Самое свежее

Эль Мюрид. Надежда Кремля на чудо Чем отличаются русские от украинцев? Политические анекдоты Спрут и маленький человек Алексей Рощин. Кто же обстреливает Запорожскую АЭС? О европейской дискуссии "Пускать ли Дуньку в Европу" или "петух подкрался незаметно" Александр Росляков. Новый Раскольников – или Преступление без наказания

Александр Гутин. Что за комиссия, создатель, быть оппозицией в РФ!

  • Проблема оппозиции в России в том, что ее нет. Вернее есть люди, называющие себя оппозицией, но в отличии от псевдопатриотов, они даже между собой не могут договориться, критикуя друг друга, подвергая друг друга сомнению – и прочее, прочее. Они не вместе.

    Я не понимаю, как кто-то хочет изменить страну, власть, сознание народа – будучи страшно далёким от народа, а зачастую просто брезгуя им и называя его быдлом.

    Я не понимаю, как можно отремонтировать дом, уехав на другую улицу.

    Нет, я убеждён, что каждый вправе решать, где ему жить, и я уважаю это право, но тогда не стоит пытаться заниматься ремонтом: молотки и кисточки через квартал не дотянутся.

    А вот у царепоклонников все просто. Они дружны и едины, не размышляют и не критикуют себе подобных. Они малюют на стенах домов любые буквы, которые им скажет их погонщик. Они и загрызут кого угодно, и залижут морщины на заднице всего лишь по свистку.

    Эффект болельщика на стадионе. Кто-то заорал, все мгновенно подхватили без ломки и сомнения.

    Поэтому, увы, победители – они. А побежденные – оппозиция. Пока со счетом 5:0.

    Извините за правду, которая многим традиционно не нравится.

7

Комментарии

4 комментария
  • Игорь Бочковой
    Игорь Бочковой15 июня-5+1
    Оппозиции нет потому, что она никому не нужна, и ей никто не нужен. Политические партии и народ живут в параллельных мирах, не пересекаясь. Откровенно говоря я бы их и партиями-то не называл: этимология их не понятна. Не пойми кто, не пойми откуда, выскакивают перед выборами как черт из табакерки, и начинают на себе рубаху рвать, но аккуратно, чтобы САМ не обиделся. Потом пропадают... Чего хотели, никому не ведомо.
  • yuri 54
    yuri 5415 июня+4
    Странно вообще говорить сегодня об оппозиции. Какая может быть оппозиция в тоталитарном фашистском государстве?! Разве была оппозиция в нацистской Германии конца 30-х— начала 40-х годов прошлого века? И разве тамошние поклонники фюрера не были дружны едины,и загрызали любого, кто только подумает плохо о фюрере и его деле? Правда, потом все они дружно каялись, и уверяли, что никогда в душе не поддерживали фюрера.Вот только это "потом" наступило не при помощи своей оппозиции, а совсем другой. Той, от которой фюрер решил освободить соседей. То же самое и в нынешней РФ , и то же самое будет в итоге— и с цпрепоклонниками, и с самим царьком, и с самим государством! ... так что это пока счёт 5:0, но ведь игра ещё не закончилась, и даже за несколько секунд до конца счёт может измениться на противоположный.
  • Мистер Твистер
    Мистер Твистер15 июня+3
    А с чего бы оппозиции быть единой? Независимые СМИ полностью уничтожили еще в начале 2000-х. То же, что осталось, как раз и выполняло единственную задачу - рассорить всю оппозицию насмерть. Мы же не будем называть, к примеру, независимыми СМИ "Эхо Москвы", правда? Уж не знаю, на чем прихватили Венедиктова, ходят слухи что на педофилии еще в годы преподавания, но с задачей поставленной органами он справлялся на ура. Собираем всю оппозицию в одном месте и искусно добавляем в бочку оппозиционного меда ложечку гэбешного говна, сталкивая всех со всеми. Так что если меня спросят "Кто не дал российской оппозиции стать реальной политической силой?" - без всяких сомнений отвечу - "Венедиктов и его "Эхо Москвы"". Недаром все это финансировалось "Газпромом". Главное теперь этого не забыть, чтобы гнида снова не вылезла в момент перемен.
  • гоша максимилианов
    гоша максимилианов15 июня
    "Я не понимаю, как кто-то хочет изменить страну, власть, сознание народа – будучи страшно далёким от народа, а зачастую просто брезгуя им и называя его быдлом". Вот быдло, п п, "царепоклонники", реагируют. Этой фразой закончить бы статью и она воспринималась бы совершенно по-другому.