Самое свежее

Аббас Галлямов. Уход как выход Эль Мюрид. Китайские военные ученья – против кого они? Андрей Нальгин. Чубайс и его тревога Народ безмятежничает: москвичи отложили войну и наслаждаются летом Александр Росляков. Нацизм, который нас нахлобучил Российское ТВ пробило новое дно

Ева Меркачева. Дело о пытках в иркутских СИЗО – расследуют или выгораживают?

  • В апреле 2020 года в Ангарской колонии № 15 произошел бунт. Во время ЧП осужденные якобы сожгли промышленную зону, испортили имущество. Не только «зачинщиков» массовых беспорядков, но и всех, кто попал под горячую руку вывезли в СИЗО № 6 Ангарска и СИЗО № 1 Иркутска, где они подверглись избиениям и извращённым изнасилованиям. По данным правозащитников, всего жертвами пыток стали около 200 человек.

    Напомним, что первое уголовное дело по факту пыток было возбуждено 1 февраля 2021 года. Чуть позже к нему присоединили еще 17 дел. В общей сложности правоохранители говорят о трех десятках потерпевших. Больше всех, пожалуй, пострадал 25-летний сирота, (попал за решетку за кражу лошади). Несчастного чудовищно пытали в СИЗО № 1 Иркутска: использовали включенный кипятильник, который взорвался внутри его тела.

    Был среди пострадавших и осужденный Т., который рассказал про все этапы пыток. Его рассказ доказывал в очередной раз: заказчики пыток понимали, что одной лишь физической болью мало чего можно добиться, нужно что-то более унизительное и патологическое. А потом вдруг с ним случилось странное – осужденный Т. стал «терять память».

    «Откажешься от показаний, будет тебе камера с огромной «плазмой», печенье-варенье за наш счет и еще денег дадим. А не откажешься… Тебе ведь еще сидеть, подумай», – примерно такой диалог вели с потерпевшим Т. сотрудники СИЗО №6.

    И он отказался. Когда проводилась очная ставка с бывшим сотрудником СИЗО № 6 Луковским, заключенный его не признал. То есть сказал, что да, такого сотрудника в СИЗО видел, но вот чтобы он кого-то пытал, тем более его самого – нет, такого не было.

     

    – Мы, конечно, были удивлены такому повороту, – рассказывает юрист и представитель потерпевшего Прохор Ананьев. – А потом мой подзащитный мне сказал: сотрудники ФКУ СИЗО-6 Ангарска предложили сделку в обмен на его отказ от показаний. Помимо всяких благ в камеру ему обещали перевести 100 тысяч рублей на счет мамы.

    Но в итоге никаких денег мама Т. не получила, а самого его из вип-камеры перевели вскоре в самую обычную.

    – Осужденный Т. понял, что его кинули, – рассказывает правозащитник Петр Курьянов. – И написал заявление, что его пытались подкупить. Но вы сами понимаете, что это уже было никому не интересно.

    Другие осужденные тоже стали менять показания и отказываться от бесплатных для них адвокатов и юристов, которые были предоставлены организацией известного правозащитника Льва Пономарева (признан в РФ иностранным агентом). Интересна была формулировка таких отказов: дескать с учетом статуса организации и политической ситуации в стране они считают, что их позиции по делу расходятся. На самом деле скорее всего вот что произошло: потерпевших убедили, что от помощи организации-иноагента нужно отказаться, иначе будет только хуже – их начнут считать врагами государства. Напомню, что сегодня в России кроме организаций-иноагентов жертвам пыток никто не предлагает бесплатную юридическую помощь.

    24 июня 2022 года потерпевших по объединенному делу о пытках в СИЗО-6 Ангарска и их представителей следователи СУ СК РФ по Иркутской области начали уведомлять об окончании следственных действий.

    – В разговоре с нами некоторые следователи и не скрывают свое нежелание вновь обращаться за продлением сроков расследования к заместителю председателя СКР генерал-полковнику юстиции Кабурнееву, – говорит Курьянов. – А ведь у нас есть все доказательства, что жертв больше. Под разными надуманными предлогами следственный орган СУ СК РФ по Иркутской области отказывается признавать их в качестве потерпевших, довольствуясь лишь их допросами в качестве свидетелей. К тому же часть сотрудников, которые не могли не знать о пытках, и возможно, были их организаторами, продолжают работать.

     

    «19 февраля 2022 года мой подзащитный Алексей Константинов, прибывший по постановлению следователя, в качестве свидетеля в СИЗО-6 г. Ангарска, был подвергнут жестокому избиению (в том числе по гениталиям, почкам). Алексей помимо синяков и ушибов получил телесные повреждения в виде перелома лицевой кости. Целью избиения являлось склонение его отказаться от показаний который он дал следователю на сотрудников СИЗО-6 г. Ангарска. После произошедшего он был допрошен следователем Семёновым, который составил протокол и на фотоаппарат зафиксировал телесные повреждения. С того времени пошёл уже 5 месяц, а никакое процессуальное решение по заявлению Константинова не вынесено». (из заявления адвоката)

    Правозащитники говорят о начальнике СИЗО-6 Ангарска Мажидове, без ведома которого в вверенном ему учреждении не могли совершаться в таком количестве страшные преступления сексуального характера. Вместо, как минимум, отстранения от должности, он переведен начальником в ИК-15 Ангарска и ему присвоено звание подполковник.

    Некоторые сотрудники СИЗО-6 Ангарска, на которых прямо указывают даже на очных ставках пострадавшие от пыток и сексуального насилия осужденные как на причастных к пыткам, продолжают работать в этом самом СИЗО на своих местах.

    Кстати, 25 февраля 2021 года в Совете Федерации России состоялся Круглый стол на тему «Обеспечение реализации принципа презумпции невиновности», на находящийся в то время в должности директора ФСИН России Александр Калашников зачитал материалы ведомственной проверки. Цитируем: «В настоящее время по Иркутской ситуации опрошены 1145 лиц, установлено 41 лицо причастное к совершению насилия, установлены 75 потерпевших и установлено примерно 90 очевидцев насилия». Так где же они?

    Увы, все просто. Расследовали пытки те самые иркутские следователи, которые не могли обо всем не знать (они дружили с тюремщиками, во время следственных действий здороваются с ними за руку). Центральный аппарат СКР так и не забрал в свое производство ангарское дело, как это сделал с делом о саратовских пытках.

    – Сейчас «Ангарское дело» безусловно является наиболее крупным уголовным делом в России о сексуальном насилии в отношении заключенных, – говорит Лев Пономарев (признан в РФ иностранным агентом). – От результата его расследования правозащитниками будет определяться и возможность в принципе расследовать подобного рода уголовные дела в ближайшие годы, эффективно бороться за права пострадавших и своевременно предотвращать такие извращенные и чудовищные пытки заключенных.

    P.S. Прошу считать эту публикацию официальным обращением председателю Следственного комитета А. Бастрыкину. Прошу продолжить расследование пыток и массового сексуального насилия заключенных в учреждениях ГУФСИН РФ по Иркутской области и передать уголовное дело в центральный аппарат СКР.

10

Комментарии

3 комментария
  • Наталия Мещерская
    Наталия Мещерская3 августа-2+2
    Угу, обратитесь в спортлото. //// «Тебе голову отрежут, а ноги будут в другом месте. Тебя никто не найдет, а если найдут, то я же и расследовать буду» (Шурик Бастрыкин журналисту).
  • гоша максимилианов
    гоша максимилианов3 августа
    Опора дерьма не может быть другой субстанцией.
  • Иван Террибль
    Иван Террибль3 августа
    Работайте братья(с), если в кривоохранительной системе трудятся люди с одной фамилией, от судьи, следователя и до адвоката, максимум можно добиться байской справедливости.