёрный смех, но ведь смешно же!

    «За Крым и Донбасс»! А почему не за Тверь?! Не за Рязань? Не за Волгу? Не за Енисей? Об Амуре вообще молчу – а то «китайские братья» подхватят…

    Трамп придумал для России границы, которые не соответствуют ни праву, ни истории, ни этнической карте расселения, вообще ничему. Теперь Трамп как ребёнок обижается, что Россия туда не влезает – а он так старался, когда придумывал…

    Если Донецк не Россия – тогда почему Оренбург Россия? Чем отличаются Оренбург или Пермь от Донецка или Луганска? Если завтра Трамп вдруг придумает, что Оренбург – не Россия, тогда что?

    Нет сомнений, что наши западники и это подхватят. Макаревич пойдёт с плакатом – «Освободите Оренбург, сволочи!» а Борис Гребенщиков сочинит песню «Слёзы Оренбурга»…

    Потому что раз закон упразднили, то любой бред можно считать законом, если за ним стоят сила и деньги…

     

    Александр Берберов

12

Комментарии

5 комментариев
  • Александр Васильевич
    Александр Васильевич25 мая 2017 г.-1
    "Разговоры о праве, законности – разумны и уместны только вместе с разговорами о социализме" ------ Пипец. Дальше можно не читать: пропагандон за делом.
  • Александр Васильевич
    Александр Васильевич25 мая 2017 г.-1
    "Трамп придумал для России границы, которые не соответствуют ни праву, ни истории, ни этнической карте расселения, вообще ничему" -------- Пропагандон попутал - это не Трамп придумал, а ещё до него, в прошлом веке, большевики.
  • Борис Кедров
    Борис Кедров25 мая 2017 г.+1
    "Главная установка Американской Империи такова: 1. Все принципы международного права исходят исключительно от нас. 2. Если ранее принятый нами принцип международного права противоречит нашим интересам – мы его меняем." ➡ Источник: http://publizist.ru/blogs/34/18707/-Правильный вывод. И причина такого поведения Америки понятна. Уничтожен главный противовес -СССР. Так разнуздано ведет себя обычная шпана, когда рядом нет того, кто может дать сдачи.
    • Pontius Pilate
      Pontius Pilate26 мая 2017 г.
      Это было и будет установкой сильного всегда.
  • Pontius Pilate
    Pontius Pilate26 мая 2017 г.
    Статья прекрасно иллюстрирует, как ни к селу, ни к городу за уши притянут социализм в тему правовых отношений между странами. Чтобы быть правым нужно так мало - всего лишь экономическая и военная мощь. Далее юристы все пропишут и оформят цивилизованно в соотвествии с "общечеловеческими" ценностями. Россия развела у себя на территории гражданскую войну на Донбасе. Конечно, Запад этому несказанно рад, и, будьте уверены, посодействует процессу в области права от всей души.