Самое свежее

Александр Росляков. Налог на СВО как дань берущему реванш на этой сече дьяволу Андрей Нальгин. Луч света и надежды в темной Украине Кирилл Рогов. Битва за людей и дети Херсона Эль Мюрид. Террор крепчает Цена бандитских денег Александр Росляков. Пригожин, которого мы заслужили

Аббас Галлямов. Шансы Пригожина: он вряд ли победит на выборах, но может поднять бунт

  •  

    Патриотические издания не признают поражения под Херсоном и верят в успех Евгения Пригожина и его войска наемников

    Размышляя о политических перспективах Пригожина, многие утверждают, что он легко выиграет первые же постпутинские выборы, потому что россияне де «уважают сильную руку». На самом деле правильно сказать не «уважают», а «уважали». По сравнению с тем, что было ещё недавно, ситуация сейчас сильно изменилась.

     

    Изменение контекста

     

    В политике восприятие определяется контекстом. Массовый спрос на «сильную руку» в России возник на фоне разочарования в демократии 90-х. Падение уровня жизни, ощущение хаоса и безвластия тогда были списаны на «слабость» сначала Горбачева, а затем Ельцина. Тогда и появилась уверенность, что справится с проблемами в России можно только благодаря «сильному лидеру».

    Сейчас ситуация принципиально другая. «Сильного лидерства» россияне наелись с избытком. Они уже поняли, что в нагрузку к «силе» прилагаются авторитаризм, репрессии, коррупция, наплевательское отношение к нуждам простого человека и опасные геополитические бредни.

    Сейчас растёт запрос на лидерство противоположного толка – того, что в американской традиции называют «compassionate leadership» (сострадательное руководство). Люди хотят, чтобы власть ими интересовалась, их слышала, им сочувствовала. Хотят, чтобы она видела в них не пушечное мясо, а предмет заботы. Пригожин, понятно, в этот запрос совершенно не попадает.

    Кстати надо понимать, что и с «силой» у него тоже будут проблемы. Он – активный участник войны, поэтому тень от поражения накроет и его. Это пока от хозяина «Вагнера» ждут чудес, а после того, как он таковых обеспечить не сможет, неизбежна волна разочарования.

    А ещё надо иметь в виду, что личные имиджи будут играть в ходе предстоящих выборов гораздо меньшую роль, чем обычно. В этот раз голосовать будут не столько за личности, сколько за программы, за идеологии. Дело в том, что в стране образовался идейный вакуум: предыдущий курс – Россия как «анти-Запад» – потерпел очевидную неудачу. Дальше идти по этому пути уже невозможно. Ресурсов, необходимых для продолжения конфронтации с окружающим миром, которые в принципе в стране есть – в рамках нынешней модели отношений государства и общества мобилизовать невозможно, и Пригожину в этом смысле предложить совершенно нечего. Ясно ведь, что если уж Путин не справился, то его повару тем более не удастся.

     

    Циклы истории

     

    В такие моменты истории, которые мы называем поворотными, роль личности в избирательных кампаниях обычно оказывается вторичной. Всё решают идеи.

    Самым понятным для россиян примером здесь станет президентская кампания 1996 года. Тогда избиратель выбирал не между Ельциным и Зюгановым, а между движением вперёд и возвращением назад — между реставрацией советского прошлого и продолжением курса, направленного в будущее. Большинство из тех, кто проголосовал тогда за Ельцина, сделали это вовсе не потому что он им нравился. Они голосовали вынужденно, скрепя сердце, без всяких симпатий к самому кандидату. То же самое касается и значительной части людей, отдавших свои голоса Зюганову.

    Другим примером является кампания 1979 года в Великобритании. Консерваторы тогда победили лейбористов, остановив, наконец, начавшийся сразу после войны общеевропейский «левый марш». Глава проигравшей партии Кэллаган при этом был намного популярнее лидера победителей Тэтчер: за четыре дня до голосования его отрыв от неё составлял рекордные 24%. Это не помогло премьеру удержать власть, потому что вопрос в тот момент был не в личностях: в стране поднималась распространившаяся затем по всему миру великая консервативная волна, последствия которой мы ощущаем до сих пор.

    А вот в 1997 году, когда лейбористы сумели вернуть себе власть, все было ровно наоборот: они победили в значительной степени благодаря тому, что личная харизма их молодого лидера Тони Блэра намного превосходила популярность надоевшего вождя консерваторов Джона Мейджора.

    Этот факт имел решающее значение, просто потому что никаких идеологических битв тогда не было: лейбористы сильно сдвинулись в сторону центра, отменив даже знаменитый четвертый пункт своего устава, требовавший введения общественной собственности на средства производства. Идеология ушла на задний план, оставив в свете софитов личности вождей.

     

    Минимизация шансов Пригожина

     

    Какой-то шанс у Пригожина всё-таки есть. Его можно было бы максимизировать с помощью скорости и напора. Избрать повара Кремлю надо быстро – до того, как «патриотическая» идеология окончательно дискредитирует себя поражением. Но ведь Путин ещё никуда не уходит, он будет держаться за своё кресло, пока не выжжет остатки «патриотической» поляны напалмом. После него там уже ничто произрасти не сможет.

    Запад может минимизировать шансы Пригожина, внятно заявив, что он враждует с путинским режимом и нынешним милитаристским курсом, но не Россией в целом.

    Лидерам основных стран антипутинской коалиции вообще имеет смысл объявить о подготовке «плана Маршалла» для «новой России». Именно понимание того, что без милитаризма страну ждёт рост уровня жизни, оттолкнёт от Пригожина остатки «патриотического» электората. Сейчас если что и способно сподвигнуть этот электорат упасть в объятия вояки – это боязнь расплаты за содеянное на Украине.

    Россияне должны понимать, что расплачиваться будут конкретные преступники, а не нация в целом. Последнюю же за отказ от милитаризма и переход к демократии ждёт награда.

     

    «Ирландский сценарий»

     

    Главный шанс Пригожина связан не с электоральной политикой, а с восстанием, которое он может попытаться поднять против постпутинского правительства в случае заключения тем «невыгодного России» мирного договора с Украиной. Условно можно называть этот сценарий «ирландским», потому что нечто подобное происходило сто лет назад в Ирландии, где война за независимость от Великобритании перетекла в гражданскую войну между радикально настроенным меньшинством и готовым на компромисс с короной умеренным большинством жителей острова.

    Новому руководству России скорее всего придётся вернуть Украине захваченные территории. Если утрата «свежеприобретенных» Херсона, обломков Запорожья и даже Донецка с Луганском большой политической проблемой не станет, то возврат Крыма будет способен мобилизовать остатки разгромленного «патриотического» лагеря.

    Щедро смазав недовольство деньгами, Пригожин может попытаться сформировать «добровольческие бригады» из бывших вагнеровцев и прочих «ветеранов боевых действий», целью которых будет объявлено «удержание Крыма в родной гавани». Не факт, что у нового правительства достанет ресурсов для быстрого подавления подобного мятежа, поэтому конфликт может затянуться.

    С задачей перетянуть на свою сторону большинство ради победы на выборах Пригожин точно не справится, а вот использовать радикальное меньшинство, чтобы расколоть страну, путинский повар может попробовать. В стратегическом плане это его не спасёт, но вот несколько лет безвременья он стране тогда подарит.

7

Комментарии

17 комментариев
  • Владимир Митин
    Владимир Митин11 ноября-2
    "Сейчас ситуация принципиально другая. «Сильного лидерства» россияне наелись с избытком. Они уже поняли, что в нагрузку к «силе» прилагаются авторитаризм, репрессии, коррупция, наплевательское отношение к нуждам простого человека и опасные геополитические бредни". Очень жаль, что россияне не поняли, что такое уже было давным-давно и оказалось очень трагичным для них самих и их (моей) России.
  • Владимир Митин
    Владимир Митин11 ноября-2
    "Россияне должны понимать, что расплачиваться будут конкретные преступники, а не нация в целом. Последнюю же за отказ от милитаризма и переход к демократии ждёт награда". Расплачиваться будут все россияне, без исключения. Одни за конкретные преступления, другие за возмещение ущерба, нанесенном Украине преступниками.
  • Викентий Щеглов
    Викентий Щеглов11 ноября-1
    Читал Саймака - бросил. Начал читать Галлямова. Покруче будет!
  • Волков Юрий
    Волков Юрий11 ноября+6
    Что меня умиляет в Аббасе, так это: "В этот раз голосовать будут не столько за личности, сколько за программы, за идеологии." Можно подумать, что в предыдущие разы мы прям "голосовали". В современой России влияние электората на результаты голосования равно нулю. Даже если никто не придёт на выборы, всё равно победит "тот, кто надо".
    • Владимир Чигинский
      Владимир Чигинский11 ноября+1
      верное замечание про "голосование", скорее уж будет одно, прав будет тот, кто всем остальным свернёт шею, насмерть, такие уж порядки на Руси издревле
    • Павел Новиков
      Павел Новиков11 ноября+2
      Неистово плюсую
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов11 ноября-4+2
    Нынешние либералы понятие не имеют о сильной руке. Ежели такая рука имелась бы сегодня в России, то от пятой колонны и иноагентов не осталось бы и мокрого места.
  • Владимир Митин
    Владимир Митин11 ноября-4
    Северо - Корейский всегосударственный ГУЛАГ - это лучшее средство против инакомыслия.... Но и против процветания страны и счастливой жизни её граждан тоже.
  • Ира Лунева
    Ира Лунева11 ноября-1+3
    Если "сильная рука " Сталин с помощью репрессий защищал свою страну и народ от преступников и врагов страны и народа ,то преступники и враги страны и народа ,захватившие РСФСР ,с помощью "сильной руки ", репрессий и политических убийств ,защищают себя от народа . Те ,кто из них во власти ,боятся как переворота от врагов СССР ,изображающих оппозицию ,так и революции от сторонников СССР . Поэтому ,и Путин быстро убирает разными методами тех ,кто может стать лидерами оппозиции ,как "белой ", так и "красной ". Гражданская война до сих пор не закончена .
    • Владимир Митин
      Владимир Митин11 ноября-4
      "Если "сильная рука " Сталин с помощью репрессий защищал свою страну и народ от преступников и врагов страны и народа"...пишет типичный российский политический идиот, который не понимает, что Путин, в точности как Сталин, защищал ТОЛЬКО свою безграничную власть, а на народ, что одному, что другому наплевать. Не верите, спросите у северо-корейского диктатора.
      • Иван Neocon
        Иван Neocon11 ноября-1+5
        Владимир Митин►Пустобрех, у Сталина экономика росла по 30% в год, его модель копировали Китай и Япония. Может таким похвастаться ВВП? У него задачи прямо противоположные.
        • Геннадий Ручкин
          Геннадий Ручкин11 ноября-1+1
          Сталин оказался умнее своих оппонентов в политической борьбе, умел решать практические задачи лучше других. Путина просто взяли за шкирку, втащили в кремль и представили Ельцину. Никаких особых качеств при этом от него не требовалось, кроме сохранения привилегий Семьи Ельцина.
        • Владимир Митин
          Владимир Митин11 ноября-2+1
          Только недоумок может оправдывать диктатора. Но так (принародно) оправдывать диктатора Сталина, главного виновника в гибели десятков миллионов советских людей, может только лишь полный идиот или конченный негодяй. Граждане любители полизать грузинскую жопу, учите историю по неопроверживым фактам злодеяний Сталина. То есть, точно также правдиво, как вы относитесь к злодеяниям Путина.
        • Иван Фёдоров
          Иван Фёдоров11 ноября-2+1
          При Сталине экономика росла в среднем на 6,25% в год. Имеется ввиду период с 1928 по 1941 годы. Для сравнения - при Николае Втором она росла на 6,40% в год. Имеется ввиду период 1897-1914. Данные о росте в 30% не подтверждаются вообще ничем и никем. Более того, экономическая наука отрицает в принципе такие темпы роста. А ты совок, Террибль, это я понял. Хоть и косишь под гитлеровца. Впрочем, разница невелика.
  • Иван Фёдоров
    Иван Фёдоров11 ноября
    Грядущие бунты в РФ будут носить наверняка сепаратистский характер, и они выдвинут на передний план людей, ныне неизвестных. Пригожину тут будет делать нечего. А вот Галлямов, башкир по национальности, имеет перспективы.) Я не верю в переворот и, тем более, в революцию левого толка. В подъём сепаратизма очень даже верю, особенно с учётом того, что у Кремля заканчивается для регионов и кнут, и пряник.
  • Иван Фёдоров
    Иван Фёдоров11 ноября-1
    Специально для совкового стада. СССР вступал в войну с железнодорожной сетью, которая на 89% была построена до революции. Вступал в войну с морскими и речными портами, которые все без исключения были построены до революции. Вступал в войну с 31 металлургическим заводом, из которых 22 были построены до революции. Вступал в войну с производством продовольствия на уровне дореволюционного. О каких 30% в год вы врёте, совки? Хватит сказки рассказывать.
    • Владимир Митин
      Владимир Митин11 ноября-1
      Самый высокий в мире военный потенциал СССР Сталин действительно создал (рабским трудом) чуть более, чем за десять лет. В кризисные для капиталистических стран годы (1929-1933) они все продавали СССР целые заводы, присылали своих лучших инженеров и строителей. Но почти ВСЁ, что успели построить до войны было отдано врагу из за гениальности вождя и "спасителя страны" + половина европейской части СССР (вместе с Польшей и Зап. Украиной) + пара десятков миллионов советстких граждан.