Новости партнеров

Самое свежее

Дмитрий Ольшанский. Главное для нас – родной язык и атомная бомба. Все остальное – во-вторых Николай Травкин. О государственной экономии в РФ: дна нет! Виктор Алкснис. Утверждение Путина о самоотравлении Навального загнало Кремль в капкан Рассекречена оплата самых дорогих российских телепропагандистов: десятки миллионов рублей в год на каждого Сергей Правдин. Без срока давности: о чём должен помнить каждый путинский сторонник Ева Меркачёва. Робкие попытки правосудия
Загрузка...

Аргументы пахнут ядом: почему не возбуждено уголовное дело по Навальному?

  • Обстоятельства отравления Алексея Навального все усерднее топятся в бессмысленном (на первый взгляд) информационном соре. Это бесчисленные обиды чиновников МИДа, идеи о создании каких-то врачебных и парламентских комиссий, запросы о правовой помощи, основания для которых более чем сомнительны, интервью медиков, экспертов и политологов, вопли пропагандистов…

    Но цель у этой пыльной бури все же есть: канализировать общественный резонанс таким образом, чтобы не касаться главного вопроса: а где собственно уголовное дело?

    Если взять этот вопрос за точку отсчета, то многое станет понятным и логичным – с точки зрения российского государства, ушедшего в глухую оборону на международной арене и больше работающего на внутреннюю аудиторию.

    Внутренней аудитории рассказывают о русофобии, очернительстве и нежелании сотрудничать. Часть населения этому верит, другая обсуждает очередной пассаж от Захаровой, Пескова или Небензи. И мало кто замечает суть.

    МИД обижается, что немцы ничего ему не рассказывают и делятся результатами анализов с британцами. Но при чем тут МИД – он разве заменяет в России следственные органы, Минюст и Минздрав, чтобы требовать удовлетворения собственного любопытства?

    Пациент находится в германской клинике, врачи которой имеют полное право привлечь того, кого захотят – с одобрения родственников пациента и самого Навального. Разрешения МИДа России для того абсолютно не требуется, а на просьбы представить данные медицинских исследований немецким врачам остается ответить только одно: запрашивайте в Омске, там все равно не умеют хранить врачебную тайну.

    Немцы отдали материалы в Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО – и должны были это сделать, соблюдая международные договоренности, раз заподозрили использование боевого отравляющего вещества.

    Еще одна шумная претензия: немцы не удовлетворяют российский запрос о правовой помощи.

    Не удовлетворяют, потому что с правовой точки зрения сделать это не могут. В рамках чего им отвечать? Ведь в п.3, ч.1, ст.454 УПК РФ «Содержание и форма запроса» указано, что в запросе должно содержаться «наименование уголовного дела».

    А дела-то и нет. А значит, нет потерпевших, подозреваемых, свидетелей, нет документов следствия, официальных экспертиз и протоколов допросов. Нет ничего, что европейцами могло бы рассматриваться в серьезной правовой плоскости.

    Навальный был отравлен 20 августа. С тех пор рошло уже больше трех недель – но где постановление о возбуждении уголовного дела или об отказе в том? Ничего такого нет. Есть только «глубокая озабоченность» администрации президента и МИДа тем, что немцы так и не представили доказательства отравления.

    Только немцы не ведут расследования. Говорить о доказательствах или об их отсутствии должно российское следствие. Которого нет. И это – первая мина, на которой подорвалась официальная позиция российского государства.

     

    Теперь о мине второй, которая и вовсе стала причиной самоподрыва.

    Нет в Уголовном кодексе статьи «отравление». Есть «убийство» и «покушение на убийство». Это – подследственность СК, который на протяжении всей истории с «резким ухудшением здоровья» Навального сидит как мышь под веником. Там говорят: не наше дело.

    Отдувается МВД. А значит, полицейская проверка должна всего лишь решить: возбуждать ли дело по статье о причинении (легкого, среднего, тяжкого) вреда здоровью.

    И что тут проверять? Вред здоровью не отрицают даже омские врачи, заявление родственников есть, косвенных признаков – публикации, экспертные мнения, заявления российских чиновников – полно.

    Никто не доказал, что было отравление? Так того от полиции не требуется и требоваться не может, согласно закону: нашли бы признаки покушения на убийство – давно бы все материалы отправили в СК. А факт причинения вреда здоровью доказывать не надо, он просто есть. Допустим, Навальный стал жертвой дураков-хулиганов или съел что-нибудь не то – не важно, признаки преступления налицо.

    А вот в чем причина «ухудшения здоровья», как раз и устанавливает следствие, которое имеет право изъять медицинские документы, под протокол допросить врачей, назначить необходимые экспертизы. И если виновником оказался не человек с «Новичком», а повар из пивной, ему все равно должно быть предъявлено обвинение.

    Но вместо того, чтобы возбудить уголовное дело, МВД сетует, что некая Марина Певчих, сопровождавшая Навального в злополучной поездке, уехала в Англию и никак не разыскивается. А она кто – свидетель, подозреваемая, потерпевшая? В рамках доследственной проверки у нее нет процессуального статуса, и чего бы ей не уехать в Англию и оттуда не замечать титанических усилий МВД по ее поиску?

    У Навального тоже нет процессуального статуса, и потому требования МВД к немецким властям допустить их до опроса больного человека можно списать лишь на юридическую безграмотность…

    Чем все закончится? Думаю, доследственную проверку будут затягивать максимально, а когда закончится ажиотаж, тихонько будет вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела со ссылкой на «отсутствие объективных признаков преступления».

    Не учтено лишь одно обстоятельство: ничто не забудется, потому что российское государство ухитрилось с особым цинизмом несколько раз подорваться на собственном вранье.

     

    Сергей Соколов

9

Комментарии

5 комментариев
  • Павел  Семёнов
    Павел Семёнов13 сентября+4
    Возможно, я что-то пропустил, но: где заявление и кто заявитель? Уголовное дело нельзя начать непосредственно пропагандистским шумом, должен быть заявитель. Где он? Где заявление или где отказ о принятии заявления? Либо где отказ от возбуждения уголовного дела? Из-за чего кипиш???
  • Серджио Леоне
    Серджио Леоне14 сентября-3+3
    Вообще-то Лёшика когда реанимировали, то в организме его ядов не нашли. А чего б его тогда выдавали немцам на анализы. Может либеральные активисты способны внутри себя яды продуцировать, которые и приводят к их самоотравлению? Ничего удивительного, либеральная тусовка тот еще гадюшник. Вот тут случился казус и немецкие доктора нашли этот долбанный "старичок". Кремлевцы решили, что их провоцируют и взяли паузу. Но с другой стороны, когда омские врачи спасли великого российского оппозиционера, то диагноза ему реального не поставили. Мы так и не поняли, Лёшик водки ли перекушал, крота хлебнул или любовницы его дихлофосом подчевали. В общем, как это похоже на нашу убогую медицину. И вот здесь видится прокол российских силовиков: зачем надо было выдавать тело, не разобравшись от чего загнулся наш брутальный друг. Толи они боялись, что он коней двинет под капельницей, так и поспешили
  • Серджио Леоне
    Серджио Леоне14 сентября-2+2
    передать Лёшика на баланс Шарите.
  • владимир кот
    владимир кот14 сентября-1+3
    Немцы отдали материалы в Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО – и должны были это сделать, соблюдая международные договоренности, раз заподозрили использование боевого отравляющего вещества.,, Как слышал, ничего они туда не передавали. Или может Соколов приведет ссылку на источник?
  • L K
    L K14 сентября
    В связи с утверждением об отравлении возникают некоторые вопросы. 1. Сколько денкг ушло из наших налогов на создание "Новичка"? 2. Почему "Новичок" уступает западным аналогам? 3. Как нам добиться 100% летального исхода при применении "Новичка"? Это многое другое будет в новом расследовании Алексея Навального и его фонда ФБК о коррупции в сфере разработки боевых отрвляющих веществ.