Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Почему экономическое чудо Сталина доставило нам больше зла Владимир Поляков. А если голову отрезать... Двустишия Андрей Нальгин. Выборы – или лохотрон для избирателей Кирилл Рогов. Посланники блокчейна Вперёд, на Луну! Верхом на тендере Александр Росляков. Долой плохие выборы – и будет как в хорошем СССР!
Загрузка...

Игорь Караулов. Письмо Бродского

  • Картинки по запросу Бродский фото

    У поэта Н. в юности случилась переписка с Бродским. Вот как было дело: он отправил Бродскому письмо со своими стихами, Бродский неожиданно ответил. Тогда Н. написал еще одно письмо, но ответа на этот раз не дождался.
    Письмо Бродского Н. положил в бархатный мешочек, в котором его покойная бабушка хранила бочонки для игры в лото. Все четыре строчки письма были очень дороги Н., затрагивали в нем нечто сокровенное. Он никому не пересказывал содержание этих строк.
    Иногда, в минуты отчаяния, мучаясь своей беспросветной непризнанностью, Н. доставал Письмо Бродского из мешочка, садился в кресло и долго его перечитывал, поднеся к самым глазам. Заветные строки будто бы подсвечивали его унылую жизнь таинственным светом. Порой Н. казалось, что это не он читает письмо, а письмо читает его, вычитывает в нем новые редкостные таланты, почему-то незаметные окружающих людям, открывает щекочущие перспективы.
    Со временем он стал перечитывать Письмо Бродского все чаще и чаще. Он перестал читать книги, отказался от сериалов. Женщины более не интересовали его; сначала его бросила любовница, а потом и жена.
    Ввиду отпадения женщин он смог, наконец, бросить надоевшую работу. Теперь его день начинался с того, что он торжественно вынимал Письмо Бродского из бархатного мешочка и принимался за чтение. В обед он выходил в магазин «Седьмой континент», брал бутылку «Столичной» и сырок «Дружба» и потом уже продолжал чтение в приятной компании этих продуктов питания.
    Но однажды случилось страшное: у Н. кончились деньги. Он несколько раз обшарил все шкафчики и ящички в доме, но не обнаружил ни единого казначейского билета.
    Три дня он не выходил из дома, предвкушая свою голодную смерть и грядущую славу. На четвертый день тоскующий желудок подсказал его помраченному сознанию неслыханно дерзкий план. 
    Н. достал из бархатного мешочка Письмо Бродского и пошел с ним в «Седьмой континент». Там он набрал в тележку всевозможных деликатесов: красной икры, осетрины, французского коньяка, итальянского прошьютто. Когда подошла его очередь в кассу, он протянул кассирше Письмо Бродского и пристально посмотрел на нее, судорожно повторяя про себя: «Это пять тысяч рублей, это пять тысяч рублей, это пять тысяч рублей». 
    И случилось чудо: кассирша Азиза приняла Письмо Бродского за пятитысячную банкноту и даже дала сто пятьдесят рублей сдачи!
    Его сказочный пир, первый и последний пир в его жизни, продолжался всю ночь. Но даже Remy Martin не мог заглушить его горе, горе от потери главного сокровища и, по сути, единственного друга. На рассвете он привязал веревку к комнатному турнику, оставшемуся от отца, соорудил надежную петлю и принялся писать записку потомкам. Он достал осиротевший бархатный мешочек, чтобы наполнить его запиской, открыл его и… нет, не может быть. Второе чудо за сутки: в мешочке, как ни в чем не бывало, лежало Письмо Бродского!
    С тех пор пошла у Н. веселая жизнь. Вечером он менял письмо в «Седьмом континенте» на всякие вкусности, а под утро оно возвращалось, как жена с гулянки.
    Вновь проклюнулись прежние друзья. Н. стал ходить по редакциям толстых журналов, поить редакторов диковинными винами, и в печати начали появляться его первые поэтические подборки. И «Трясогузка» отметились, и «Фурункул», и даже неприступный журнал «Перебьетесь».
    Но по пятам за радостью всегда ходит печаль. И вот в одно печальное утро Н. привычно сунул руку в бархатный мешочек – и рука как будто заледенела. Письма не было. 
    Всю первую половину дня Н. метался между надеждой и отчаянием. В три часа дня в его почтовый ящик на gmail.com капнуло письмо.

    From: Письмо Бродского
    To: Н.
    Date: Thu, Oct 9, 2014 at 2:44 PM
    Subject: Fare thee well

    Извини, дружище! Этой ночью в магазине прошла внеплановая налоговая проверка, и старший налоговый инспектор Кузнецова О.А. разъяснила мне некоторые факты. Я узнало, что мой автор – лауреат Нобелевской премии по литературе. Это значит, что я очень дорого стою, гораздо дороже, чем сраные 5000 рублей, которые я изображало ради тебя каждый вечер. Я решило продать себя на аукционе Christie’s. Сегодня вечером я вылетаю в Лондон рейсом British Airways. Прощай, порой нам было неплохо вместе!

    Yours truly,
    Письмо Бродского

    На этот раз Н. повесился реально и окончательно. Недавно в рамках проекта «Они ушли – они остались» в библиотеке имени Крупской прошел вечер его памяти. Люди стояли в проходах. Многие плакали.

2

Комментарии

1 комментарий
  • Александр Егоров
    Александр Егоров6 октября 2017 г.+1
    Маститый петербургский писатель на своих творческих вечерах любил рассказывать о том, как он принимал Бродского в пионеры. Почему-то дело было в Нижнем Новгороде, на высоком берегу Волги. Лица школьников, выстроенных в шеренгу, были синее венгерской сливы. В этой шеренге Бродский ничем не выделялся, хотя клятву юного пионера произнес с наибольшим выражением, особо выделяя слово «торжественно».