Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Судьба Фургала: почему сидеть ему в камере безвылазно Русское зло Игорь Олин. Если Соболь пойдёт на выборы, я за неё проголосую Андрей Медведев. Почему в мигранте надо видеть равноправного человека Эль Мюрид. Ротация в ЕР: как провести перемены, не меняя ничего Александр Росляков. Плохому президенту Интернет мешает: Путин обвинил его во всех грехах
Загрузка...

Мобилизация левых

  •                                                 «Задача левых сил — собственная мобилизация»

                                                                                                      Алексей Сахнин


    Реакция на несогласованные митинги Алексея Навального на левом фланге российской политики получилась бурной. Системные левые приступили к консолидации и объединениям, несистемные затеяли споры о том, стоит ли поддерживать протест, а также о том, в чем смысл левой повестки в России. С этими вопросами мы обратились к политологу и публицисту Алексею Сахнину, одному из основателей и координаторов «Левого фронта».

     

    — Сейчас многие левые политики и эксперты кажутся взбудораженными. Что случилось?


    — Накапливавшиеся годами кризисные предпосылки приходят в движение. Может быть, эти протестные акции были фальстартом, но очевидно, что существует громадный груз накопившихся противоречий — и социально-экономических, и политических, и геополитических. И существует ритм. Который подталкивает этот груз к тому, чтобы он обрушился. Я имею в виду выборные циклы. И та политическая сила, которая сосредоточит свои усилия и ударит точно под этот козырек, может спустить лавину.

     

    — А левым-то что с этого?


    — Логика всей траектории, заданной возвращением Навального и событиями, которые за этим последовали, в том, чтобы поляризовать политическое пространство между двумя полюсами. Исключить возможность более сложных конфигураций. Исключить или свести к минимуму всякие дискуссии левых и правых, социалистов и либералов. В этой логике есть только две силы с реальным политическим наполнением: «охранительский» Кремль и партия абстрактных перемен имени Алексея Навального.

     

    — Но есть же ведь альтернатива — воспользоваться протестом Навального.


    — На мой взгляд, это ложная альтернатива, которая на «левом» языке часто выражается через ссылку на схему «февраль — октябрь». Вот она, буржуазно-демократическая революция, мы пристроимся, станем флангом этого движения и будем развивать свою повестку. По-моему, это политически несостоятельная доктрина. Непонятно, как в этом движении можно вносить повестку, кроме той, которую дозированно и расчетливо вносит команда Навального. 

    Но нужно понимать еще и то, что у команды Навального, в отличие от всех этих людей слева и справа, желающих действовать реактивно, действительно есть стратегия. В 2012-м ее очень ясно и четко сформулировал Леонид Волков. И время от времени он подтверждает эти тезисы. Он говорит: русский правящий класс — это не сумасшедшие православные силовики, это liberal minded, прозападная элита, которая хочет передавать капиталы по наследству, жить в транспарентной экономике, не хочет конфликта с Западом и нарастающего треша. Поэтому они так боятся условного Удальцова и условных левых.

     

    — Поэтому никакой широкой коалиции оппозиционной не будет? Особенно с левыми?


    — Да, и мы, когда призываем просто приходить лояльно на митинги Навального, превращаемся в младшего партнера. Это как раз демобилизация собственной базы.

     

    — И что делать левым?


    — Задача левых сил в момент наступающего политического кризиса —собственная мобилизация. Ведь в чем смысл мобилизации? Смысл мобилизации в демонстрации, в конструировании силы. Если пространством, в котором разворачивается и решается политический кризис, в значительной степени является улица, значит, нельзя не быть на улице.

     

    — Что такое левая повестка вообще? Сегодня все выступают за хорошие пенсии, за большие зарплаты, за права трудящихся.


    — Левые, в отличие от всех остальных, после этого «А» говорят «Б». Что для того, чтобы у всех были хорошие пенсии и зарплаты и вообще возобновилось развитие, нужно отнять национальные богатства, доход и собственность у верхушки. Этого, кроме левых, не говорит никто. Это главная табуированная часть российской политики. А понимание и спрос на это растет.

     

    — Это есть и у КПРФ?


    — У КПРФ это как бы в рудиментарной форме. В силу своей мумифицированности у них эта телега воспринимается, в том числе Кремлем, как советский герб. Но там есть такое, конечно, пересмотр итогов приватизации — это ключевая часть их программы.

     

    — Но не кажется ли, что, как только массы, увлеченные социальной повесткой, услышат о перераспределении собственности, они просто испугаются такого левого дискурса? Это слишком радикально для сегодняшнего общества.


    — Конечно, средний класс испугается. Часть среднего класса. Средний класс — это тоже сложно. А кто испугается? Учителя испугаются? Не знаю, не уверен. Или вот этот молодой городской прекариат? Например, есть радикальное требование — отнять инвестиционные квартиры. Провести распределение жилья. В Москве три миллиона человек, которые не могут себе позволить квартиру. В том числе среди десятков или, может, сотен тысяч молодых семей или матерей-одиночек. Вот они действительно испугаются? А владельцы квартир — ну да. Но не надо выглядеть как стодолларовая купюра, которая должна всем нравиться.

     

    Алексей Сахнин

2

Комментарии

2 комментария
  • Зря спешил
    Зря спешил22 февраля
    Ишь, как выражается! Прямо свист художественный! Ритм, траектории, конструирование силы. А что сказать-то хотел?
  • Наталия  Шелухина
    Наталия Шелухина22 февраля+2
    В целом - ничего не будет, одно бла-бла-бла.... "Однажды ученик спросил у мастера: долго ли ждать перемен к лучшему? Если ждать, то долго! - ответил мастер »