Самое свежее

Алексей Рощин. Лавки в промерзших подвалах Эль Мюрид. Грядущий трибунал Очередное фиаско западной дипломатии Александр Росляков. Сотрет ли он весь мир в труху? Почему уволились все кремлевские дворники. Политические анекдоты Владимир Поляков. Где пуп земли, увы, не знаю... Двустишья

Как и когда нужно завершать отношения?

  • «Завершить отношения»... Звучит как-то не по-русски. Мы не завершаем отношения. Мы рвем, обвиняем, обижаемся, проклинаем. Мы чего-то ждем – что партнер осознает ошибку, приползет на коленях и будет просить прощения. Нам легче порвать, отвергнуть, потому что мы хотим быть в положении того, Кто покидает, а не того, Кого покидают. Ибо нет ничего более разрушительного для самоуважения. И, кажется, нет ничего больнее...

     

    Есть две стратегии, которые, на наш взгляд, позволяют избежать боли и самоуничижения: вцепиться в партнера мертвой хваткой, пусть даже ценой потери себя как личности, или не согласиться на близость вовсе, бежать при малейших признаках приближения.

    «Я заметила, что вообще не умею «отпускать». Цепляюсь за отношения даже тогда, когда они не приносят ничего, кроме боли и обиды... Почему-то уйти, закончить отношения, отпустить – не получается. Это кажется невозможным, чем-то запредельным. Кажется, что, пока остается надежда получить любовь, легче подстроиться... И это, несомненно, проще, чем переживать потерю».

    «Меня много раз покидали. Первой это сделала моя мать, которая «устраивала личную жизнь» с чужим мужиком... А я в это время мыкался по интернатам. Мне невыносимо переживать это снова... Поэтому когда я чувствую, что начинаю влюбляться, я исчезаю сам".

    Убежать или вцепиться мертвой хваткой – эти стратегии как будто позволяют избежать самого невыносимого: ужаса покидания. Любое маячащее покидание «выносит» нас в то детское состояние, когда мы связывали свою надежду быть любимыми с одним-двумя людьми. Их нелюбовь была равносильна смерти. И ничье другое принятие не могло заменить их принятия. Это чаще всего были наши родители.

    Поэтому становится так важно во что бы то ни стало получить, заработать любовь от этого конкретного партнера, как будто именно от него зависит жизнь. Невыносимо похоронить надежду, допустить, что «я больше никогда и никем не буду любим и принят». И эта надежда (ожидание) так же намертво привязывает нас к любимому. Привязан даже тот, кто пытается убежать... Он тоже надеется быть принятым, хоть и убегающим, но, по сути, тогда делает все возможное, чтобы его снова отвергли.

    Отвергают и «цепляющегося». Ибо рано или поздно его партнер не сможет нести тяжесть ожидания. Он тоже будет стремиться к бегству. Когда человеком движет только раненая детская часть, его отношения заряжены на повторение травмы. Если каждый из партнеров движим исключительно своей детской частью, то оба повторят сценарий – каждый свой собственный.

    Чтобы в такой ситуации отношения сохранились, нужна ВЫСОЧАЙШАЯ степень осознанности, мужества и решимости бороться за отношения, за их сохранение. Причем – с обеих сторон.

    Если же партнеры не хотят исследовать то, что ими движет на глубоком уровне, они получат очередную ре-травму из серии «везет мне на сволочей и сук». Когда мы выбираем путь взросления, мы учимся завершать отношения.

    * Мне жаль... Мне очень жаль, что мы не смогли пройти через трудности...
    * Я очень ценю то, что между нами случилось. Ты был дорог мне.
    * Я никогда не забуду того, что происходило между нами... Не забуду того, что чувствовала, и как дорожила временем, поведенным с тобой.

    * Я благодарна тебе за то, что многое поняла про себя. И поняла – какие отношения мне нужны.
    * Я обижена и зла на тебя за то, что ты не слышал меня... Но я не хочу быть привязанной к тебе обидой и злостью...
    * Я хочу уйти, и отпустить тебя... Поэтому я хочу отпустить свою злость и обиду...

    * Я знаю, что ты сделал все, что мог... Я не виню себя ни в чем – потому что тоже сделала все, что могла на тот момент.... Даже если ты ждал от меня (или я сама ждала от себя) большего.

    * Мне жаль, что я теряю многое из того, что было мне дорого: твой запах, твою способность веселиться, наши танцы, наши разговоры, чудесный секс.
    * Но я не могу оставаться там, где мне душно и тесно.
    * То, что было между нами – это и есть лучшее, что мы могли сотворить вместе. И мне этого мало. Поэтому я ухожу.

    * Я оставляю себе ценность моего опыта.
    * И я не беру с собой обиду, злость и надежду на то, что ты изменишься и станешь внимательным, любящим и заботливым.
    * Я знаю, что этого не будет.
    Прощай.

    Когда мы боимся расставаний и потерь, мы боимся пройти через детское страдание – потери значимого внешнего объекта, от которого мы ждали любви и принятия. И мы боимся потерять надежду (иллюзию), что этот конкретный человек все-таки подарит нам такую любовь и принятие, которые мы пока не питаем к себе. Но...
    Оставаясь в этой иллюзии, пытаясь всеми силами избежать потери, мы остаемся маленькими, беспомощными, и зависимыми.
    Когда же мы даем свое согласие пережить расставание, и все, что оно вытянет на поверхность из прошлого опыта, мы соглашаемся на самую тяжелую встречу. Встречу с болью и отчаянием. 

    Что же лучше? Худой мир или добрая ссора? Должны ли мы стремится удержать во что бы то ни стало человека, или лучше сразу же его отпустить?

    А если удерживать, то надолго ли это сохраниться? ведь известна поговорка «насильно мил не будешь»!

1

Комментарии

1 комментарий
  • Андрей Довгай
    Андрей Довгай5 февраля 2015 г.+1
    Иллюзии и реальность.сердце и разум.Что в итоге движет нами))как правило со временем побеждает разум...