Новости партнеров

Самое свежее

Брехун – находка для ковида Борис Григорьев. Забыть навеки: Росреестр засекретил данные об имуществе высших лиц Андрей Нальгин. Игра в отставку Рамзана Кадырова: Кадыров начинает – и... Николай Травкин. Зачем писать законы, которые заведомо не будут исполнять? Александр Росляков. Плоды примирения: двое убиты, трое ранены Борис Григорьев. Эрдоган вдруг начал облизываться на наш Крым – с чего бы это?
Загрузка...

Михаил Макогон. В плену авторитарного режима: чем этот плен негож?

  • Чем отличаются тоталитарные режимы от авторитарных? Есть представление, в корне, кстати, неверное, что тоталитаризм – это испортившийся авторитаризм. Такой авторитаризм, где победили силовики и репрессии взяли первенство у пропаганды.

    Все не так. Ключевая разница в целях: тоталитарные государства всегда идут в какое-то светлое будущее: к мировой революции или расширению жизненного пространства. У них есть образ того «города солнца», который предполагается построить, а город этот до того бесчеловечно прекрасен, что любые жертвы ради него хороши.

    Авторитарные государства ничего не строят. Они просто хотят самосохраниться, просто остановить прекрасное мгновение, чтобы любое завтра было в точь таким же как вчера.

    Поэтому у них, например, нет идеологии. Если самосохранение требует памятника Сталину – будет памятник Сталину, если нужно меньшинство для преследования – будут преследовать меньшинство. Надо креститься и бить земные поклоны – будут креститься и бить поклоны, надо осудить «лихие 90-е» – осудят, а надо построить Ельцин-Центр – будет Ельцин-Центр.

    Храм Минобороны, где лики святых рядом с серпом и молотом, совещание по развитию малого бизнеса с неприкрытой раздачей слонов олигархам – это авторитаризм как он есть.

    Авторитаризм не любит работать, он никогда не будет делать больше, чем от него минимально требуется для самосохранения.

    Если Интернетом пользуются считанные миллионы – зачем его контролировать и цензурировать? Он как-то мешает сбережению статуса-кво? Нет. Ну так обратим на него внимание, когда он станет проблемой.

    Если можно обойтись без репрессий к политическим оппонентам, если они слабы, расколоты, если вполне хватает аппарата пропаганды – зачем эти репрессии вообще проводить?

    Не надо пока никого винить за кухонные разговоры, будем решать проблемы по мере их поступления. Будут протесты как в 2011 году, будем решать эту проблему.

    Почему не закрывают Эхо Москвы? Или телеканал Дождь? А их сотрудников не ссылают в Магадан? А зачем? Аудитория не настолько велика, чтобы соперничать с федеральной пропагандой. Ну и пусть живут себе.

    Авторитаризму не нужна тотальность репрессий или пропаганды. Не нужно всех построить. Ему нужно оперативно решать возникающие вызовы. Если ему не мешает свобода, пусть существует, пока не мешает.

    Более того, если нужно свободу расширить, если какие-то оперативные задачи, например ЧМ по футболу, требуют забыть все, что говорилось с 2012 года и навести полную космополитичность, транспарентность и терпимость – то и за этим дело не станет.

    То же касается и выборов. Пока возможно выигрывать более-менее честно, пока есть достаточная базовая поддержка, а оппоненты пассивны и деморализованы – можно совершенствовать процедуру, взаимодействовать с обществом. Ставить КОИБы и камеры, проводить круглые столы с «иностранным агентом» движением «Голос».

    Пока власть получает свои 50 с лишним процентов сравнительно честно, еще 10-15% накидывая из-под полы – нет никакой нужды полностью дискредитировать саму процедуру голосования. Есть другие инструменты, в первую очередь – недопуск, во-вторую – монополия на публичную активность. Ну а так не выходит – значит, будет уже полная профанация процедуры, багажники автомобилей для бюллетеней и неделя, да хоть месяц на голосование.

    Это не прихоть и не «демонстрация силы», просто по старому уже не выигрывается. Процедура, пригодная в 2018 году, в 2020 уже этому статусу-кво угрожает.

8

Комментарии

5 комментариев
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов19 июля+1
    Тоталитаризм и авторитаризм имеют много общего. Например, неограниченные полномочия у власти. Фактически это означает полное отсутствие контроля над ней. Экономическая, гражданская и духовная свобода, которая отсутствует при тоталитаризме, но якобы присутствует при авторитарных режимах, есть фикция. Например, буржуазная демократия таких свобод на деле обществу в целом не даёт. Вообще любое общество, разделённое на класс господ и обычных смертных по сути своей тоталитарно, поскольку власть продвигает всеми правдами и неправдами свою идеологию, мораль и право, что другим невозможно, хотя чисто декларативно позволено.
  • Михаил Свобода
    Михаил Свобода20 июля+3
    Только Советы спасут мир и Россию
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов20 июля+3
    зачем они будут здесь что-то строить, если уже 30 лет живут не в этой стране. Здесь они только чешут. Не проще ли и честнее назвать эту формацию капитализмом периферии?
  • Николай Лебедев
    Николай Лебедев20 июля+2
    Из теории управления характеристику авторитарного стиля можно просто выразить так: я начальник – ты дурак; ты начальник – я дурак. Или, как в японской поговорке про шляпку гвоздя: высунулась – молотком её до уровня доски! При авторитарном стиле заслуги принадлежат начальнику, неудачи – подчиненным. Информированность низов минимальна – а вам,мол, и не надо. Это «синдром первого лица». Хуже этого стиля – стиль либеральный, он же «невмешивающийся», лучше – демократический. К слову сказать, мне симпатичен китайский подход, в частности о том, что в деятельности товарища Мао было 70 процентов правильного и 30 процентов неправильного. Раньше Мао о Сталине изрек то же.
  • владимир кот
    владимир кот20 июля+2
    А их сотрудников не ссылают в Магадан? А зачем? Аудитория не настолько велика, чтобы соперничать с федеральной пропагандой. Ну и пусть живут себе.,, Думается не только для этого. Их пользуют как пугало, мол гляньте какие противные, мы-то мол такую чушь не несем, а значит лучше. Хотя послушав негаранта, понимаешь, такой же и даже хуже, чем все эти эхи.