Новости партнеров

Самое свежее

Алексей Сахнин. Камерные страсти Николай Травкин. Карать за оскорбление не только ветеранов, но и внуков! Про двух известных хоккеистов и испанский стыд Почему за 30 лет Россия потеряла больше, чем нашла? В чем именно причина? Александр Росляков. Президент Собачья радость Владимир Стечкин. Путин и Лукашенко: дружба с кукишем в кармане
Загрузка...

Андрей Нальгин. «Здравствуйте, я телефонный жулик!»

  • Мне позвонили из «Службы безопасности Сбербанка». В неурочный час и… застали врасплох. Уверенный мужской голос с немного тревожными нотками представился «младшим техническим специалистом», назвал по имени-отчеству и сходу взял быка за рога. По чётко выверенному шаблону.

    Но я, забыв про все встречные ехидные примочки, просто послал жулика на хрен. Надоели уже!

    Но на самом деле всё не так просто.

    Факт первый. В III квартале по картам банковских клиентов прошло 180 тыс. мошеннических транзакций на общую сумму 2,5 млрд. руб. Это на треть больше, чем в тот же период годом ранее, согласно данным Банка России. Причём две трети хищений на сумму 1,6 млрд. руб. осуществлены с использованием методов социальной инженерии. Проще говоря, через звонки из липовых колл-центров и Служб безопасности.

    По статистике 100-110 млн россиян в настоящее время являются клиентами хотя бы одной кредитной организации. Но звонят не всем. За год по данным Сбербанка совершается до 15 млн звонков – по 3-4 млн в квартал. То есть обводить вокруг пальца мошенникам удаётся 5-6 чел. из ста. Но и этого хватает на безбедную жизнь. Вернуть потерпевшим получается лишь 13% похищенного.

    Факт второй. Очень часто такие звонки идут из исправительных учреждений ФСИН. По информации того же Сбера, телефонные мошенники есть почти в каждом третьем учреждении службы исполнения наказаний в России. И между прочим за квартал банковскими службами безопасности выявляется и блокируется порядка 10 тыс. телефонных номеров мошенников. Но вал звонков не останавливается.

    Официально в систему ФСИН входят 680 исправительных колоний, 209 следственных изоляторов и 8 тюрем. В них содержатся 486 тыс. чел. Получается, что в преступные схемы колл-центров так или иначе вовлечены минимум 5-10% заключённых, а новые сим-карты поступают в учреждения, задействованные в «бизнесе», едва ли не каждый день. Это даёт представление о масштабах коррупции в системе.

    Но и тут не всё так просто.

    Факт третий. 15 млн звонков в квартал на мобильные телефоны граждан не сделать из-под одеяла в камере. Особенно с учётом того, что большинство контактов совершается в рабочее, а не в ночное время. Кроме того в ряде случаев используется аппаратура подмены номеров, так как у абонента-жертвы на экране высвечивается телефон не мобильного оператора, а специфический номер из зоны 8-800, подчас похожий на реальные номера официальных банковских колл-центров. А это уже не пронесёшь в портфеле адвоката и не передашь в посылке с продуктами.

    Более того, кто-то ведь подбирает «кадры» и обучает их навыкам общения с клиентами банков. Также понятно, что кто-то занимается поставкой оборудования в исправительные учреждения, кто-то передаёт и обновляет базы данных, осуществляет техническую поддержку и т.п. Наконец кто-то «на воле» открывает счета, снимает похищенные деньги и запускает их обратно в криминальный оборот.

    И вот вопрос: как эта масштабная деятельность уже не первый год остаётся скрытой от правоохранительных органов, научившихся выявлять «экстремизм» едва ли не на стадии преступного умысла? Не потому ли, что правоохранители там и сами в доле и в деле?

    А может, именно они весь этот бизнес и организовали?

25

Комментарии

8 комментариев
  • Наталия Мещерская
    Наталия Мещерская31 декабря 2020 г.+3
    Ну может и не организовали, но свою долю пирога получают.
  • Андрей Широнов
    Андрей Широнов31 декабря 2020 г.-2+1
    Звонят и пытаются обмануть практически всех не согласных с антинародным капиталистическим режимом имени путина. Это такой метод экономического воздействия.
  • Андрей Широнов
    Андрей Широнов31 декабря 2020 г.-2+1
    И я не вру, Я проанализировал порядка 100 случаев звонков мошенников.
  • Серджио Леоне
    Серджио Леоне31 декабря 2020 г.+6
    Согласен, публика эта ничего не боится, хотя вычислить их и повязать ничего не стоит. Они похожи на наперсточников 90-х, которых однажды прикрыли раз и навсегда. Чего делают мусора в нашем суперполицейском гос-ве?
  • дмитрий жу
    дмитрий жу31 декабря 2020 г.+3
    Телефонное мошенничество-- общемировое явление, а то что в России к нему еще и госструктуры подключились- явление весьма печальное и отвратное..., государство в глубокой ж..., если позволяет такие кунштюки, в бытность работы за океаном столкнулся с подобной практикой..., представители власти только посочувствовали, да знаем , но ничего сделать не можем, хотя наезжали от имени местной Налоговой..., Как то начинаешь сомневаться-за что налоги платим и куда они идут... и так ли уж такое госудрство???
  • ВалерИк Гулидов
    ВалерИк Гулидов31 декабря 2020 г.+6
    В каждой колонии, тюрьме не запрещать (как сейчас ) сотовый, а просто поставить глушилку. Она не дорогая. Вариант другой - обязать сотовые компании не обслуживать звонки с территории колоний (они же могут определять положение с точностью до метра!) Большая часть такого мошенничества отпадёт. Могут быть и другие, более эффективные действия.Спрашивается, что делают власти? - ничего!
    • Mr Shuma
      Mr Shuma31 декабря 2020 г.+5
      Cui prodest? Пока там кому-то есть личная выгода, ничего делать и не будут.