Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Фашизм, который мы заслужили? Алексей Рощин. Предвыборный скандал с Поповым, мужем Скабеевой Пётр Мордкович. Какой след останется от нас через 1 000 000 лет? Владислав Жуковский. Сказки про «Майские указы» и суровая быль российской жизни Александр Гутин. Восточный базар Николай Травкин. «Системная оппозиция» – такая водится только в России
Загрузка...

Новые вершины и инерция биполярного расстройства

  •  
     
    Александр Дугин

    Сегодня поговорим о новой версии Доктрины Национальной безопасности, принятой указном президента РФ 2 июля 2021 года.
    Вместо того, чтобы произносить общие слова или копаться в деталях отметим главное.

    Начнем с позитивного. Доктрина национальной безопасности в ее обновленном виде намного более резко очерчивает императив суверенитета. Главным приоритетом объявляется свобода и независимость России как великой державы. Открыто фиксируется нарастающее давление со стороны западной гегемонии. Утверждается строгая ориентация на традиционные ценности, выработку собственной российской национальной идеи.

    Если следовать только за этой – патриотической – линией, складывается следующая картина: Россия как осажденная крепость отчаянно бьется за свой суверенитет, поворачивается к мобилизации, обращается в поисках внутренних сил к Традиции, культуре и глубинных исторических корней русского народа и других евразийских этносов, солидарных с русскими в их судьбе, государственности и истории.

    Этому противостоят глобалисты, транснациональные корпорации, сторонники однополярного миропорядка с сохранением в нем ведущей роли Запада. С ними Россия – не желая этого – находится в условиях прямой и жесткой конфронтации.

    Этот последовательный реализм выражен в тексте четче и ярче, чем в прежних версиях. Ориентация на многополярный миропорядок обозначена недвусмысленно. Опора на собственные силы взята как приоритет.

    Но Путин не был бы Путин, если бы он не уравновесил эти совершенно ясные и недвусмысленные ориентиры, чем-то прямо противоположным.
    Переходим к негативной стороне документа. Увы, и здесь материала предостаточно. Как обычно, любой патриотический тезис – суверенитет, самостоятельность, традиционные ценности,  национальная идея – тут же опровергаются либеральными заклинаниями.
    Вот пример:

    «Сохранение российской самобытности, культуры, традиционных российских духовно-нравственных ценностей и патриотическое воспитание граждан будут способствовать дальнейшему развитию демократического устройству Российской Федерации и ее открытости миру».

    Складывается ощущение шизофреничности текста. Начало фразы написано силовиком-патриотом, а закончено либералом-глобалистом. Если патриотизм необходим для открытости миру, а традиция есть путь к демократии, то рабство это свобода, а ненависть это любовь.

    В другом месте смыслом безопасности названы «потребности личности», далее идет «общество» и лишь потом «государство». Вся иерархия строго либеральная и глобалистская – вначале индивиудуум6 потом социальность, и лишь в конце государство.

    Навязчивое обращение к глобалистскому – разработанному Римским клубом – концепту «устойчивого развития» еще один след участия в составлении этого текста либералов «шестой колонны».

    И наконец, удручает фальшивость деклараций, повествующих об успехах России в политике, социальной сфере, образовании и культуре, в построении социального государства. Все это должны быть. Но по правде говоря в действительности все обстоит далеко не так.

    Зазор между пропагандой и реальностью начинает напоминать позднесоветские времена.

    Дело отнюдь не в огульной критике властей. Позитивное ядро доктрины национальной безопасности прекрасно и вызывает полную поддержку и солидарность. Но нельзя не видеть уже изначально заложенных в ней противоречий. Суверенно патриотический реалистский документ заминирован либеральными вкраплениями, набором не просто пустых, но вредных формул и ненужной деморализующей ложью – от том, как в России все хорошо. Что-то хорошо, а что-то плохо. И плохое надо исправлять, а не замазывать.

    Не только с реализацией этого – в целом достойного  документа безусловно возникнут трудности. Уже сам его текст содержит внутренние блокировки. В психологии это называется «дабл байнд» -- властное указание, которое содержит в самом себе противоречие. Например такие формулы как «подойди ко мне подальше»  или «поговори со мною молча» становясь нормой провоцируют расщепление сознание.

    Доктрина национальной безопасности, увы, еще один путинский «дабл байнд» -- больше патриотизма и традиции  во имя общечеловеческих глобалистских идеалов; больше государства, чтобы было больше гражданского общества; больше незавимости, чтобы теснее и быстрее интегрироваться с другими.

    Когда же это наконец кончится….

4