Новости партнеров

Самое свежее

Ева Меркачёва. Наше заявление об иноагентах Наградной унитаз. Политические анекдоты Почему Володин должен быть снят с выборов Алексей Рощин. У Грудинина опять отбирают клубничку Александр Росляков. Путинское право: «Обозначено в меню, а в натуре нету» Лариса Казакевич. Грустный юмор жизни...
Загрузка...

Владимир Поляков. Всю ночь с лежачим полицейским... Двустишия

  •  

    – И больше перхоти не будет, –

    сказал индеец, снявши скальп.

                         

    Червяк пытался быть серьёзным,

    но вид себя его смешил.

                         

    Здесь трудно что-либо исправить,

    но есть возможность доломать.

     

    Потыкав вилкой балерину,

    отбросил ноги людоед.

     

    Малевич выпавшему за борт

    швырнул спасательный квадрат.

                         

    – Тебя б сожгли в средневековье!

    Нет, ты не ведьма, ты – бревно!

     

    – Не для себя беру – в подарок, –

    сказал он, покупая гроб.

                         

    Кнутом заставили беднягу

    все эти пряники сожрать.                    

     

    – Кипит ваш разум возмущенный, –

    кок напевал, варя мозги.

                          

    Не надо бегать слишком быстро,

    а то догонишь свой инфаркт.

     

    Стуча о стол сушёной бабой,

    сдул с пива пену людоед.

                       

    – Весь мир насилья мы разрушим, –

    сказал насильнику судья.

                         

    – Вас с папой завтра вызывают

    уже не в школу – на допрос.

     

    – Он вон с какими кулаками,

    а  мы одни вдесятером!

                      

    – Вот заключение о смерти,

    и нам плевать на шум в гробу.

                       

    Народ указ воспринял бодро,

    вставая в очередь на казнь.

                      

    Изобретатель мыслил голым,

    ведь голь на выдумки хитра.

                      

    – Какая мания величья!

    У нас, святых, такого нет!

     

    Хирург заглядывал в учебник

    и снова что то отрезал.

     

    Всю ночь с лежачим полицейским

    он обсуждал свои права.

     

    А резюме он озаглавил

    «Жизнь замечательных людей».

     

    Мы Васю джинном называем:

    где есть бутылка – там и он.

                      

    Есть не могу после зубного:

    не больно – просто денег нет.

                       

    Набрал я секс по телефону,

    а там критические дни.

     

    Катилась тризна как по маслу,

    но вдруг усопший засопел.

                       

    Вдоль всей великой и китайской –

    следы великих русских слов.

     

    Поел, попил, поспал и помер...

    Нюансы есть – но суть одна.

                     

    Удобней затыкать за пояс,

    слегка свернув в бараний рог.

                       

    – Я окулист, – заверил доктор

    и стал здороваться с пальто.

9

Комментарии

1 комментарий