Новости партнеров

Самое свежее

Кирилл Рогов. Навальный, картинка с прибытия и парадокс оппозиции О главной проблеме российской экономики и ее решении Борис Григорьев. Навальный близится, полиция дрожит Петр Мордкович. Страдалец и Творец Александр Росляков. Пока США каются за их апартеид, Россия строит свой – против своего народа К возвращению Навального в Россию
Загрузка...

Александр Гутин. Побег – или от себя не убежишь

  • Лёва волновался. До отправления поезда оставалось всего двадцать минут, а Верочки всё не было. Он нервно курил на перроне, вглядываясь в лица спешащих пассажиров, среди которых не было Верочки. Чёрт побери!

    – Молодой человек, отойдите в сторонку! – недовольно проворчала огромная проводница в красной пилотке. – Проходите женщина... Ну, молодой человек, отойдите, говорю! Накурил тут...

    Лёва затянулся в последний раз и обжог пальцы. Сигарета была докурена до фильтра.

    Верочка не любила этого. При ней он старался не курить. Лёва вообще старался её не расстраивать. Верочка... Она такая... Она не похожа на всех людей в мире. Она космическая...

    Вчерашний вечер был их последним вечером в огромном городе. Они долго решались на этот шаг, который полностью изменит их жизнь.

    И плевать он хотел на Агнию Николаевну, эту капризную мегеру. Ему даже не верилось, что эта дама с пальцами, увешанными золотыми кольцами, с широкими, как этот плацкартный вагон, бёдрами, смогла родить Верочку, худенькую, быстроглазую, нежную, как весенний цветок.

    И на Ивана Дмитриевича тоже плевать! Он думал, что всё в мире покупается! Вас ждёт разочарование!

    Когда Лёва думал о том, что Иван Дмитриевич обещал дочери новенький немецкий автомобиль, если она расстанется с Лёвой, гнев душил его. Это надо же! Думать, что Верочка бросит его ради какого-то мешка с болтами! Да что они знают о любви?

    Верочка появилась в жизни Лёвы внезапно, как первый снег. Он встретил ее у списка абитуриентов, поступивших в университет, когда нашёл там свою фамилию и уже повернулся, чтобы уйти. Но увидел её. А она его.

    – Посмотрите, пожалуйста, есть ли там фамилия, – попросила она. – А то я сама боюсь.

    – Вы есть! – ответил Лёва.

    – Но вы же даже не посмотрели...

    – А я и так знаю, что вы есть...

    Она и вправду была в списке. А дальше был вечер в парке, пломбир, огни речных теплоходиков, шум поливальной машины ранним утром. И безумное чувство полёта.

    Так прошло полгода.

    И все было бы хорошо, если бы не родители Верочки. Им не нравилось в Лёве всё. И двухкомнатная квартира в Подольске, где он жил с мамой и братом. И его старое пальто, и философский факультет...

    – Ну, что тебя с ним ждет, Вера? Философ! Что он тебе может предложить? Подольск? У него мать работает на фабрике! Боже мой! – заламывала руки Агния Николаевна.

    – Верочка, душа моя, ну, ведь это и слепому ясно, что вы не пара. Мы кстати давно не были в гостях у Лукомских! Сережа, сын Игоря Матвеевича, про тебя между прочим спрашивал...

    – Мама, папа, но я люблю Лёву, понимаете? – плакала Верочка.

    – Да какая любовь, доченька, разве это любовь? Это Подольск! – причитала Агния Николаевна.

    А Иван Дмитриевич додумался до обещания подарить автомобиль если она....

    Но не тут-то было! Они с Верочкой давно решили. Месяц они готовились к этому. Сегодня они уедут из столицы навсегда. Убегут от этой дуры мамы и придурка папочки.

    Там, в Сибири, они начнут новую жизнь. Лёва обо всём договорился. Первое время поработает на стройке, Верочка будет учиться, перевестись из столичного вуза плёвое дело...

    – Молодой человек! – раздался голос проводницы. – Поезд отправляется!..

    Лёва сидел в купе. В окне медленно уплывали дома, деревья, люди...

    Верочка не пришла. Этого не могло быть. Что-то произошло. Это всё Агния, старая ведьма....

    Лёва вскочил, схватил рюкзак, подбежал в тамбур...

    – Вы куда? – закричала проводница. – Поезд тронулся! Совсем с ума сошли?

    – Мне надо... я передумал, – лепетал Лёва.

    – Передумал он! Выход их вагона только при полной остановке!

    На следующей сьанции Лёва вышел.

    ...Вот этот дом. Цифра сорок три на фасаде, вход через решетчатые ворота. Сейчас Лёва всё им скажет! Они не могут! Не имеют право! Он любит Верочку! А она любит его!..

    Лёва решительно вошел во двор.

    Прямо у подъезда стояла Верочка.

    – Папочка! Спасибо, папуля! – обнимала она улыбающегося Ивана Дмитриевича.

    Прямо у верочкиного подъезда стоял новенький блестящий автомобиль.

9

Комментарии

2 комментария
  • Иннокентий Аврохин
    Иннокентий АврохинСр в 15:12
    Погорел философ со своим идиллическим взглядом на жизнь. Эх, молодость!. Когда то и я был таким "философом", но жизнь меня быстро научила своему смыслу. Теперь любят кошелёк с будущим, как у "абрамовичей". Часто за любовь принимают желание секса. За всё в жизни приходится платить.
  • Борис Токарев
    Борис ТокаревСр в 15:50+1
    Да,. Нормально все. Хуже было бы если бы они уехали и началась бы реальная Сибирь со всеми ее проблемами: материальными, жилищными и прочими. Сколько бы крови и нервов попортил бы этот самый Лева, а результат был бы тот же. Здесь же девочка получила новый автомобиль, но и Лева получил не меньше. Ведь хороший урок дорогого стоит.