Новости партнеров

Самое свежее

Невиданная эпидемия напала на планету – что делать? Эль Мюрид. Настоящая проблема Кремля Александр Росляков. На чем попух Навальный – и что нам даст зачистка его СМИ Великие тени минувшего Валерий Литвинов. О дутой военной и промышленной мощи России Николай Травкин. Во имя отца и деда!
Загрузка...

Петр Мордкович. Страдалец и Творец

  • – Вот, – сказал демиург Мазукта. – Это твоя доля в будущем мире.

    Человек повертел свою долю так и сяк, покачал на ладони и поднял на демиурга недоумевающий взгляд.

    – А почему так мало?

    – Это я тебя должен спросить, почему так мало, – парировал демиург. – Плохо старался, наверное.

    – Я страдал! – с достоинством заявил человек.

    – А с каких это пор,= – удивился Мазукта, – страдания стали считаться заслугой?

    – Я носил власяницу и вервие, – упрямо нахмурился человек. – Вкушал отруби и сухой горох, не пил ничего кроме воды, не притрагивался к женщинам и мальчикам – хотя порой хотелось очень. Я изнурял вебя постом и молитвами...

    – Ну и что? – перебил Мазукта. – Я понимаю, что ты страдал – но за что именно?

    – Во славу твою.

    – Хорошенькая же у меня получается слава! Я, значит, морю людей голодом, заставляю носить всякую рвань и лишаю их радостей секса?

    – Вообще-то, да, – тихо заметил сидящий в сторонке демиург Шамбамбукли.

    – Не мешай, – отмахнулся Мазукта. – Тут другая ситуация, в этом мире я играю Доброго Дядю Небесного.

    – Понятно, – кивнул Шамбамбукли и замолчал.

    – Так что с моей долей? – напомнил о себе человек.

    Мазукта задумчиво почесал за ухом.

    – Да как бы тебе объяснить... Вот например, плотник. Он строит дом, иногда попадает себе по пальцам и тоже через это страдает. Но он всё-таки строит. И потом получает свою честно заработанную плату. Ты же всю жизнь только и делал, что долбил себе молотком по пальцам. А где же дом? Дом где, я спрашиваю?

12

Комментарии

1 комментарий
  • владимир кот
    владимир кот17 января-1+1
    . А где же дом? Дом где, я спрашиваю?,, Дом говорите, а пришли лихие люди и решили, что дом этот, уже их?