Новости партнеров

Самое свежее

Рагим Джафаров. Коля, который держит небо Александр Росляков. Смело мы в гроб сойдем – за жизнь потомков! Сломать Росреестр – первостепенная задача путинского государства Эль Мюрид. Солидарность как средство против террора Главные шишки страны – на главную елку! Политические анекдоты Перспектив нет
Загрузка...

Мутация талибовского вируса на таджикско-афганской границе

  • «Иль сам ты должен мужем ратным слыть, иль на службе у мужа ратного быть»

     

    Как специалист по странам Южной Азии с изрядной долей уверенностью выражаю общее мнение экспертов – востоковедов, что движение «Талибан» (запрещённая террористическая организация в ряде стран  СНГ), как чужеродное тело общественного развития с момента возникновения шло в разрез с истинными  интересами простого народа-труженика, свободолюбивого афганца.

    Для подтверждения сказанного и чтобы не быть голословным приведём такой факт, что 99,9% народ Афганистана составляет сельское население, придерживающееся традиционных исламских ценностей, веками исповедуемых в этих окраинах. Следовательно, эти ареалы наименее подвержены урбанизации. Эксперты с учётом признаков и свойств подобных обществ в совокупности называют их традиционными, так как на этом отрезке географического пространства изменения происходят постепенно, зигзагообразно и порой не гладко.

    Однако, здесь начинается тонкая загвоздка, заключающейся в степени религиозности сельского населения и попытки некоторых экспертов по Афганистану присвоит титул талибовскому сговору элементов «крестьянского движения», эдакой социально ориентированной организации, якобы, имеющего народную базу поддержки в этой среде.

    Население Афганистана исповедует суннитское и шиитское  течение Ислама. К суннитам относятся таджики, пуштуны, узбеки, туркмены, арабы, аймаки, пашаи, нуристанцы и часть хазарейцев. Шиизм исповедуют хазарейцы, малая часть пуштун. В приграничных с Таджикистаном районах живут шииты-исмаилиты.  Весь это контингент, за исключением малой толики южных пуштун не поддерживают талибов, не признают их жёсткую трактовку Ислама, выращенную в многочисленных медресе северо-западного Пакистана. Ислам в соответствии с пакистанской регрессивной модели заключает в себя элементы противостояния шиитов и суннитов, как враждебных друг к другу течений. Такая раскладка в пакистанском обществе вызвана присутствием непримиримых суннитских и шиитских организации в г.г. Карачи и Кветте, что приводит к практике нетерпения к иноверцам; тотальному недоверию грамотному человеку; насаждению культа «отсталого муллы» в противовес интеллигенции, прогрессивных женщин, в особенности пассионарной молодёжи.  

    В Афганистане другая ситуация. Там острых военных противостояний среди шиитов и суннитов за исключением конца 19 века и 1992 года не было. Дело доходит до абсурда, когда пакистанский талиб осознанно насаждает межрелигиозные трения, экспортирует своим сородичам в Афганистане идеи, которые в силу тотальной безграмотности купируются в проблемы мировоззренческого порядка, создав островки мракобесия и ненависти к своим соотечественникам.

    50 дневное правление талибов приковывает двусмысленное внимание к афганской проблеме, превратив её в геополитическую игру и в мнимый центр противоборства региональных и международных акторов, преследующих несовместимые национальные интересы. Турбулентность движения из стороны в сторону определяет основную характеристику этой организации. Члены этого движения зачинщики не только опасного ненавистного прецедента, но и первооткрыватели практики поиска внешних и внутренних врагов. Перед ними все явные враги - женщины, молодёжь, интеллигенция, журналисты, артисты, художники, ремесленники, парикмахеры, военные, чиновники, торговцы, учёные, врачи и даже мирно ориентированные представители духовенства. Этот перечень можно продолжит. Вызывает вопрос, с кем они хотят работать? Каково место народа в политике талибов? На какие движущиеся силы они опираются? Наверняка, с инопланетянами или мёртвыми напрашивается ответ.  Но и покойников в могиле они не ставят в покое. Разрушили святыни в Герешке, Газни, Герате, осквернили памятники исторических личностей А.Масуда, А.Мазари и поэта А.Навои. Без всякой причины и религиозных оснований объявляют людей, работающих в прежних госструктурах еретиками. Их панихида согласно канонам трактованного им талибовского «ислама» объявляется непозволительной. Они в СМИ вполне серьёзно называют неверными, тех кто работал с иностранцами. И следовательно, согласно их представлениям  приговорёнными к смерти. А это ни много, ни мало 1.5 млн.человек.  В афганском «Талибане» фундаментальные права граждан и надлежащие судебные процедуры должны соблюдаться в рамках транспарентного и справедливого судебного разбирательства в соответствии с верховенством закона, а не внесудебными решениями человека с оружием, привыкшего поступать без суда и следствия, как ему заблагорассудится. И это в 21 веке, веке прорыва технологии и развитого информационного общества. Иными словами налицо спровоцированный массовый террор населения на рубеже передовых стран  СНГ и развитой Европы. Такое отношение к собственным гражданам стало первопричиной резкого отторжения и отчуждения от «Талибан», как религиозно-политической структуры. Это нигилизм, пропагандируемый талибами, ставит серьёзные барьеры на пути научно-технического прогресса, и элементарного просвещения населения. И это в ситуации, когда  доля грамотных составляет не более 40 %.

    Попытка вникнуть в логику талибов, известной своей антинародной сущностью очень трудно. Что они хотят? К чему они стремятся, отчуждаясь от умственных плодов цивилизованного мира? Экспортируя заведомо не жизненные и не реализуемые идеи средневековой инквизиции.   

    Представляется, что вердикт народа относительно злодеяний талибов обладает постоянством. Осуждая их на первых порах, на вторых народ поднимется на справедливую борьбу во имя жизни и против мрака и тьмы. Они не осознают, что люди, проживавшие 20-лет в свободном обществе, не могут смиренно относится к чудачеством эмира – самозванца,  который за 27 лет своего  существования не посадил ни одно дерево, не построил ни одну школу, дом, ни одно медучреждение, ни один садик. А повально  занимается религиозным экспериментом, присвоив божественные функции, определяя кому, что одевать, как поступать, как дышать, а кому нет.  Талибам неведомо, что: «Не стоит искать в комнате чёрную кошку, если её там нет».

     Что касается Таджикистана, союзника всего цивилизованного мира, если для кого-то талибы – это экзотика и движение с неопределённым статусом, то для Таджикистана – это осязаемая реальность, с кем приходится иметь дело практически в течение 27 лет (с 1994г. с момента их появления на политической арене).

    Таджикистан дееспособная страна, готовая дать отпор всякой невежественной силе извне. Но и попутно ждущей реальной военной помощи от стран союзников, а не пустой болтовни псевдоэкспертов и двусмысленных заявлений МИД стран – членов СНГ, где чётко вырисовывается признаки постепенного формирования общественного мнения и попытки признания террористической организации в качестве легитимных органов власти в Кабуле. Похоже, кто-то забыл постулаты поговорок, что «насильно мил не будешь» и что «Как аукнется, так и откликнется».

     

    Сергей Рахимов, эксперт по странам Южной Азии.

0