Новости партнеров

Самое свежее

Аббас Галлямов. Главная задача оппозиции Александр Росляков. Эпитафия социализму: как мы его профукали – и почему необратимо Андрей Десницкий. О главной черте Навального «А вы воруете из бюджета?» Политические анекдоты Андрей Кураев. Божественная любовь российских мудрецов к начальству Ещё один шаг навстречу плохому финалу
Загрузка...

Старушка Европа доигралась – или зачем было пилить снаряд?

  • Доигралась Европа. Доигралась Франция. Доигрались европейские общечеловеки.

    Заигрались в толерантность. В свои европейские ценности – свободу, демократию, либерализм, открытые границы, Шенген и далее по списку.

    Конечно, жестоко сегодня, пока еще не простыл след парижской бойни, так говорить. Но ведь это правда. И когда еще об этом говорить?

    В другие дни общечеловеки либеральной ориентации бьют себя пяткой в грудь, крича, что Саддам Хусейн был диктатор, Муаммар Каддафи – диктатор, Башар Асад – диктатор. То ли дело Европа – свобода, демократия, однополые браки понад усё. Счастье без границ. Ура!

    Но вот повесили Саддама, растерзали Каддафи, развязали войну с Асадом. И что? Наступил мир во всем мире? Наступила свобода и демократия на Ближнем востоке?

    Нет. Наступили хаос, война и террор. Просто когда теракты гремели в пределах Ирака и Ливии, либеральные общечеловеки предпочитали их не замечать. А когда им указывали – читали ту же мантру о диктаторах Хусейне и Каддафи, которых надо было уничтожить ради торжества свободы и демократии...

     

    Ничего не напоминает?

    Януковича надо было прогнать, потому что он кровавый диктатор и агент Путина, а в наступивших после этого беспорядках виноват... Да  тот же Путин!

    Правда, европейцам было сложно обвинять Россию в терроре, начавшемся в Ираке и Ливии после уничтожения "кровавых диктаторов". Поэтому европейцы просто делали вид, что там ничего особенного не происходит.

    А потом развязали войну в Сирии. Да-да, именно развязали. Потому что поддержали "умеренную сирийскую оппозицию" морально и материально, политически и экономически, оружием и деньгами. Вот только умеренной эта оппозиция оставалась недолго – ровно до того момента, как получила оружие. А потом умеренная оппозиция куда-то незаметно исчезла, и ее не могут найти до сих пор. Зато возникли ИГИЛ и другие террористические группировки, каждая размером с небольшую армию.

    Прямо как в известном мультфильме – куда-то делся прекрасный воздушный шарик, и откуда-то появилась безобразная рваная тряпочка.

     

    ИГИЛ и подобные группировки размером с армию – это прямое следствие разрушения Ирака и Ливии, свержения тех самых Саддама и Каддафи. А также результат поддержки сирийской оппозиции, которая только на словах была умеренной, а в мыслях с самого начала вынашивала планы джихада и халифата.

    Но при чем здесь Европа? При чем здесь Франция? Да при том!

    При том, что Европа, а особенно Франция, расположены очень удобно для того, чтобы жители разрушенных войной и террором стран Ближнего востока, лишившись работы, жилья, прежнего образа жизни – двинули именно в Европу. В такую сытую, обеспеченную, а главное – открытую.

    И среди миллионов беженцев – не только домохозяйки, желающие найти теплый угол и более ничего. Среди них – и те, кто, лишившись дома, семьи, да и страны тоже, не смирились с этим и полны желания отплатить Европе той же монетой.

    Среди миллионов беженцев – не только ботаники, ни разу не державшие оружия в руках и боящиеся вида крови. Но и те, кто раньше служил Саддаму и Каддафи и умеет обращаться с оружием. Те, чьи отцы были убиты ради какой-то абстрактной демократии, вместо которой на землю Ирака и Ливии пришел реальный террор.

    И, конечно, среди миллионов беженцев есть те, кто специально был отправлен в Европу для решения тех или иных задач ИГИЛ и других группировок.

     

    Можно посмотреть на все это и под другим углом. Если Европа пытается установить на Ближнем востоке свои демократические порядки, то почему бы кому-то оттуда не захотеть того же – установления своих порядков в Европе?

    Европа вмешивается в ближневосточные дела и решает, кто и как должен управлять Ираком, Ливией, Сирией. Соответственно, Ближний Восток начинает решать симметричную задачу, только в меру своих возможностей.

    Отправить авианосец к берегам Франции ни один ближневосточный правитель не может. Но можно отправить в Париж эмиссаров для ведения войны своими методами.

    И обо всем об этом Европе и Франции стоило б подумать раньше – 10, 15 лет назад, когда все только начиналось.

    Особенно об этом надо было думать Парижу – в силу его географической близости и тесных связей с Африкой и Ближним Востоком. То есть чем обернется открытость, толерантность и прочий мультикультурализм, когда из разрушенных стран Ближнего востока сюда хлынут беженцы – и не только с мирными котомками.

    Будь Европа тоталитарной, будь во Франции диктатура – можно было бы рассуждать по принципу "разрушим Ближний Восток, а беженцев к себе не пустим, будем расстреливать их на границе, построим им концлагеря". Это была бы жестокая логика, но все же логика. И тогда уже стоял бы прямой вопрос: кто кого.

    А открытая и толерантная Европа – чем она может защитить себя от беженцев и террористов? Практически ничем. Никакие спецслужбы не могут проверить миллион переселенцев. Просто не хватит персонала, чтобы приставить к каждому беженцу круглосуточную охрану, наружку и прослушку.

    Тем более спохватились слишком поздно – когда уже несколько миллионов переселенцев из Африки и Ближнего востока успели раствориться в Европе.

     

    Процесс этот начался давно. Поток беженцев стал особенно мощным и вышел из-под контроля в последний год, но раньше-то беженцы и мигранты тоже были. Просто их было не так много, и на них старались не обращать внимание, гостеприимно открывая европейские двери практически для всех. И за последние 10-15 лет в Европу успели переехать не сотни тысяч, а именно миллионы.

    В Париже целые районы уже не первый год принадлежат арабам и африканцам. Полиция туда либо не заходит вообще – либо заходит в виде полицейских "из местных", которые не обязательно встанут на сторону Франции и закона, когда возникнет конфликт интересов.

    Похожая ситуация наблюдается в других европейских странах, где в некоторых городах доля мигрантов достигает чуть ли не половины населения.

    Так стоит ли в свете вышесказанного удивляться тому, что случилось сейчас в Париже? Мне кажется, все к этому и шло.

     

    Безопасность свободной, демократической, толерантной Европы обеспечивалась до поры... теми самыми диктаторами: Хусейном, Каддафи, Асадом, которые держали исламистов под своим контролем. Они делали это своими методами, кому-то их методы могли не нравиться, но они работали.

    И вот Европа ликвидировала – вернее, помогла Вашингтону ликвидировать тех, кто обеспечивал ее безопасность, контролируя порядок на Ближнем востоке. И что она хотела после этого получить? Цветы и конфеты?

    И как же фальшиво звучат после этого слова глав США, Франции, Англии и других европейских лидеров о том, что они дадут отпор террористам, что преступники будут наказаны, что посягательство на свободу и демократию недопустимо...

    Да главные преступники – эти европейские политики, президент США и премьер Великобритании, создавшие ту ситуацию, при которой теракты в Париже стали не просто возможны, но и закономерны. Они породили тех самых террористов. И неважно даже, хотели они этого или нет; важно, что породили.

     

    И как в этой ситуации им сочувствовать? Это все равно что сочувствовать человеку, который долго и упорно пилил снаряд, отмахиваясь от всех предупреждений, что он рванет. Он и рванул.

    Я могу передать свои соболезнования только родственникам тех, кто погиб или был ранен в Париже. Правда, я никого из них лично не знаю. Но я им сочувствую, потому что эти конкретные 120 человек ничего в политике не решали – и при всем желании не могли бы ничего в ней изменить. Они стали жертвами и заложниками чужой политики, чужой борьбы за власть, чужой выгоды.

    А что до европейцев в целом, до их политиков – для них у меня нет слов сочувствия и поддержки. Они доигрались и получили ровно то, к чему долго шли, отмахиваясь от всех предупреждений.

    И простых европейцев, простых французов это тоже касается – ведь они голосовали за Меркель и Олланда, при чьей поддержке проводилась политика толерантности и мультикультурализма. Они поддерживали однополые браки и прочие ценности, разложившие их общество.

    И то, что они "хотели как лучше", либо просто не задумывались о том, чем все обернется, слишком доверяя обещаниям демократии и счастья без границ из уст их лидеров – все это не освобождает их от ответственности.

    Украинцы, поддерживая майдан, либо глядя на него со стороны по принципу "моя хата с краю", тоже не думали, что все обернется войной на юго-востоке и упадком экономики. Тоже доверились посулам с трибун. И тоже ответственны за случившееся с Украиной.

     

    Да и мы в 90-е все это проходили и испили свою чашу наивности – со своей войной, с терактами, с упадком и разрухой. И за потерю Союза доля ответственности лежит на всех, кто так или иначе поддержал наших демократов в 91-м.

    И я считаю правильным сказать об этом именно сегодня, в день скорби по жертвам парижской трагедии.

    Потому что в другой день не дойдет. Или дойдет, но далеко не до всех. Многие отмахнутся.

    А сегодня, надеюсь, многие задумаются.

    Поэтому не буду рассыпаться фальшивыми соболезнованиями. Погибших не вернешь, а раненым помогут медики и без моих советов. Я лишь хочу помочь сделать правильные выводы из очередной кровавой переделки: не пилите гранаты и снаряды, кто бы ни обещал, что оттуда вылетят конфеты и цветы.

     

    Александр Русин

6

Комментарии

5 комментариев
  • Олег Кизим
    Олег Кизим15 ноября 2015 г.+3
    Европа разворошила ближневосточный улей – и в панике от вылетевших из него злых пчел. А что, она думала, что они не вылетят? Или что, вылетев, полетят кусать одну Россию за три моря, минуя тех, кто сунул туда свою лапу под уверения Америки: да суйте, ничего, вас пронесет!
    • Владимир  Криворучко
      Владимир Криворучко16 ноября 2015 г.+2
      Это как наподобие вот этого : "Любишь медок, люби и холодок! - орали бухие пчелы, вытаскивая из берлоги медведя на снег".
  • Александр Майданюк
    Александр Майданюк16 ноября 2015 г.+1
    Лучше не скажешь! И, к сожалению, кровавая баня, которая "отмоет" европейское сообщество от иллюзий политкорректности и толерантности, только начинается... К сожалению, потому что за идеи очередного идеального, утопического общества с его далеко не идеальными членами, которые усиллено пропихивала политическая евро-элита, расплачиваться будут простые люди своими жизнями и имуществом.
  • Владимир  Криворучко
    Владимир Криворучко18 ноября 2015 г.+1
    По поводу беженцев в Зап.Европу. Конан Дойль в рассказе "Нашествие гуннов" так описывал первый выплеск этой лавы на восточные провинции (где-то в районе нынешней Молдавии) тогдашнего Евросоюза: "Молодой римский центурион Гай Красс, обходя утром крепостцу Тир, заметил одинокого всадника, скакавшего к ним от реки. Истомленные, измученные, покрытые грязью и потом, а напоследок вымокшие в реке и конь, и всадник были чуть живы. С изумлением наблюдал за ними римлянин, а когда они приблизились, узнал в оборванном человеке с взлохмаченными волосами и остановившимся взглядом пустынника с востока. Отшельник уже едва держался в седле, и римлянин поспешил навстречу и подхватил его на руки. — Что такое?— спросил он. — Что случилось? Но тот лишь указал движением головы на восходящее солнце. — К оружию, — прохрипел он, — к оружию! День гнева настал. И, взглянув туда, куда он показывал, римлянин
  • Владимир  Криворучко
    Владимир Криворучко18 ноября 2015 г.
    ... римлянин увидел вдали за рекою громадную черную тень, медленно подвигавшуюся над равниной".