Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Как вранье о тщете буржуазной демократии служит буржуйской власти Мальчики по вызову. Политические анекдоты Петр Иванов. Я – великий вакцинатор Алексей Чадаев. О новом посланнике России в Белоруссии Грызлове Пётр Мордкович. Врача царю! Александр Росляков. Неарест Порошенко в аэропорту как камень в российский огород
Загрузка...

Андрей Кураев: Чужое свинство не дает права хрюкать самому

  • Реакция православных на расстрел журнала Charlie Hebdo в Париже показала, что различия между ними и мусульманскими убийцами – это просто различие вуайеристов и насильников. То есть православные тоже были бы рады поучаствовать в расстрелах, но пока им храбрости не хватает. Поэтому пока они просто любуются пролитой кровью и мусульманским мачизмом, а сами не решаются.

    Однако нравственная внутренняя черта уже пройдена. Они уже мыслят себя палачами, «право имеющими».

    Таковым стоит напомнить, что Евангелие Христово не делает большого различия между убийцами и "просто" гневающимися на брата своего.

    Выношу диалоги из комментов:

     

    «Вы поддерживаете их карикатуры?»

    – Я не признаю право религиозных фанатиков на расстрелы.

     

    «Наверное, вам очень импонирует изображения Троицы и рождества Христова у этих "журналистов"?»

    – Мне импонирует Нагорная Проповедь. Не читали такую?

     

    «А если завтра убьют за нетрадиционную ориентацию, что вы будете говорить из солидарности».

    – То же самое: жертва всегда более права, чем ее убийца.

     

    «Если «я-Шарли», то, значит, и «я-порнуха», «я-безбожник», «я-богохульник», «я-педераст». Вы уверены, что это и есть «традиционные христианские ценности христианской Европы»?»

    – Традиционная христианская ценность – быть с теми, кого убивают, а не с палачами.

     

    «Одни враги Христа убили других врагов Христа, и вот совсем непонятно, почему служитель Христа становится в междоусобице двух врагов своего Господина на сторону одного из Его врагов, демонстративно присовокупляя себя к нему. Прогнило что-то в отце протодьяконе».

    – Да, только внутренняя гниль и позволяет видеть в убитых людях – людей, а не те или иные былые их поступки. И только истинно святой всегда отождествляет человека и его грех. Вы уверены, что именно этому учил Христос?

     

    «Когда 2 мая сожгли людей в Одессе, высоко цивилизованное сообщество предпочло этого не заметить. А сейчас, смотри-ка, все – чарли! Тьфу».

    – Чужое свинство не дает права хрюкать самому.

     

    «Вы тоже хотите пострадать за кощунство? За право быть аморальным?»

    – Нет, я просто не хочу быть в рядах палачей. А Вы? У Вас уже есть выданное Вам разрешение на охоту на людей?

     

    «Интересно, в Содоме и Гоморре Вы бы с кем были? И почему Вам более симпатичны убивающие душу, чем убивающие тело?»

    – Потому что убивающие тело а) прежде уже убили свою душу; б) убивают души тех, кто им аплодирует; в) лишают возможности покаяния души своих жертв.

     

    «Если «Я – Шарли», то значит, я – мучитель человеческих сердец, любящих Бога больше своей жизни! Им больно смотреть на эти скабрезности. Они не выдержали этой боли и взялись за оружие».

    – Ах, сколько проникновенного понимания и снисходительности! Господа присяжные заседатели, ну кто бы из вас на месте этой женщины не задушил бы этого ребенка! И так быстро копится кейс с аргументами в пользу уже своих православно мотивированных расстрелов и зачисток…

     

    «Тогда почему не сказать – я против террора? Почему – «Я-Шарли»?»

    – По той причине, что и за собой я оставляю право на критику религии смерти и бомбы. И, значит, готов и сам быть в списке их жертв.

     

    «Отец дьякон хочет быть «святее папы Римского» да и, похоже, самого Господа Бога... чужими руками хорошо жар загребать, а сам весь в белом.... тошно читать... Евангелием машет, а сам убийц осуждает».

    – Комментарии тут уже излишни.

2

Комментарии

4 комментария
  • Александр Росляков
    Александр Росляков11 января 2015 г.+2
    Диакон Кураев – сегодня один из самых «гонимых» у нас проповедников, потому что прет против «храма», в котором расселись фарисеи и мытари. То есть идет путем Христа, а этот путь всегда тернист. Ибо широки врата и легок путь к смерти, и многие их выбирают; и узки врата и труден путь, ведущие к жизни, и немногие идут ими… Кураев – как раз из числа немногих.
  • Иван Лапин
    Иван Лапин11 января 2015 г.-1+2
    «Приличный господь для приличных господ» – это то, что выбрало сегодня большинство. Конечно, Кураев будет ненавистен этому как всегда агрессивно-послушному большинству!
    • Денис Грачев
      Денис Грачев12 января 2015 г.+2
      Об этом собственно и «Легенда о Великом Инквизиторе» Достоевского. Христос, явившийся в царство победившего христианства, будет обязательно распят!
      • Валерий Варламкин
        Валерий Варламкин13 января 2015 г.
        Скорее в "Великом Инквизиторе" идет речь о степени свободы на примере религии.